05 2016, 21:40 Понедельник
1 AZN = 43.6 RUR

Александр Ткачев рассказал про Азербайджан на канале Россия 24

 

Оказалось, что в 15% турецкой продукции, которая поступала в Россию, были выявлены опасные вещества. Российские надзорные службы усилят контроль продукции турецкого происхождения и разработают меры, чтобы не допустить рост цен и дефицит в краткосрочной перспективе. Об этом на российском телеканале Россия 24 рассказал глава Минсельхоза Александр Ткачев в программе "Мнение".

"Азербайджан, Узбекистан, Иран, Марокко, ЮАР, Аргентина. Это наши традиционные уже поставщики продуктов питания, особенно овощей, фруктов. Но, подчеркиваю: я, с одной стороны, понимаю, что надо сделать все, чтобы не было дефицита и роста цен в стране, но с другой стороны, считаю, что мы должны максимально использовать эту возможность, а значит, наращивать свое производство", - подчеркнул в своем интервью Александр Ткачев. ВИДЕО  (с 08:50 минуты).

Полный текст интервью:

- Добрый вечер! Это программа "Мнение". Гость нашей студии - министр сельского хозяйства Александр Ткачев. Говорить будем о Турции и не только. Россию и Турцию многое связывает. Мы во многом нуждаемся друг в друге. Прежде всего это связи торгово-экономические. Но настал момент, когда многое приходится ставить на карту. Александр Николаевич, здравствуйте!

- Добрый вечер!

- Одно из ваших последних заявлений в свете последних событий: 15% сельхозпродукции из Турции не соответствует российским нормам и стандартам. Причем к такому выводу вы пришли не за последние два дня, а с начала года. Как было заявлено, Россельхознадзор и ваше ведомство внимательно следили, с особым вниманием отслеживали турецкую продукцию. Это что - политическое чутье сработало?

- Да нет, справедливости ради надо сказать, что турецкая продукция никогда не отличалась особым качеством. Вот и эти случаи действительно имели место, и они все больше и больше повторялись. Все-таки считалось по всем канонам, что Турция – наш партнер, наш близкий сосед. Мы действительно очень экономически взаимно увязаны, и я думаю, что на взаимовыгодной основе. Но после всех этих событий, я думаю, (мы должны отреагировать - прим. ред.) основываясь на законе, специальных экономических мерах.

- Специальных экономических мерах - то есть, это закреплено законодательством?

- Об этом премьер очень четко, однозначно сказал, и мы, я считаю, должны выработать меры и те инструменты, которые позволили бы нам обозначить свою позицию и более тщательно подходить к проверкам, более тщательно подходить к анализу. И не закрывать глаза на какие-то незначительные вещи. Поэтому тот, кто ударил нам в спину, должен почувствовать и ответную реакцию, и меры, не хочу сказать - возмездие, это, конечно, не тот случай, но, тем не менее, у нас есть своя позиция, и у нас есть гордость, и чувство самоуважения. И это возможность создать свою производственную базу. То, что мы завозили из Турции, - это многие серьезные позиции, и в больших объемах. Слушайте, ну, сколько это можно!

- Политический контекст решения, которое последует сейчас в продовольственных отношениях России и Турции, уместен? На это указывает вот этот специальный закон об ответных мерах, который, в общем-то, обязывает реагировать те отрасли. Премьер-министр дал сегодня два дня на составление вот этого списка санкционных мер. По вашему профилю этот список уже готов, и что он в себя будет включать?

- Вы знаете, список мер следующий. Как уже я отметил в своем заявлении и как подтвердил сегодня премьер-министр, мы будем очень тщательно, скрупулезно досматривать, прежде всего со стороны Россельхознадзора и других инстанций, на качество продукции. То есть мы не допустим никакого послабления. Я считаю, что это абсолютно справедливо. И вы правы абсолютно: к сожалению, в 15% продукции, которая приходила к нам из Турции, были выявлены запрещенные и вредные вещества. Особенно в продукции животноводства, в продукции растениеводства, овощах, фруктах. Здесь мы наблюдали нитраты, нитриты, пестициды. Безусловно, минимальные дозы, я еще раз повторяю, это доля от 5% до 15%.

Мы, безусловно, запрещали ввоз некачественной продукции на территорию России. Граждане России должны понимать четко, что некачественные продукты к нам не поступали. Но, как мы видим, этот вал все больше и больше. Нам уже тяжело отследить ситуацию и создать жесткие преграды, для того чтобы эта некачественная продукция не заходила к нам в страну. Поэтому мы просто будем, как я сказал, очень тщательно и предметно заниматься этим. Что-то будет поступать, что-то будет проходить, безусловно, - качественный продукт. Мы рассчитываем на это.

- Вы допускаете случаи, если турецкие поставщики примут это к сведению, учитывая и особую предвзятость, с которой сейчас будут российские ведомства работать с ними, устранят все нарушения. В этом случае турецкая продукция будет поступать на российские рынки?

- Время покажет, давайте не будем загадывать. Сегодня ситуация пока плохая со стороны турецкой продукции, турецких производителей. Мы будем выезжать на места, предприятия, оценивать и производство, что там есть на первичной фазе.

- Но 15% есть уже, это же не означает, что с завтрашнего дня должно стать 50%? Вдруг каким-то чудом они стали добавлять больше?

- Разве это мало? Если пришла, условно, тонна мяса, и из него 15% некачественного. Мне кажется, что надо закрывать всю партию.

- Вы считаете?

- Я думаю, что так.

- 15% должно быть таким.

- Это достаточно много. Где гарантии, что эти 15% не попадут вам или мне, или кому-то еще. Знаете, это такая очень сложная конструкция.

- Как вам кажется, Александр Николаевич, не справедливо ли было бы в этой ситуации просто сказать: в силу ухудшений политических отношений между Россией и Турцией мы отказываемся от поставок турецкой продукции? А не устраивать такое - ну, согласитесь, это византийская политика: мы вас рассмотрим, может быть, пропустим, но с особым чаяньем?

- Во-первых, это политическое решение, а во-вторых, я считаю, что это объективная вещь. Мы выступаем за качественные товары, которые приходят к нам, в нашу страну. И Россельхознадзор, и другие службы, Роспотребнадзор наделен такими функциями, и конечно, как сегодня сказал председатель правительства, речь не идет о том, что мы закрываем навсегда Турцию. Нет, конечно, ситуация может изменяться, наверное, в какой-то долгосрочной перспективе, как, собственно, и санкции Евросоюза. Мы же не можем бесконечно быть в таком противостоянии, когда-то здравый смысл возьмет верх. Но этот акт агрессии, я еще раз хочу подчеркнуть, - это вызов, и, безусловно, мы должны на него реагировать и не прощать ничего.

- Акт агрессии, действительно, пока ни у кого не вызывает сомнений, во всяком случае, в России, так точно. Сейчас на грузино-российской границе скопились фуры с товарами турецкими. То есть, если они будут скапливаться, конечно, это будет не выгодно никому. Вы следите каким-то образом за этим?

- Безусловно, мы будем очень тщательно досматривать все эти грузы.

- Несмотря на то что они будут собираться?

- Мы будем пропускать в страну (грузы), только убедившись на сто процентов, что это качественная продукция. Вот и все.

- На сегодняшний день вы определили для себя из всего того списка продуктов и продовольствия, которое поступало из Турции в Россию, какая часть может быть заменена российскими производителями, а какую часть нужно будет отдать и заместить другими поставщиками?

- Конечно, все цифры известны. Большая часть турецкой продукции на российском рынке, конечно же, это томаты. То, что мы получали из Турции, - практически 50% от всех томатов, привезенных в нашу страну. И, конечно, это существенная позиция, не говоря уже о фруктах и о других овощах.

- Цитрусовые.

- Цитрусовые, естественно. Понятно, что мы не сможем за день, за год, даже за три года получить полный объем от того дефицита овощей, который завозился по импорту. Но тем не менее программа импортозамещения будет работать ускоренными темпами. Будет осуществляться поддержка наших отечественных производителей. Это первое. Во-вторых, мы, как сделали и по Евросоюзу, будем искать замену Турции, и такие страны есть. Сегодня стоит уже очередь из желающих поставлять в нашу страну цитрусовые, овощи, фрукты и так далее. Свято место пусто не бывает, и я надеюсь, что к Новому году россияне не почувствуют этой замены, и продукция будет качественная. Многие страны бьются за российский рынок.

- Израиль, Азербайджан.

- Азербайджан, Узбекистан, Иран, Марокко, ЮАР, Аргентина. Это наши традиционные уже поставщики продуктов питания, особенно овощей, фруктов. Но, подчеркиваю: я, с одной стороны, понимаю, что надо сделать все, чтобы не было дефицита и роста цен в стране, но с другой стороны, считаю, что мы должны максимально использовать эту возможность, а значит, наращивать свое производство.

- Это значит, что рост цен и дефицит в краткосрочной перспективе вы видите по этим видам продукции?

- Мы надеемся, что этого не произойдет. Мы буквально сегодня уже пригласили коллег из этих стран, и дали сигнал, в том числе бизнесу, что мы готовы в течение недели перевести потоки в эти страны. Для того, чтобы в Россию поступала продукция, которая не выращивается здесь из-за климатических условий. Прежде всего это касается цитрусовых.

- В России у нас это не растет.

- Мы готовы заменить Турцию на другие страны-поставщики.

- То есть в течение недели эти страны готовы переориентировать, и сети торговые должны тоже перестроиться?

- Конечно, безусловно. Сигнал этот услышали все, и работа сейчас активно идет.

- Это требует каких-то процедурных решений, мне хочется понять?

- Нет, у нас с теми странами, о которых мы говорили, есть торгово-экономические отношения.

- Они должны увеличить объем?

- Безусловно, увеличить объем, перенаправить потоки. Наверняка у них тоже есть свои клиенты, свои потребители. Но я думаю, что это произойдет. Все в этом заинтересованы.

- И по росту цен, вы выразили надежду, что значительного роста не произойдет?

- Для нас это уже принципиальная вещь, я прекрасно понимаю, что сегодня, тем более под Новый год, будет повышено внимание.

- Мандарины все любят.

- Но мы надеемся на наших друзей, на наших партнеров – это Абхазия, которая очень близко к нам и всегда традиционно занималась [выращиванием мандаринов]. Кстати, абхазские мандарины - одни из самых вкусных, самых солнечных.

- Торговые сети тоже должны получить какой-то сигнал к тому, чтобы не повышать цены?

- Они уже получили.

- Чтобы не повышали цены, следили за этим?

- Конечно, во многом это рыночный механизм, рыночный инструмент. Я очень надеюсь, что торговые сети не воспользуются этим моментом, и, естественно, мы будем следить вместе с регионами, с губернаторами на местах, контрольными организациями. И подчеркиваю, очень надеемся на совесть: наверное, все думают о своем имидже, никто не должен жить одним днем. Не думать о том, как урвать, заработать. Мы будем мониторить ситуацию, и потом, рано или поздно, это вернется бумерангом к тем, кто сегодня как-то своевольничает.

- Злоупотребит ситуацией.

- Злоупотребит.

- То есть механизмы какого-то регулирования цен могут включиться на том или ином этапе, если в этом будет необходимость?

- Безусловно.

- Какие возможности для импортозамещения открываются перед российскими производителями в свете обострения отношений с Турцией?

- Я хочу проинформировать, что только 20% овощей мы производим в России, все остальное – 80%, к сожалению, завозим. Это происходило в силу разных причин, как я уже говорил, в том числе климатических. Все эти годы, особенно 90-е и чуть позже, мы мало, вяло занимались этим направлением. Хотя объективности ради надо сказать, что и польское яблоко появилось за эти годы, и турецкий помидор, и не только. Это целая индустрия промышленного производства. В этих странах, которые были сориентированы именно на Россию - на Европу, но прежде всего на Россию, на российский рынок. В это время мы думали о многих проблемах, развивали разные отрасли экономики, но страны у нас под боком, под носом, создавали свою промышленность, переработку. И это не очень здорово, и, конечно, мы должны сегодня наверстывать упущенное.

Эмбарго с Евросоюзом, санкции и ситуация с Турцией на многое открывают нам глаза. Ни много ни мало, миллион тонн овощей мы завозим из Турции и других стран. Поэтому, чтобы восполнить этот дефицит, нам нужно 1500 гектаров теплиц, закрытого грунта. Это порядка 250 млрд руб. инвестиций. Можете себе представить, какой объем? Это, конечно, потребует и от государства огромных средств, если мы только на одни теплицы, производство овощей примерно каждый год до 20 млрд руб. тратим. Можете себе представить, только на одно направление. Конечно, это большие деньги, большие вложения, но зато, представьте себе, у нас есть возможность закрепить позицию раз и навсегда.

Когда нам говорят, что Россия такая-сякая, холодная, климат – все понятно. Да, у нас больше издержек, чем в Турции: там больше солнца, больше солнечных дней, а значит, себестоимость более конкурентоспособная. Но тем не менее мы можем развивать тепличное хозяйство от Сибири до южных границ и кормить собственные регионы, в целом страну. Это абсолютно приемлемо, это нужно, и я надеюсь, мы сейчас всем миром возьмемся за решение этого ключевого вопроса. Потому что это витамины, это очень важно в нашей достаточно холодной, снежной стране, с жестким по климатом. Для человека, для его жизнедеятельности, для его здоровья. И это будет собственный, не турецкий продукт. Как я говорил, пестициды, нитраты – это все присутствует, что тяжело проконтролировать.

В России будет другая ситуация. Уже сегодня те 20%, которые мы вырастили, совершенно другого качества. И я думаю, что потребитель понимает, где турецкий помидор, выращенный в Турции, а где - российский. И многие горе-предприниматели, которые спекулируют, пишут на турецких помидорах – российские, потому что люди лучше откликаются. Для того чтобы люди больше купили и повелись на это. Но, подчеркиваю, российские овощи – они качественные, они лучше и вкуснее.

- Эти инвестиции, 250 млрд, это только теплицы, они где-то сегодня заложены, предусмотрены бюджетом?

- Нет, конечно. Это инвестиции, это прежде всего бизнес. Предприниматели должны эти средства или достать из своих кошельков, из своих бюджетов, или пойти в банки или финансовые институты нашей страны, взять кредиты и начать вкладывать в эту отрасль. Но для того чтобы эта отрасль была привлекательной, нам нужно максимально использовать все инструменты поддержки. Потому что, к сожалению, тепличное хозяйство – это сложный бизнес, очень рискованный. И если нет поддержки со стороны государства, то при кредитах под 17-18%, как сегодняшняя ставка коммерческая, срок окупаемости больше 12 лет. Конечно, какой инвестор пойдет в этот бизнес. Те, кто идет, или на свои строят, или очень сильно рискуют. И спасибо огромное тем, кто сегодня уже (этим занимается).

Каждый год мы прибавляем примерно по 50 тыс. тонн овощей. Поэтому такие инструменты, как использование субсидий, процентной ставки, возмещение капитальных затрат, льготы по энерготарифам, которые во многих регионах, территориях уже применяются или рассматриваются, это все сделает бизнес более окупаемым, более быстро доходным, а значит, интересным.

- Справедливо, наверное, будет сказать, что стресс с Турцией гораздо более серьезный и резкий, нежели был с Евросоюзом. Потому что к европейским санкциям у нас все-таки было время подготовиться, и они принимались, вводились постепенно, и решение об ответном эмбарго тоже принималось не сразу. Здесь приходится перестраиваться буквально мгновенно. Это к вопросу о том, что инвесторы должны теперь эти деньги достать быстро. Если раньше просто должны были, сейчас быстро. Но когда я говорила о том, что Турция и Россия сильно связаны между собой, речь шла не только о поставках, об импорте России, но и об экспорте российском. Турция является вторым покупателем российского зерна. Понятно, что за два дня, наверное, готового решения нет, но тем не менее, вы представляете себе, кто может заменить Турцию?

- Да, мы в Турцию продаем около 5 млн тонн зерна из 30 млн экспорта. Это достаточно весомая доля.

- Вторая после Египта.

- Да, я надеюсь, что этого не произойдет, потому что турецкий потребитель за достаточно длительное время распробовал качественное российское зерно и ему, наверное, будет не очень выгодно, даже экономически, переориентировать свою деятельность на другие рынки. Но, с другой стороны, у нас очень бурно развивается китайское направление, арабское направление. И, в принципе, для нас это будет не критически. Мы 5 млн разместим, найдем тех, кто купит по нормальной цене. У нас есть еще ряд других инструментов для поддержки и ценообразования на зерно, и нашего отечественного товаропроизводителя. Но об этом - в случае если Турция откажет.

- Если санкции будут взаимными.

- Да, значит, мы будем их в полной мере применять.

- Но на данный момент никаких сигналов резких от покупателей вы не получали, ничего похожего не было?

- Пока нет.

- Когда мы говорим об импортозамещении, а с этим словом мы живем уже больше года. Вы сказали, что в растениеводстве серьезных подвижек нет пока, то есть по-прежнему мы основную часть получаем из-за рубежа, от наших зарубежных поставщиков?

- Что именно имеете в виду?

- Растениеводство.

- Зерно?

- Зерно у нас свое, слава богу.

- У нас не только свое зерно, мы самообеспечены и сахаром, и подсолнечным маслом, и подсолнечником, гречкой в том числе.

- Кстати, она подорожала, если к этой теме вернуться, в два раза.

- Что касается садоводства, это тоже достаточно дефицитная позиция. И у нас есть дорожная карта, целая госпрограмма поддержки садоводства. Это отрасль, которая, естественно, должна развиваться прежде всего на юге, где достаточно комфортная климатическая зона. В центральной полосе нашей страны тоже возможно садоводство, есть масса примеров и десятки инвесторов. И в том числе, если пакет экономических мер поддержки этой отрасли будет активно развиваться и будут выделяться средства, то, я вас уверяю, (мы получим результат).

Нам нужно заложить порядка 65 тыс. гектаров сада. Это большие инвестиции, нам нужно в год на эту отрасль порядка 15 млрд руб. поддержки со стороны государства, тогда мы будем со своим яблоком, со своей грушей, со своим персиком – это тоже для нас принципиально важный продукт, который мы завозим порядка 3-х млн тонн. Это значит, миллиарды долларов уходят зарубежным производителям, садоводам. Я говорил: польское яблоко, голландское, итальянское и так далее. Но это все возможно производить в нашей стране, не сомневаюсь. И хочу заверить и убедить всех россиян и тех инвесторов, которые еще раздумывают, куда вложить свои средства, и на уровне чиновников, администраторов, которые в том числе влияют на эти процессы, что мы будем активно заниматься садоводством, виноградарством и развивать эту отрасль, а значит, увеличивать объемы продукции. Вообще сад - вы видели когда-нибудь сад, настоящий, красивый, или правильно виноград высаженный, да?

- Чаще все-таки это видишь в Европе, знаете, когда приезжаешь.

- Это украшение любой деревни, любого маленького городка.

- Дорогое украшение.

- Да, и все хотят даже свой домик построить рядом с садом, это даже во многом поднимает капитализацию твоей усадьбы. Поэтому во всех смыслах мы должны развивать садоводство. Если мы не будем этого делать, значит, мы опять будем зависеть (от других стран), опять будем привозить, платить на сторону. Россия может производить и яблоки, и фрукты, и ягоды, и грибы, и все то, что во многом завозится сегодня по импорту. Нужно время, силы, нужно преодолеть кризис. Год за годом, пять-семь лет инвестируя в эту отрасль, можно наладить собственную производственную базу. Это рабочие места, это налоги.

- А главное, что у нас выхода другого не будет, потому что ситуация с нашими соседями не улучшается. Не было бы счастья, да несчастье помогло.

- Это правда.

- С производством мяса и мяса птицы дела обстоят лучше. Вы говорили о том, что здесь импортозамещение идет быстрее и активнее.

- Понимаете, чудес не бывает. 10 лет в этом году исполнилось нацпроектам. Помните, раньше мы говорили: нужны, не нужны, спорили - деньги впустую, на ветер. Слушайте, прошло 10 лет, и мы практически удвоили производство свинины и птицы в собственной стране. И сегодня самообеспеченность уже 85%. Еще два-три года, и мы закроем эти позиции навсегда. Но многие не замечают этого.

Была целенаправленная государственная политика, программа. На сегодняшний день мы две позиции закрыли четко, практически удвоили производство зерна. Вспомните советское время: мы привозили по 350 млн тонн. Наши порты – в Новороссийске, на Дальнем Востоке, на Балтике, на Черном море - даже их инфраструктура была нацелена на разгрузку зерна, а для отгрузки у нас не было транспортеров, не было элеваторов, сориентированных на это. Какой экспорт зерна - мы всегда испытывали дефицит!

Мы научились выращивать зерно, повысили урожайность, поднялось плодородие почвы. И это все дало такой хороший результат. Все это неслучайно, это тоже была государственная политика. А значит, и по овощам, по молоку, по продукции садоводства мы закладываем тот эффект, который обязательно выстрелит через пять-семь лет. И мы выполним историческую миссию. Россия накормит по всем видам продукции собственный народ, собственную страну. Это вопросы в том числе и продовольственной безопасности, и не только продовольственной.

- Хорошо, что про молоко вспомнили. Производители молока достаточно оптимистично высказывались в тот момент, когда тоже начался обмен санкциями, однако впоследствии стали сетовать на то, что им не хватает импортного сырья. Сухое молоко во многом является импортным, и качество молочных продуктов ухудшается - на это тоже обращают внимание контролирующие органы - отечественных молочных продуктов. Пальмовое масло стали использовать.

- Качество молока – больная тема, безусловно. Понимаете, если мы на этом рынке не уберем с производственной деятельности таких случайных игроков или лжепроизводителей, которые всевозможными ухищрениями, а именно добавками, применением пальмового масла, снижают свои издержки, но на упаковке пишут, что это сухое молоко, что этот йогурт натуральный, из молока и так далее. Конечно, тот, кто делает из натурального, настоящего молока этот продукт, менее конкурентоспособен, у него цена, естественно, выше на рубль, на два. Получается, что у моего соседа берут, потому что некачественный молочный продукт дешевле. Тем самым мы стимулируем производство некачественных продуктов.

Новости партнеров

Другие новости по теме
Спецпредставитель ЕС встречается с карабахскими сепаратистами
384
Политика
Политика 26.11 14:47
Песков: Эмбарго против товаров из Турции не вводится
По словам пресс-секретаря президента России Дмитрия Пескова: "Эмбарго против товаров из Турции не вводится, возможность его введения в Кремле пока не обсуждается". Об этом  сообщает ТАСС.
Политика 10.11 19:11
Клинтон лидирует в досрочном голосовании, но уступает Трампу в Пенсильвании
Неофициальный прогноз издания Slate на основе данных досрочного голосования отдает преимущество кандидату от Демократической партии США Хиллари Клинтон в трех из числа ключевых для исхода выборов штатах — Флориде, Огайо и Неваде, но в одном ключевом штате, традиционно "демократической" Пенсильвании, Трамп неожиданно опережает соперницу.
12 истребителей F-15 выведены США с базы в Турции
648
Политика
Политика 12.02 23:18
Башар Асад: Турция может вторгнуться в Сирию
Президент Сирии Башар Асад не исключил риска интервенции в САР войск Турции и Саудовской Аравии, сообщают СМИ.

Политика 25.05 23:37
Керри одобрил освобождение Савченко
Госсекретарь США Джон Керри заявил, что освобождение осуждённой в России гражданки Украины Надежды Савченко - важный шаг к выполнению Минских соглашений, пишут западные СМИ.
Путин предупредил о реакции Москвы на вступление Финляндии в НАТО
406
Политика
Политика 12.04 13:42
Кудрин может занять руководящую должность в ЦСР
Экс-министр финансов Алексей Кудрин получил предложение занять руководящую должность в Центре стратегических разработок — главном «мозговом центре» начала 2000-х. Об этом сообщает РБК.
Присоединяйтесь к нам
Последние новости

Присоединяйся к нам в Cоц. сетях
У нас есть группа в Facebook
Присоединяйся и будь в курсе новостей! Присоединяйся
А еще мы есть в: