25 Марта 2017, 02:59 Суббота
1 AZN = 43.6 RUR

Владимир Сухой: Иран и Каспий. Что после отмены санкций…


Ожидаемое со дня на день заключение международного соглашения по иранской ядерной программе привлекает огромное внимание и способствует возникновению эффекта «назад – в будущее»: на рынок возвращается игрок с колоссальными запасами нефти и газа (четвертыми и первыми в мире соответственно). Соглашение должно снять экономические санкции с Ирана. Отменить запрет на деятельность в стране западных энергетических компаний. Открыть двери для притока иностранных инвестиций в иранскую нефтегазовую отрасль. Надо честно сказать, что за время действия санкций пришли в упадок не только сами иранские месторождения, но и серьезно устарели технологии добычи энергоресурсов.

43Сухого_В.В..jpg
После снятия экономических санкций Иран готовится предложить западным нефтегазовым гигантам, желающим принять участие в добыче иранских запасов нефти и газа, улучшенные и более прибыльные контракты. В свое время в Иране активно работали ведущие международные компании: американским корпорациям пришлось уйти после исламской революции 1979 года, европейским — в 2010 году после ужесточения режима санкций. В случае разработки особо сложных месторождений, таких, например, как глубоководная добыча нефти в Каспийском море, Иран готов подписывать соглашения о разделе продукции. В прошлом к такого рода соглашениям в Иране относились крайне негативно. По оценкам иранских экспертов, переговоры с иностранными нефтегазовыми компаниями будут завершены в течение полугода с момента снятия санкций. А начать поставлять нефть и газ в страны Европы Иран готов сразу же, как только будет прекращен санкционный режим. «Иран может обеспечить почти половину объема потребляемой сегодня Европой нефти. Контракты будут заключаться на основе спотовых сделок, пока не закончатся годовые соглашения европейских стран с другими поставщиками»,- заявил в интервью агентству ISNA представитель министерства нефти Ирана Мохсен Камсари.

Естественно, мировой рынок отреагирует на выход новых объемов нефти и газа. Аналитики предполагают, что цена на нефть марки Brent может упасть до 40 долларов. Будут спекулятивные ожидания. Будет дополнительное бремя на биржевые котировки. И, безусловно, иранский фактор будет использоваться для давления на Россию и Азербайджан. Запад давно рассматривает иранский газ как альтернативу российскому. Есть уже немало проектов создания альтернативных газовых трубопроводов в Европу, минуя российскую территорию. Саммит «Восточного партнерства», проходивший с 21 по 22 мая в Риге, ознаменовался принятием итоговой декларации, в которой участники выразили свою поддержку проекту строительства «Южного газового коридора». Данный проект предполагает создание системы из существующих и строящихся газопроводов, которые должны связать ЕС с Каспийским регионом в обход России. Один из основных элементов проекта - Трансанатолийский газопровод (TANAP), проходящий по территории Азербайджана, Грузии и Турции. В качестве основного источника газа для заполнения этого трубопровода рассматривается азербайджанское месторождение «Шахдениз-2». Первый газ по ТANAP должен поступить в Турцию в 2018 году. Учитывая текущее положение дел, выход российского «Турецкого потока» на газовый рынок Турции предположительно опережает TANAP только на один год.

В складывающейся ситуации можно проследить, как каждый участник «газовой игры» пытается маневрировать для получения крупных дивидендов, как экономического, так и политического характера. На первом этапе после снятия санкций серьезной конкуренции иранский газ не составит. Но здесь главное даже не трубопроводы, а дополнительное давление на переговорные позиции российских и азербайджанских компаний. Пользуясь политическим вакуумом в отношениях между ЕС и Ираном, Баку активно пытается закрепиться на европейском газовом рынке через реализацию «Южного газового коридора». При этом Баку понимает, что в такой системе координат он прямо или косвенно может способствовать ослаблению российской монополии на экспорт энергоресурсов в Европу. Следовательно, Москве ничего не остается, как требовать гарантий того, что Азербайджан концептуально не будет вредить ее энерготранзитным интересам. А в перспективе – согласится на перенаправление каспийских энергоресурсов в сторону России. Гипотеза – очень смелая, но вполне оправданна, поскольку для Азербайджана очень важна позиция российской стороны по разрешению нагорно-карабахского конфликта.

На фоне грядущей нормализации отношений Ирана с Западом Москва и Тегеран продолжают активно обсуждать вопрос о возможности поставок в Россию иранской нефти, а в Иран – российских товаров и оборудования. В министерстве энергетики РФ даже заявляют, что ирано-российский энергетический договор стоимостью в 8-10 миллиардов долларов в год почти готов. Россия, накопившая определенный опыт в создании уравновешивающих глобальное противостояние балансов и контрбалансов, рассчитывает привлечь Иран к выстраиванию новой и более устойчивой системы региональной безопасности в своем южном приграничье.

Отношения между Ираном и Азербайджаном остаются в целом проблемными. У них сохраняются взаимная настороженность и недоверие. Выход Исламской Республики Иран из изоляции не исключает её дальнейшее сближение с США и ЕС. Это побуждает Баку видеть в своем соседе потенциальную региональную угрозу и задаваться вопросом: а не изменится ли поведение Исламской Республики, не начнет ли восстанавливающийся Иран активно обращать в свою истовую веру в основном пока светский шиитский юг страны?

…Все последнее время Иран стремился к быстрому закрытию своего «ядерного досье» под влиянием тех угроз, с которыми он сталкивается. «Исламское государство» (ИГИЛ), с которым Иран уже напрямую втянут в войну, необходимость защиты режима Башара Асада в Сирии, оказание более активной помощи хуситам в Йемене – все это требовало от Тегерана скорейшего завершения истории с «досье». Ведь понятно: любые активные действия по всем упомянутым направлениям чреваты немедленным сворачиванием переговоров по иранской ядерной программе. Наконец, Иран, ослабленный многолетними санкциями, имеет сегодня слишком незначительный потенциал, чтобы резко усилить свое экономическое влияние в регионе Южного Кавказа. Но это сегодня. Что будет завтра – никто доподлинно не знает.

Новости партнеров
Присоединяйтесь к нам

full
Присоединяйся к нам в Cоц. сетях
У нас есть группа в Facebook
Присоединяйся и будь в курсе новостей! Присоединяйся
А еще мы есть в: