AZN = 40.79 RUB
USD = 69.34 RUB
EUR = 75.41 RUB

A
Что скажет Строкань: Чем Еревану помешали российские миротворцы (видео)

Беспрецедентные выпады в адрес России, прозвучавшие в Ереване, и обсуждение конфликта на Южном Кавказе в Совете безопасности ООН анализирует политический обозреватель Сергей Строкань - специально для портала «Москва-Баку»

Накануне Нового года в зоне конфликта на Южном Кавказе наступил момент истины. Все что, подспудно копилось и зрело на протяжении последних месяцев, вышло наружу. Копившийся конфликтный потенциал взорвал ситуацию и привел к перекрытию Лачинской дороги, которое заставило премьер-министра Армении Никола Пашиняна в эти дни прилагать максимум усилий для того, чтобы сделать из ситуации в Карабахе большую международную историю, дошедшую аж до Совета безопасности ООН.

Совбез ООН собирается на экстренные заседания, когда для этого возникают веские основания. Однако армянская сторона сочла, что оснований для рассмотрения вопроса блокирования Лачинского коридора всем миром, а не в трехстороннем формате Москва-Баку-Ереван предостаточно. Поскольку, якобы, речь идет о надвигающейся гуманитарной катастрофе, которую нужно срочно предотвратить. Ситуация в Нью-Йорке была представлена так, что Карабах пытаются заморозить, пытаются задушить костлявой рукой голода, перекрыв поставки продовольствия, жизненно важных товаров и медикаментов.

На самом деле есть ли реальная блокада - большой вопрос. На многочисленных видеороликах в соцсетях видно, как автомобили и сегодня проезжают по Лачинской дороге, а значит, это какая-то не вполне правдоподобная блокада.

Тем не менее, обращение Армении в Совет безопасности ООН стало иллюстрацией того, что Ереван недоволен позицией Москвы, больше не намерен скрывать это недовольство и поэтому считает, что настал момент подключить к вопросам карабахского урегулирования максимальное число внешних игроков.

Некоторые вещи на этой неделе прозвучали впервые и стали неприятной неожиданностью, хотя, если вдуматься, можно ли это назвать неожиданностью? Вряд ли. Ситуация зрела давно.

П словам Никола Пашиняна, помимо вины Баку, значительная доля ответственности лежит на российских миротворцах, которые, якобы, не делают то, для чего были направлены в регион. «Конечно, это происходит из-за действий Азербайджана, но от этого смысл не меняется. Это ключевой смысл присутствия российских миротворцев - не позволять незаконные действия и держать под контролем Лачинский коридор», - заявил премьер.

Надо сказать, что за время пребывания в зоне конфликта российского миротворческого контингента его миссия была и остается предметом оживленной дискуссии и в армянских, и в азербайджанских медийных ресурсах и экспертных кругах, где нередко высказываются самые отвязные, радикальные мнения.

Однако, согласитесь, что одно дело - посты в телеграмм-канале, которых в наши дни расплодилось великое множество, и совсем другое дело - заявление первого лица, к тому же, два года назад подписавшего трехстороннее заявление об условиях прекращения Второй Карабахской войны.

Лачинский коридор - нить, которая соединяет Карабах с Арменией, и именно Россия в ноябре 2020 года позволила Еревану сохранить эту нить, которой давно уже могло и не быть. И, тем не менее, мы увидели штыковую атаку на позиции России, которая заставляет задуматься над тем, что бы это могло значить.

Надо сказать, что официальная российская реакция последовала незамедлительно - Москва не могла не отреагировать на такой выпад. Как заявил пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков, российские миротворцы в Карабахе действуют в полном соответствии с трехсторонними договоренностями России, Азербайджана и Армении.

Добавлю, что важное заявление на заседании Совбеза в Нью-Йорке сделала и заместитель постпреда России Анна Евстигнеева. В то время как Ереван взывал к международному сообществу, требуя оказать давление на Азербайджан, Анна Евстигнеева. сделала акцент на равноудаленности Москвы от сторон конфликта.

По ее словам, российский миротворческий контингент на протяжении последних дней предпринимает все необходимые усилия для скорейшего урегулирования ситуации. В результате удалось добиться возобновления подачи газа в Нагорный Карабах и частично разблокировать движение по коридору.

Конечно, Никол Пашинян не мог не знать всего этого, и тем не менее, он рискнул бросить вызов Москве.

Возникает вопрос: почему?

На самом деле, вся эта история про гуманитарную катастрофу в Карабахе была придумана и искусственно создана для того, чтобы иметь возможность в определенный момент громко хлопнуть дверью в трехстороннем формате урегулирования и добиться максимальной интернационализации конфликта.

Стратегическая цель - вначале размыть ключевую роль Москвы, а затем и вовсе лишить ее лидерства в урегулировании на Южном Кавказе. Напомню, что статус российского миротворческого контингента в зоне конфликта, оговорен до 2025 года, сейчас заканчивается 2022 год, но время летит быстро, и какие-то ходы вперед просчитываются уже сегодня.

Вполне можно допустить, что уже обсуждаются или достигнуты предварительные договоренности с Западом на предмет того, чтобы в перспективе попытаться заменить российских миротворцев на миротворцев НАТО. Баку это совсем не нужно, но Ереван смотрит в другом направлении.

На этот тренд указывает слишком много признаков.

Никол Пашинян говорит об этом прямо, что активность международного сообщества в урегулировании карабахского конфликта должна существенно повыситься. По его словам, нужно отправить в Нагорный Карабах и Лачинский коридор миссии ООН, ОБСЕ или Минской группы ОБСЕ по сбору фактов.

При чем здесь ОБСЕ, какая такая несуществующая Минская группа, на дворе декабрь 2022 года, о чем все это? О том, что равноудаленность Москвы от сторон конфликта Ереван не устраивает. Сегодня ему необходимо формирование максимально широкого международного фронта против Баку, а Россия в это не играет и играть не будет.

Ставшие в феврале этого года не просто партнерскими, а союзническими, отношения Москвы и Баку в эти дни сохраняют огромный запас прочности и раскачать их с помощью скандалов и истерик по поводу блокады Лачинской дороги никому не удастся.