Сортировать по
12+

Что скажет СТРОКАНЬ: Бакинская «ЖАРА» - буря эмоций на Каспии

Москва-Баку
02.08.2019 13:12

{VIDEO_1}

Итоги Четвертого Международного музыкального фестиваля «Жара-2019» и его значение для создания общего культурного пространства Европы подводит политический обозреватель Сергей Строкань – специально для портала «Москва-Баку»

Конец июля, принесший аномальное похолодание в России, заставил москвичей и жителей других российских регионов кутаться в пледы и вспоминать летнюю жару, наполняющую окружающий мир неукротимой энергией Солнца. В это время в Азербайджане, где погода не стала преподносить сюрпризы и оставила за южным солнцем его законное право в разгар лета оставаться по-настоящему знойным, в последних числах июля погодная жара органично слилась с жарой «музыкальной».

На берегу Каспия, в курортной зоне «Си бриз» в пригороде Баку прошел Четвертый Международный музыкальный фестиваль «Жара-2019», ставший уникальным культурным событием не только на постсоветском пространстве, но и за его пределами.

Скажем сразу: это было не похоже ни на обычные концерты в зале, когда гламурные ведущие одного за другим представляют публике уже популярных и новых исполнителей, ни на более демократичные выступления под открытым небом.

Это было нечто неизмеримо большее -- праздник современной музыкальной культуры, необычайно разнообразный и многокомпонентный по форме, учитывая, что его программа включала и творческие вечера звезд, находящихся на пике славы, и своеобразные музыкальные состязания – «баттлы», и дискотеки, многие другие мероприятия, в том числе, призванные вывести на орбиту молодые таланты. Участниками «Жары» в эти последние июльские дни стали дебютанты и ветераны. Здесь звучали новые и старые песни и все это было по настоящему слитно и гармонично.

На берегу Каспийского моря усилиями азербайджанских и российских артистов, безусловно, задававших тон на фестивале, а также органично влившихся в бакинскую «Жару» исполнителей из других бывших советских республик и европейских стран возникло еще одно незримое море – колышущееся море музыки, в которое каждый попавший сюда немедленно нырял с головой.

Латышка Лайма Вайкуле, россиянка Валерия, украинка Ани Лорак, азербайджанки Федан Гусейнова и Дилян Кязимова представляли разные поколения артистов и разные государства, когда-то бывшие частью одной советской страны.

Вместе с ними в эти дни были итальянский оперный певец, тенор Алекссандро Сафина, шведский певец и композитор Боссон, солист группы «Рамштайн» Тилль Линдеманн, прилетевший на фестиваль на своем самолете, и многие другие.

Культура музыкальных фестивалей, существующих не одно десятилетие, способна рассказать многое не только об исполнителях и песенной и музыкальной культуре, но и о странах и времени, в которых эти фестивали проводятся.

Сегодня уже мало кто помнит о том, что первый Международный фестиваль песни в Сопоте зародился в Польше в начале 60-х годов прошлого века. Тогда мир был разделен на два лагеря, и социалистическая Польша была частью так называемого Восточного блока. В конце 70-х появился «Конкурс песни Интервидение». В отличие от «Евровидения», предпочитающего не менять свой формат, фестиваль в Сопоте из года в год упорно искал разные формы, экспериментировал с конкурсами, пытался расширять свою географию, приглашая исполнителей не только из Европы, ни и с других континентов.

{NEWS_2}И, тем не менее, звезда Сопота покатилась вниз уже в 80-е годы, когда в Восточной Европе стали происходить драматичные события и из части Восточного блока Польша превратилась в антикоммунистическое государство.
В итоге несколько лет подряд фестиваль не проводился вовсе, а в 1991 году, когда распался СССР, в Сопоте остался один-единственный конкурс – «Гран-при».

В общем, геополитические катаклизмы в Европе, в центре которых оказалась Польша, не оставили Сопоту никаких шансов.

Политика все чаще вторгается в аполитичный мир музыки.

Подтверждением этого служит Евровидение, победителей которого аудитория разных стран выбирает путем дистанционного голосования. Но ведь не секрет, что зрители Евровидения чаще голосуют не за исполнителей как таковых, а за страны, которые те представляют. Чем более дружественное государство, тем больше баллов получает его делегат. Но только какое отношение это имеет к музыке и песенному искусству?

Не удивительно, что при таком подходе на Евровидении не обходится и без политических скандалов. Еще не забылось, как три года назад, в 2016 году, армянская исполнительница Ивета Мукучян подняла во время телетрансляции запрещенный карабахский флаг, за что армянская делегация оказалась под угрозой санкций. А отбор украинских исполнителей на Евровидение вылился в громкий политический скандал, причиной которого стали конфликтные отношения между Москвой и Киевом.

{NEWS_3}Грустно наблюдать за тем, как популярные на постсоветском пространстве исполнители невольно превращаются в бойцов идеологического фронта, в результате чего Вахтанг Кикабидзе в знак несогласия с политикой Москвы выступает с резкими заявлениями в адрес России.

А солист великолепной украинской музыкальной группы «Океан Эльзы» Святослав Вакарчук, возглавивший новую партию «Голос», предлагает принять новый закон, который будет регламентировать участие украинских исполнителей в концертах на российской территории.

И вот на фоне всего этого околомузыкального безумия совершенно по иному выглядит бакинская «Жара», которая сшивает заново некогда единое и разорванное сегодня культурное пространство большой Европы.

Не удивительно, что звездные украинцы могут запросто петь вместе и общаться с российскими исполнителями, не опасаясь никаких преследований и думая только об одном – о музыке и о своей аудитории.

А итальянцы, шведы и немцы, соединяющиеся с когортой исполнителей на постсоветском пространстве, показывают, что в большой Европе от Бреста до Бреста не должно быть никаких разделительных линий.

Возникает вопрос: что же все-таки создает бакинской «Жаре» условия, обеспечивающие ее уникальность?

Впору говорить не только о геополитической, но и о культурной многовекторности Азербайджана.

Лучшей иллюстрацией уже четвертый год подряд и служит этот международный фестиваль.

Ну, и наконец, это фестиваль подчеркнуто демократичный, способный преподносить любые неожиданности и сюрпризы.

Например, когда такой человек, как Лейла Алиева, общаясь с журналисткой портала «Москва-Баку», может запросто снять сережки и подарить их девушке-корреспонденту в обмен на подаренную ей понравившуюся брошь-улитку.

В общем, фестиваль «Жара» -- это и такой не похожий на на что другое обмен всем: музыкой, песнями, позитивными эмоциями и подарками. И где в мире, отравленном политикой и конфликтными бизнес-интересами, сегодня происходит нечто подобное?

В следующем году Азербайджан будет принимать у себя пятый, юбилейный фестиваль «Жары». Не только сегодняшней Москве, непривычно зябнущей в эти холодные летние дни, но и нашему миру в целом не хватает тепла и позитивной, жизнеутверждающей энергии созидания. Все это становится в современном мире все большим дефицитом.

Но на «Жаре» всего этого – в избытке.

Так что будем запасаться терпением и ждать новой бури эмоций, умопомрачительной бакинской музыкальной «Жары».