AZN = 34.08 RUB
USD = 56.30 RUB
EUR = 61.67 RUB
BRENT = 52.33 USD
Новости дня

Российский гроссмейстер Сергей Карякин: В Азербайджане я сразу же поехал на могилу моего друга Вугара Гашимова

Инесса Рассказова, "Москва-Баку"
24.04.2017 20:32

Известный российский шахматист Сергей Карякин рассказал «Москва-Баку» о своих особенных чувствах, которые охватывают его каждый раз, когда он приезжает в Шамкир на турнир памяти его покойного близкого друга «Мемориал Вугара Гашимова».

- Сергей, можно ли сказать, что Вугар был единственным вашим настоящим другом в шахматном мире?

- Да, конечно. Вы знаете, обычно у шахматистов не бывает крепкой дружбы. Это доказано веками. Слишком интеллектуальный вид спорта, огромные затраты сил и энергии… Поэтому так трудно, почти невозможно искренне дружить со своим соперником. Невозможно представить дружбу между Анатолием Карповым и Гарри Каспаровым, или между Капабланкой и Алехиным. С Магнусом Карлсеном, - я всегда это подчеркиваю, - у нас просто ровные отношения. Тут, скорее, журналисты чуточку преувеличивали, будто мы дружим. Нет, всего лишь ровные отношения, не более того.

А с Вугаром мы именно дружили. Опять-таки, это не было так, как порой представляют себе мальчишескую дружбу с игрой в мушкетеров, на лавочке с гитарами, или ухаживание за девушками. Просто нам всегда было о чем поговорить, и, выступая на одних и тех же турнирах, мы обязательно друг за друга болели.

- Это правда, что своей неординарностью за шахматной доской, своим разнообразием, он напоминал юного Гарри Каспарова?

- Вугар действительно был очень разносторонним шахматистом, он был силен и в тактике, и в стратегии, и в дебютной подготовке. Иначе говоря, он владел всеми видами «оружия», и это означало, что, играя с ним, ты никогда не знаешь, откуда ты можешь получить удар. На некоторых партиях Вугара до сих пор многие учатся, и я тоже очень внимательно изучал его творчество. Потенциально это был игрок первой десятки, а скорее всего даже первой тройки. Шахматы с уходом Вугара потеряли большого чемпиона…

На последнем командном чемпионате мира в Нинбо, в Китае, в 2011 году мы были вообще не разлей вода. Болезнь Вугара была очень тяжелой, но, честно говоря, я до последнего надеялся, что он выкарабкается…

Незадолго до смерти Вугар сказал мне: «Теперь тебе играть за нас двоих…». Поэтому для меня турнир его памяти в Шамкире – это особенное, я приезжаю сюда уже в третий раз, и пропустил по уважительным причинам только однажды.

Как только мы прилетели в Азербайджан, я тут же поехал на могилу Вугара, а затем и в его школу, поскольку я сам помню по тем временам, когда я был маленьким, какие эмоции вызывает встреча с гроссмейстером, какой она может дать толчок для внутреннего развития. По этим причинам, несмотря на перелет, я не стал откладывать поездку в шахматную школу, которая носит имя моего покойного друга, пофотографировался с детьми, раздал автографы, поговорил с ребятами…


Что же касается самого турнира, то он, по-моему, в представлении не нуждается. Здесь дважды играл чемпион мира Магнус Карлсен, собирался самый «убойный» состав – в прошлом году его чуть-чуть разбавили местными шахматистами, и они выступили очень неплохо. Я имею в виду Рауфа Мамедова и Эльтаджа Сафарли. А выиграл турнир мой секундант Шахрияр Мамедьяров, что меня, несомненно, очень порадовало. Пусть победил не я, но мой хороший товарищ…

- Почему, кстати, вам пока еще ни разу не удалось выиграть «Мемориал Вугара Гашимова»?

- На самом деле, в отличие от того же Магнуса Карлсена я выиграл в своей жизни не так уж много турниров и призовых мест. Две крупных победы на международном уровне у меня могли смениться последней строчкой в чемпионате России, когда на мне поспешили поставить крест.

В современных шахматах чисто, без тай-брейка, выиграть супертурнир – это очень большое достижение. И потом, у меня, судя по всему, присутствует некое внутреннее разделение на коммерческие турниры и на те, в которых нужно показать высокий результат. Если вы посмотрите, то я два раза очень плохо сыграл в Вейк-ан-Зее. В первый раз это было перед претендентскими матчами, когда говорили: «Ну какой там из Карякина претендент!». А во второй раз это случилось уже перед матчем с Карлсеном, когда у меня тоже были довольно средние результаты.

Просто я довольно «энергозатратный» шахматист, и понимаю, что мне нужно выбросить энергию в самый нужный момент. И вот так получалось, что турнир памяти Вугара Гашимова попадал на мою подготовку. Мне приходилось думать о том, чтобы, с одной стороны не ударить в грязь лицом, а с другой как-то рисковать и раскрывать свои дебютные новинки было нецелесообразно.

Но теперь мне терять нечего! Напротив, очень хочется всем доказать, что я не зря сыграл с Магнусом Карлсеном 6:6 в нашем с ним матче за мировую корону. Поэтому сейчас, в Шамкире, я буду стараться как минимум попасть в призы. Попадание в призы станет хорошим результатом, но, конечно же, я постараюсь выиграть турнир!

- Вам жаль, что Магнуса Карлсена сейчас нет в Шамкире?

- Нет смысла жалеть, Магнус просто играет в Германии, в другом, тоже очень сильном турнире, в котором участвуют также Каруана, Аронян, одни из лучших шахматистов мира.

- А из тех, кто вам будет противостоять в Шамкире, например, Владимир Крамник, Веселин Топалов, - всех перечислять не будем, - но кого бы вы назвали самым неудобным для себя соперником?

- До недавнего времени крайне неприятным для меня соперником был Веселин Топалов, я довольно тяжело с ним играл. Потом произошел некий прорыв, сначала на турнире в Ханты-Мансийске я мог победить его, хотя все-таки дело окончилось ничьей, а затем в решающей партии на турнире претендентов в Москве я уже выиграл. Так у меня «комплекс Топалова» прошел. А с Владимиром Крамником у меня положительный счет, я веду, если отбросить ничьи, «+2». С остальными я уже десятки раз встречался. Но, пожалуй, самым «остросюжетным» соперником для всех нас, собравшихся в Шамкире, будет американец Со, который не проигрывает уже больше шестидесяти классических партий подряд! Он вполне способен в скором времени обойти Магнуса Карлсена в мировом рейтинге, весь шахматный мир с нетерпением ждет, когда же Со, наконец проиграет…

- После таких сильных эмоциональных потрясений, как матч в Нью-Йорке с Магнусом Карлсеном за звание чемпиона мира и затем победа на чемпионате мира по быстрым шахматам – можно ли сказать, что вы уже окончательно пришли в себя, вернулась свежесть мысли, реакция?

- Да, конечно, я уже не первый год, как говорится, «на этой работе» и жить в выматывающем, изнурительном темпе давно научился. Единственное, что меня очень отвлекает – это общественная жизнь, но у меня нет других вариантов.

Поэтому я с таким удовольствием сейчас брожу по улицам Шамкира. Здесь так тихо, спокойно, журчат арыки, и, что особенно приятно – так тепло… После долгой зимы очень хочется наконец немного погреться, тем более, что буквально несколько дней назад я был еще в Сибири, где мы попытались нырнуть в прорубь после бани и… не смогли разбить лед. Холода в этом году стоят просто удивительные: этот лед невозможно было расколоть даже ломом!

И еще в Шамкире у меня возникает такое ощущение, что я перенесся на много лет назад, в детство, в прошлое: на улицах города так часто попадаются такие знакомые, наши, советские «Жигули»…