AZN = 54.85 RUB
USD = 93.25 RUB
EUR = 99.36 RUB
Новости дня

A
Эксперт Алексей Наумов: Россия наконец видит, кто ее настоящие союзники

/upload/iblock/15f/15f0b4294bd2911e607a0ff8f336dc41.png

Эксперт Российского совета по международным делам Алексей Наумов - в комментариях «Москва-Баку» о заявлениях Сергея Лаврова, политике Армении и как в связи с ней будет действовать Россия в армяно-азербайджанском процессе, а также иранском и турецком факторах.

О заявлении Сергея Лаврова об оккупации Арменией азербайджанских территорий

- На мой взгляд заявление Сергея Лаврова свидетельствует о ключевом повороте в российской политике. Это поворот не очень крутой, но значимый. На фоне того, что Армения предъявляет России претензии, ищет новых союзников, посредников в армяно-азербайджанском урегулировании, Москва видит, что Азербайджан остается привержен линии сотрудничества с Россией, на союз с ней. Подписанная в феврале прошлого года российским и азербайджанским лидерами Декларация о союзническом взаимодействии в практическом плане переводит отношения России с Азербайджаном на высший уровень. И никто больше не может говорить, что вот, Армения – союзница России и Москва ей что-то должна, потому что РФ, исходя из свои национальных интересов, теперь усиливает и двусторонние отношения с Азербайджанской Республикой.

Россия и Азербайджан – сегодня действительно союзники, cтраны, которые действуют сообща, государства. При этом объединяет нас и общее отношение к Москве и Баку Запада.

Россия сейчас видит, кто в нелегкую годину является дружественной страной, с которой можно сотрудничать и на которую можно опереться. Идет сотрудничество на политической арене, взаимоуважительное и взаимовыгодное, каким оно было в последние годы всегда, осуществляется параллельный импорт в Россию через Азербайджан. Россия наконец понимает, кто ее настоящие союзники. Давно пора. Я всегда выступал за эту позицию, за эту линию на сближение с Азербайджаном, и я рад видеть, что эта линия торжествует.

Россия всегда признавала территориальную целостность Азербайджана, всегда считала Карабах его территорией. Об этом неоднократно заявлялось и международное право в этом вопросе не имеет двусмысленного толкования. После начала украинского конфликта ситуация в мире в целом изменилась. Россия с начала спецоперации проверяет связи, которые были у нее до 2022 года на прочность и видит, с какими странами можно сотрудничать, а какие используют или использовали Россию для получения преференций, каких-то выгод для самих себя.

Думаю, что в будущем мы будем видеть больше аналогичных заявлений.

Считаю, что в перспективе нас ждет положительная динамика в вопросе армяно-азербайджанского урегулирования.

То, что Россия заняла откровенно проазербайджанскую позицию, приближает разрешение этого вопроса, и этому нет альтернативы. Разрешение ситуации подразумевает передачу оставшейся части Карабаха под контроль Баку и переход местного армянского населения или в состав Азербайджана, или их выезд из Карабаха.

О кризисных вспышках между Ираном и Азербайджаном

- Фактор Ирана в регионе многогранный и интересный. Отношения России и Ирана улучшаются. При этом отношения Азербайджана и Исламской Республики в последние полтора года переживают не лучшие времена, в основе кризисов в том числе традиционное соперничество, конкуренция в регионе и поддержка Ираном Армении. Но я думаю, что это здоровая конкуренция. Очевидно, что Россия, наращивая сотрудничество с Ираном, не является страной, которая будет отстаивать иранские интересы в ущерб своим национальным интересам. Мы не можем сказать, что ИРИ становится ближе России, чем Азербайджан. Это не так. И в ту ситуацию, которая сейчас сложилась между Азербайджаном и Ираном, Россия не будет никаким образом вмешиваться. Если только она не захочет выступить посредником.

Мы видим движение к разрешению армяно-азербайджанского конфликта, параллельно видим растущую нестабильность в Иране, который сталкивается с протестами и другими внутренними сложностями. Главное, чтобы ситуация в Иране не стала катализатором к региональной нестабильности. А региону Южного Кавказа крайне нужны стабильность, спокойствие и мир. Слишком долго регион жил в условиях конфликта, спора, войны и не хотелось бы, чтобы он сейчас снова стал ареной для нестабильности, угрозу которой несет ситуация в ИРИ.

На фоне дестабилизации ситуации внутри Ирана мы понимаем, что официальный Тегеран не всегда может контролировать все, что, казалось бы, должен контролировать. И теракт, который произошел в посольстве Азербайджана в Тегеране это демонстрирует. Думаю, лидеры Азербайджана и Ирана предпримут попытки урегулирования ситуации, для того, чтобы не допустить дестабилизации в регионе. Очевидно, что Иран сейчас, несмотря на конкуренцию с Азербайджаном, не имеет сил и намерений, возможностей для активизации какого-либо антиазербайджанского движения. Думаю, в конечном итоге Иран, даже если ему что-то не нравится в окончательном урегулировании армяно-азербайджанской проблематики, будет вынужден смириться с урегулированием, поскольку в основе этого лежит международное право и справедливость с правом и в соответствии с справедливостью. Думаю, сложились исторические обстоятельства для урегулирования карабахского конфликта и стабилизации Южного Кавказа.

О перспективах российско-армянских отношениях в условиях деструктивных выпадов Еревана

- Полагаю, у Москвы рассеялись иллюзии, что с Николом Пашиняном можно вести какие-то субстантивные переговоры. Пашинян – политик, который использует любую возможность для достижения своих целей, проведения своей политики. Он, очевидно, не является политиком пророссийским, он не является и политиком прозападным. Премьер Армении - скорее политик-оппортунист, который использует любую предоставившуюся ему возможность, не особенно при этом опираясь на какую-то четкую выверенную внешнеполитическую линию. Москва продолжит давление на Армению с целью выполнения ею договоренностей по армяно-азербайджанской нормализации и в конечном итоге вернет Азербайджану все его земли.

Если раньше давление Москвы на Ереван было более скрытым, «в белых перчатках», то сейчас мы видим, что эта линия меняется. Мне кажется, Москва устала от неконструктивного поведения Армении, устала бесконечно давать ей время, шансы. Миротворческая миссия России, которая, напомню, была размещена в Карабахе с согласия Азербайджана и Армении, была в том числе призвана дать время на размышление армянам Карабаха, дать время, которое жившие в Карабахе азербайджанцы в 90-е годы, когда их изгоняли со своих территорий, из своих домов армянские сепаратисты, сопровождая процесс резней, как мы помним, не получили.

Армения злоупотребляет данным ей временем, она не выглядит идущей в конструктивном русле, поэтому давление России на нее будет нарастать. Надеюсь, в 2023 году ситуация будет окончательно урегулирована.

О том, как противостоять проникновению Запада на Южный Кавказ

- Армения сегодня – проводник интересов Запада. И проводник интересов какого угодно политического движения, силы, которая могла бы сказать, что да, Армения права и поддержать сепаратистские тенденции. Россия и Азербайджан прекрасно понимают, что Запад, с которым можно взаимодействовать ситуативно, не является для низ союзником и никогда не будет стратегически взаимодействовать с Россией и Азербайджаном на уважительной основе. Не будет и с Турцией. Мы видим, что отношения Евросоюза и Турции похожи на попытку ЕС получить влияние, не отдав ничего взамен. Точно также, но в более циничной степени, Европейский союз строит отношения с Азербайджаном и Россией. Поэтому нужно работать с Арменией, чтобы через нее западные силы не проникали в Закавказье.

Стоит ли России менять стратегию армяно-азербайджанской нормализации

- Стратегия урегулирования подразумевает наличие доброй воли как со стороны властей Азербайджана, так и со стороны властей Армении. Миротворцы не могут силой заставить стороны выполнять взятые на себя обязательства. Они находятся на «земле» для того, чтобы не допустить боестолкновений. Очевидно, что урегулирование конфликта должно быть политическим. И, казалось бы, об этом заявляют все стороны. Но по факту продвижению в вопросе нормализации армяно-азербайджанских отношений мешает неконструктивный подход Армении. России это надоело и ее позиция в вопросе нормализации корректируется. То есть стратегия урегулирования уже меняется, потому что линия на то, что мы ожидаем от всех сторон конструктивного взаимодействия не возымела успех. Конструктивное взаимодействие мы видели от Азербайджана и не видели от Армении. Надеюсь, что в скором времени это принесет плоды.

То, что Армения ни на что не согласна, не значит, что урегулирование невозможно. Урегулирование будет вестись путем принуждения Армении к соблюдению взятых на себя обязательств.

О заявлении спикера парламента Армении о невозможности миссии ОДКБ на армяно-азербайджанской границе, поскольку в структуру входят «государства, преследующие свои интересы»

- Заявление по ОДКБ – как раз демонстрация деструктивного курса Еревана. Заявление, что в структуре есть государства, преследующие свои интересы – это «удивительная история…» Наверное, по мнению Армении, государства не должны преследовать свои интересы… Очевидно, что у Армении остается все меньше возможностей продолжать затягивать реализацию договоренностей по армяно-азербайджанскому урегулированию, вот она и продолжает это делать.

О роли предстоящих президентских выборов в Турции для ситуации на Южном Кавказе и отношениях Москвы и Анкары на фоне текущего конфликта России и Запада

- Не думаю, что избрание или неизбрание президента Эрдогана на новый срок окажет значительное влияние на проблематику армяно-азербайджанского урегулирования. Мы понимаем, что главными акторами в Закавказье являются Азербайджан и Армения. Роль Турции здесь непрямая. Россия играет куда более значительную роль, учитывая присутствие «на земле» миротворческого контингента и взаимоотношения с Азербайджаном и Арменией.

Что касается российско-турецких отношений, безусловно, многое здесь завязано на личности президента Эрдогана, на его нежелании следовать в западном форваторе. Думаю, турецкий народ в текущих условиях не поддержит курс на большую зависимость от Запада. Влияние усталости от американской вседозволенности, конечно, в Турции чувствуется. Президент Эрдоган – сильный, влиятельный, важный политик на мировой арене. Но в конце концов он скорее следует в русле исторического процесса, нежели его сейчас меняет. Но позитивность отношения Путина и Эрдогана, тем более в текущей международной ситуации, дает о себе знать. И это важный фактор. В том числе и для ситуации на Южном Кавказе.