AZN = 44.01 RUB
USD = 74.77 RUB
EUR = 90.45 RUB
Новости дня

A
Стоит ли Москве быть настойчивее в вопросе реализации трехстороннего заявления по Карабаху. Эксперты

Стоит ли Москве быть настойчивее в вопросе реализации трехстороннего заявления по Карабаху. Эксперты

Нана Хоштария
29.09.2021 20:00

/upload/iblock/5e7/5e78c50a0ad13db7ae61d0f37429b1a4.jpg

Глава МИД России Сергей Лавров накануне, комментируя «Москва-Баку» наблюдающиеся в последнее время активные попытки французских и американских партнеров продвигать на армяно-азербайджанском треке идею необходимости скорейшего решения вопроса статуса Карабаха, переподтвердил свою более раннюю позицию, что пока данный вопрос затрагивать не стоит, на данный момент он не может быть предметом обсуждения.

"Сейчас главная задача состоит в том, чтобы наладить спокойную, мирную, стабильную жизнь «на земле». Чтобы общины – и армянская, и азербайджанская установили доверие между собой, которое многие десятилетия было до первой Карабахской войны, чтобы решались проблемы возвращения беженцев и другие бытовые повседневные вопросы", - заявил глава российской дипломатии и добавил, что главная задача сопредседателей МГ ОБСЕ сейчас - способствовать тем позитивным тенденциям, которые нужно всячески закреплять, обеспечивая «на земле» сосуществование, сотрудничество и армянской, и азербайджанской общин. В этом сейчас состоит главная задача». «Я бы на стал какие-либо планы строить сверху этого более амбициозные на данном этапе», - заявил Лавров.

Добавим, что вчера президент Азербайджана Ильхам Алиев в интервью France24 заявил, что Азербайджанская Республика не будет предоставлять автономию карабахским армянам и что этот вопрос можно считать закрытым. Кроме того, тем странам, которые пытаются продвигать вопрос статуса Карабаха, Алиев предлагает, собственно, поселить армян у себя и пусть они там самоопределяются…

На этом фоне сегодня Баку с однодневным визитом посетил премьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили. Визит главы грузинского правительства состоялся буквально через несколько недель после посещения премьер-министром Армении Николом Пашиняном Тбилиси.

На днях с трибуны Генассамблеи ООН грузинский премьер предложил "Инициативу мирного соседства" на Южном Кавказе при поддержке «американских и европейских партнеров».

Гарибашвили заявил о готовности стать посредником между Азербайджаном и Арменией. Кстати, именно при посредничестве Грузии и США летом состоялся обмен между азербайджанской и армянской сторонами. Армения передала Азербайджану часть карт минных полей, Азербайджан – Армении – военнопленных.

Позицию России по статусу Карабаха, заявление президента Азербайджана относительно автономии для карабахских армян и активность Грузии «Москва-Баку» комментируют эксперты.

Политолог-востоковед Юрий Мавашев:

123066067_2278332255645620_7521214202926154569_n (3).jpg- Россия в вопросе статуса Карабаха придерживается последовательной и, надо сказать, мудрой позиции. Она была обозначена после войны в Карабахе осенью прошлого года и остается прежней. Задача Москвы – установить окончательный мир на Южном Кавказе, тем самым в том числе еще раз подтвердить – что она является эффективным посредником и в вопросе урегулирования ситуации между соседними странами идет до конца. 

Во-первых, Владимир Путин неоднократно подчеркивал, что с международно-правовой точки зрения Карабах — это часть Азербайджана, но и признавал, что у каждой стороны «своя правда». То, что вопрос статуса не является на данный момент темой для обсуждения, говорит само содержание трехстороннего заявления лидеров России, Азербайджана и Армении от 9 (10) ноября, в котором пункт о статусе Карабаха отсутствует в принципе. Москва на регулярной основе поясняет свою позицию, которой она придерживается – сначала должны быть выполнены все пункты подписанного трехстороннего заявления. Россия на высшем и высоком уровне неоднократно транслировала, что, по ее мнению, именно через налаживание транспортно-экономического взаимодействия между Азербайджаном и Арменией можно добиться какого-то взаимодействия между двумя народами на бытовом уровне, что в итоге позволит им в той или иной степени сблизиться. А потом уже, если такой вопрос еще будет актуален, решать ситуацию со статусом. 

Такой подход действительно говорит о нейтральности России как посредника, кстати, в отличие от тех же Франции и США, которые в последние недели снова начали показывать свой перекос в сторону Армении. Совершенно четко виден интерес Парижа и Вашингтона, упустивших эту возможность во время войны между Азербайджаном и Арменией осенью прошлого года, войти в карабахский процесс изнутри. Очевидно, что желание влиять на процессы в регионе со стороны западных игроков сегодня остается. И ставя на повестку вопрос статуса, поддерживая таким образом позицию Армении, западные партнеры вставляют палку в колеса армяно-азербайджанского урегулирования. Азербайджан говорит: «Давайте подписывать мирное соглашение и нормально жить в регионе». Армения отвечает: «Нет, только при признании статуса Карабаха в ее пользу». Франция и США не только подыгрывают армянской стороне, что происходит из-за мощного влияния армянской диаспоры и в той, и в другой стране, но и ввиду желания сорвать соглашение, принятое при усилиях России, чтобы выбить РФ из Закавказья, показать, что она не может довести начатое ею до конца.

В этой связи Москве стоит быть более активной в вопросе реализации трехстороннего заявления, в том числе показывать свою результативность в этом направлении в информационном поле. Поскольку трехстороннее заявление включает довольно общие формулировки, возможно, России стоит снова усадить лидеров Армении и Азербайджана за стол переговоров и заключить дополнение к соглашениям, в какие сроки, допустим, предполагается разблокирование транспортно-экономических связей, конкретных проектов по данному вопросу. Для того, чтобы показать свою эффективность как посредника Россия должна представить конкретные результаты работы со сторонами. Москва обязана до конца года организовать встречу лидеров, чтобы провести ревизию трехстороннего заявления с точки зрения его выполнения.

Первый год после подписания заявления особенно важен. Россия должна предупредить все попытки поставить под сомнение дееспособность, выполняемость заявления.

Понятно, что Москве приходится лавировать между Азербайджаном и Арменией, особенно учитывая тот факт, что Армения является союзником РФ.

Касательно заявления президента Азербайджана Ильхама Алиева о том, что карабахским армянам не будет предоставлена автономия, то это, собственно, логичная позиция, основанная на истории и самом факте почти 30-летней оккупации ее территорий, Карабахского конфликта, когда радикальный сепаратизм привел к самопровозглашению со стороны армян так называемого второго армянского «государства», этническим чисткам, миллиону беженцев и тупиковости урегулирования конфликта до осени прошлого года, заключавшейся в том числе в нежелании международного сообщества вводить санкции против Армении, с тем чтобы та наконец выполнила резолюции Совбеза ООН. То есть Азербайджан просто сделал выводы на основе своей же ситуации. Но Баку регулярно заявляет, что карабахские армяне могут стать гражданами Азербайджана и иметь абсолютно те же права, что и остальное многонациональное население Азербайджанской Республики. Как известно, в Азербайджане до сих пор живет порядка 30 тысяч армян.

Если говорить об активности Грузии, которую она решила проявить сейчас, то мы помним, как во время войны между Азербайджаном и Арменией многие страны, в том числе и региональные, хотели показать что вот, мы готовы, мы хотим стать посредниками, потому что это политические очки. Кто не хочет дать понять, что он играет роль в регионе. После подписания трехстороннего заявления появилось также много заинтересантов, которые во время войны упустили свой шанс или просто не имели раньше такой в принципе, а сейчас у них появилась возможность заработать на сближении Азербайджана и Армении очки. В начале года свою активность вновь пытался продемонстрировать Иран, были на тот момент визиты главы МИД Зарифа по вопросу сотрудничества в регион в Москву, Баку, Ереван, Анкару. Почему? Потому что открылись новые возможности, в том числе для влияния. Предполагалось, что все в регионе договорятся на основе разблокирования транспортно-экономических связей и станут взаимодействовать. То есть открывалась такая картинка «в розовом свете», в общем-то логично вытекающая из карабахского урегулирования - мир, взаимовыгодное сотрудничество на основе транспортно-экономического взаимодействия. Все твердили, что это выгодно всем же без исключения. Президенты Азербайджана и Турции выдвинули идею «платформы шести», не слишком на нее реагировала разве что Грузия в связи со специфическими отношениями с Россией. Но предполагалось, что и к ней можно найти подход. Однако уже летом многие были удивлены, что обмен между Азербайджаном и Арменией – Армения передала азербайджанской стороне карты минных полей части территорий, а Азербайджан – армянской стороне пленных, состоялся при посредничестве Грузии и США. Пленные были возвращены в Армению через грузинскую территорию, а грузинский премьер заявил, что активно тогда сотрудничал в этом вопросе с американцами. Безусловно, такие факты и такой информационный фон создавал вопросы к российской стороне и ее активности. Почему не Россия?! Впрочем, известна позиция, заключающаяся в том, что Россия, несмотря на довольно сложные отношения с Соединенными Штатами, в карабахском вопросе хочет показать, что нет, она не единоличница, и если американские и французские партнеры могут чем-то помочь в налаживании процесса, почему нет. Но это политическая игра, и игра опасная. Потому что сейчас мы видим активное вмешательство западных партнеров в процесс. По-хорошему, чтобы не потерять свои достижения в карабахском урегулировании, Россия должна какими-то своими, закулисными путями это пресекать. Безусловно, за действиями Тбилиси стоят не только региональные в внерегиональные амбиции, но и попытки США под прикрытием Грузии влиять на процесс. Ведь недаром премьер заявил, что предлагает платформу для диалога при посредничестве западных коллег. Но я не думаю, что в глобальном плане Грузия чего-то добьется. Разве что точечно и не на длительный период времени. В данном случае для России она «опасна» именно как инструмент Запада. Но у Грузии нет тех ресурсов для влияния, которые есть у России.

Нет сомнений, что и президент Азербайджана Ильхам Алиев понимает это. Все игроки понимают уровень влияния Грузии в регионе. 

neyjmakov.jpgВедущий аналитик Агентства политических и экономических коммуникаций Михаил Нейжмаков:

- В России исходят из того, что переговоры о статусе Карабаха в нынешних условиях быстро зайдут в тупик и явно видят больше перспектив, например, в усилиях по разблокированию транспортных коммуникаций на Южном Кавказе. Возобновление встреч трехсторонней рабочей группы со стороны Баку, Еревана и Москвы, занимающейся вопросами разблокирования коммуникаций, произошло в августе 2021 года на фоне напряженной обстановки на границе Азербайджана и Армении – а это также напоминает об особой заинтересованности России в продвижении переговоров по данному поводу. В реплике Сергея Лаврова по поводу значения налаживания стабильной жизни «на земле» можно видеть намек и на данные переговоры в трехстороннем формате.

Руководство США и Франции таким образом демонстрируют, с одной стороны, другим державам, чьи интересы присутствуют на Южном Кавказе (тем же России, Турции и Ирану), с другой стороны, заинтересованной части собственной внутренней аудитории (прежде всего, представителями той части собственных элит и экспертного сообщества, чьи интересы связаны с регионом), что готовы не отдавать инициативу в этой зоне внешнеполитическим конкурентам.  Когда посол США в Армении Линн Трейси в августе 2021 года заявила, что «статус Нагорного Карабаха еще не решен», конечно, это был шаг Вашингтона навстречу Еревану. Для команды Никола Пашиняна согласие внешних игроков с тезисом, что «проблема Нагорного Карабаха не урегулирована и вопрос статуса ожидает своего решения» (как уже в сентябре высказался секретарь Совбеза Армении Армен Григорян) – возможность подчеркнуть, что армянское правительство готово отстаивать свою позицию и находить союзников по этому вопросу. Эта ситуация позволяет Вашингтону и Парижу надеяться, что они могут, при необходимости, использовать данную тему для давления на Баку.

В целом же, вряд ли в ближайшее время произойдет отказ от переговоров под эгидой МГ ОБСЕ. Недаром и Ильхам Алиев совсем недавно не исключил проведения встречи с Николом Пашиняном в случае, если именно Минская группа выступит с такой инициативой.

Внутри армянской общины в Карабахе не наблюдается сегмента, который готов был бы поддержать или, по крайней мере, нейтрально оценивал бы идею о получении статуса автономии в составе Азербайджана. Поэтому, даже если бы официальный Баку предложил сейчас такой подход к разрешению конфликта, это не приблизило бы его к реализации целей в этом вопросе. Официальный Ереван, конечно, также не стал бы сейчас поддерживать такой сценарий решения проблемы. Телеканал France 24, в интервью которому Ильхам Алиев представил подобный тезис, вещает на достаточно широкую международную аудиторию. Широкая зарубежная общественность, не имеющая четких симпатий к сторонам подобных конфликтов, как правило, с большим пониманием относится к менее резким заявлениям по поводу путей их разрешения. Тем не менее, за пределами Южного Кавказа данная реплика президента Азербайджана может привлечь внимание, в первую очередь, представителей армянской и азербайджанских общин, либо медийно-экспертной среды, а их оценки в отношении сторон конфликта и так сформированы.

Относительно Грузии – стремление премьер-министра укрепить международный престиж своей страны вполне понятно. С другой стороны, не стоит забывать, что в Грузии 2 октября пройдут муниципальные выборы, подведение итогов которых, вероятно, приведет к новой протестной кампании – недаром, например, лидер оппозиционного «Единого национального движения» Ника Мелия уже заявлял, что это голосование может стать шагом к отстранению от власти правящей «Грузинской мечты». Понятно, что оппозиция всегда стремится задать завышенные ожидания по поводу значения кампании, чтобы мобилизовать своего избирателя, а международные инициативы в ходе выборов местного уровня, как правило, волнуют граждан меньше, чем локальные проблемы. Тем не менее, позитивная повестка, в том числе, рассчитанная на международную аудиторию, для действующего правительства Грузии также важна. Поэтому у Ираклия Гарибашвили были дополнительные стимулы, чтобы выступить с достаточно масштабными международными инициативами именно в нынешних условиях.

Для Баку подобные заявления премьера Грузии скорее выгодны – они привлекают внимание к темам, например, связанным с усилиями Азербайджана по получению карт минных полей. Скорее выгодны они и для Еревана – Никол Пашинян может напомнить внутренней аудитории, которая проявляет внимание к проблеме пленных (а оппозиция неоднократно подвергала его критике в связи с той же темой), что есть дополнительный канал, с помощью которого можно как минимум пытаться решить этот вопрос. Другое дело, что внутриполитическая обстановка в Грузии, даже при благоприятных сценариях для «Грузинской мечты», в ближайшем будущем еще будет проходить через кризисные ситуации, что может помешать тому же Ираклию Гарибашвили уделять достаточно внимания посредническим усилиям в диалоге Баку и Еревана. И, безусловно, у Москвы есть инструменты для работы со сторонами конфликта, которых у Тбилиси нет.