Сортировать по
12+

Что скажет Строкань: Баку «черных лебедей» не боится

Москва-Баку
13.03.2020 15:54

{VIDEO_1}

О том, какие последствия могут иметь мировые потрясения для Азербайджана, размышляет политический обозреватель Сергей Строкань – специально для портала «Москва-Баку»

«Черный понедельник» мирового нефтяного рынка, вызвавший обвал бирж и рост панических настроений трейдеров, экспертов и СМИ, стал новым краш-тестом как для мировой экономики в целом, так и для каждого отдельного государства, пытающегося минимизировать последствия налетевшего откуда ни возьмись глобального экономического шторма. Свой ответ на потрясения последних дней ищут и находят в Баку: причем это ответ не только для самих себя, но и для остального мира.

Продолжающееся падение цен на нефть может считаться хорошей новостью разве что для государств, которые нефть покупают, а не продают и вот теперь, потирая руки, они могут запасаться ею задешево: что называется, налетай – подешевело!

Что же касается экспортеров нефти, включая Россию и Азербайджан, то для них произошедшее резкое удешевление «черного золота» становится новым серьезным вызовом, поскольку пополнение их национальных бюджетов теперь существенно сократится. В этом смысле Москва и Баку вновь оказались в одной лодке, столкнувшись со схожими проблемами.

В то время как в Москве комплекс экстренных мер принимает правительство Михаила Мишустина, в Баку свои инструменты для устранения негативного воздействия последних событий на экономический рост, выполнение социальных обязательств и сохранение стабильности на потребительском рынке задействует новый кабинет министров.

Скажем прямо: еще неделю назад никто не предполагал, что события на нефтяном рынке примут столь драматичный оборот. Однако вопреки ожиданиям, на переговорах в Вене Саудовская Аравия и Россия так и не смогли договориться об условиях продления истекающей 31 марта так называемой сделки ОПЕК плюс, которая позволила бы поддерживать мировые цены на нефть на прежнем уровне и избежать нынешних потрясений.

Напомним, что Россия предлагала сохранить существующие условия сделки, а Саудовская Аравия -- дополнительно сократить добычу нефти.

В определенный момент переговоры между ними зашли в тупик и стало очевидно, что соглашение ОПЕК плюс перестает действовать, в связи с чем страны-экспортеры больше не намерены ограничивать добычу. Все просто: чем больше нефти на рынке, тем она дешевле. В итоге цены и рухнули на 30%.

Вопрос о том, как такое вообще могло произойти, и кто в этом виноват, остается открытым. Президент США Дональд Трамп уже обвинил обе стороны -- Саудовскую Аравию и Россию. В западном экспертном сообществе стали говорить чуть ли не о каком-то заговоре Москвы против американской сланцевой нефти. Дескать, пойдя на болезненные для нее самой шаги, Москва, тем не менее, добилась главного. А именно, такого снижения цены нефть, которое сделает нерентабельным производство сланцевой нефти в США и убьет американские сланцевые компании, ранее замахнувшиеся на российскую долю мирового нефтяного рынка.

В самой же России, где продолжают кипеть нешуточные страсти, мнения экспертов разделились. Большинство убеждено, что это именно жесткая позиция Саудовской Аравии, требовавшей от России пойти на еще более радикальные сокращения, чем раньше, стала причиной разрыва. Сторонники этой точки зрения доказывают, что в итоге у российских переговорщиков в Вене просто не осталось иного выбора, кроме как уйти.

Как бы то ни было, но сегодня главный вопрос -- не «Кто виноват?», а «Что делать?». И на него уже ответили в Баку.

Позиция азербайджанской стороны состоит в том, что в сложившейся критической ситуации необходимо не искать виновных, не делать акцент на противоречиях и национальных амбициях стран-экспортеров, а возвращаться за стол переговоров и продолжать договариваться, тем самым пытаясь в той или иной форме реанимировать или сохранить формат ОПЕК плюс.

Это единственный выход, который отвечает интересам не только Баку. Ведь вряд ли кто-то будет спорить с тем, что в установлении справедливой цены на нефть, восстановлении баланса между спросом и предложением и устранении волатильности рынка должны быть заинтересованы все.

И то, что этот выход предлагает Азербайджан, находящийся над схваткой и призывающий к прагматизму и элементарному здравому смыслу, нет ничего необычного.

Это еще один пример той самой многовекторности азербайджанской политики, о которой ранее было сказано не раз.

{NEWS_2}«Разногласия в позициях России и Саудовской Аравии не отражают интересов остальных стран, участников данного формата, поскольку в рамках ОПЕК плюс наблюдалась координация и солидарность. Кроме того, следует принять во внимание ожидаемый в будущем спад в развитии экономики нефтедобывающих стран. Все эти три условия вселяют надежду на то, что формат ОПЕК плюс сохранится», -- заявили в министерстве энергетики Азербайджана.

Напомним, что Азербайджан до последнего момента последовательно выступал за продление сделки ОПЕК плюс по ограничению нефтедобычи до конца 2020 года и тем самым пытался не допустить нынешнего шторма на нефтяном рынке. Эта позиция основывалась на четком понимании того, что созданный три года назад формат сотрудничества ОПЕК плюс доказал свою эффективность, позволив обуздать рыночный хаос и создать механизм регулирования ситуации на рынке «черного золота».

Как бы то ни было, но возвращение за стол переговоров произойдет не сразу – это факт. Как пережить трудные времена?

Если отбросить эмоции и посмотреть на сухие статистические показатели, то они свидетельствуют о том, что мировая волна дестабилизации не застала страну врасплох и ее экономика готова к испытаниям, которые, отметим, созданы не Азербайджаном. Только одна цифра, которая делает неуместными любую панику: общие валютные резервы Азербайджана сегодня составляют свыше 52 миллиардов долларов США.

Много это или мало?

{NEWS_3}Судите сами: валютные резервы страны равны 110% валового внутреннего продукта, они в шесть раз превышают внешний долг. Это обеспечивает правительство необходимыми инструментами для поддержания стабильности курса маната.

Обращает на себя внимание, что Центральный банк уже ввел ряд ограничений на операции на валютном рынке. Цель -- избежать всплесков ажиотажного спроса на доллары и пресечь любые попытки спекуляции. Подобные действия подтверждают готовность ЦБ жестко контролировать ситуацию на валютном рынке и не повторять ошибки регулирования прошлых лет.

«У нас есть достаточно опыта для управления кризисом. В период высоких цен на нефть нам удалось увеличить валютные резервы, этот рост составил порядка 10 миллиардов долларов. Это позволяет нам влиять на ситуацию. Удешевление нефти не оказало существенного влияния на внешнеторговый и платежный баланс», -- расставляет точки над I глава Центрального Банка Эльман Рустамов.

Обратим внимание на еще одно немаловажное обстоятельство: по состоянию на сегодняшний день даже нет необходимости срочно «вводить в бой» стратегические валютные резервы. Пока контролировать ситуацию вполне можно и с помощью текущих резервов, которые есть и у Центробанка, и у министерства финансов, и эти резервы весьма существенные.

В заключении отметим, что новый 2020 год в силу целого ряда факторов может стать для человечества самым трудным годом первых десятилетий 21-го века. Когда в мире началась эпидемия коронавируса, агентство Moody’s назвало его «черным лебедем» -- непредсказуемым событием, которое, если верить теории бывшего врача и автора бестселлеров Никола Талеба, способно коренным образом изменить ход самой истории.

Сегодня еще одним «черным лебедем» вслед за коронавирусом называют неожиданный срыв сделки ОПЕК плюс. Когда один «черный лебедь» следует за другим, ситуация в определенный момент, в самом деле, может вызвать так называемый «идеальный шторм»: потрясения невиданной силы.

И хотя эти «черные лебеди» не сулят миру ничего хорошего, одно можно сказать совершенно определенно: Баку «черных лебедей» не боится.