AZN = 54.97 RUB
USD = 93.44 RUB
EUR = 99.58 RUB

A
Ереван сжигает мосты. Комментарий Сергея Строканя (видео)

Новую эскалацию в отношениях Армении с Азербайджаном и Россией, за которой стоят западные партнеры Еревана, анализирует политический обозреватель Сергей Строкань - специально для портала «Москва-Баку»

Инаугурация президента Азербайджана Ильхама Алиева и его установочное выступление по вопросам мирного урегулирования на Южном Кавказе и будущего развития страны проходили на фоне целой серии тревожных событий этой недели, вернувших отношения Баку и Еревана в до боли знакомое нам состояние «ни войны, ни мира». Обострение на границе, где последние пять месяцев царила относительная стабильность, нельзя не рассматривать как верный признак происходящего у нас на глазах отката в мирном процессе. Признаков таких с каждым днем становится все больше -- новая эскалация налицо.

Это заставляет задуматься над тем -- что же дальше, к чему приведет эта новая старая тенденция, набирающая силу уже после начала нового года? После инаугурационной речи Ильхама Алиева прокомментировавший ее Никол Пашинян вновь сыграл на обострение, сообщив о том, что, якобы, Азербайджан намерен начать «широкомасштабную военную агрессию» против Армении.

По словам армянского премьера, это «намерение читается во всех действиях и заявлениях официального Баку».

Между тем, подобная мягко говоря странная интерпретация установочных заявлений президента Алиева и попытка обвинить Баку в неких новых экспансионистских устремлениях может свидетельствовать только об одном. Это попытка найти оправдание тому, чтобы опять в последний момент соскочить с трека мирного процесса, придумать предлог, чтобы уйти от обсуждения и поиска развязок ключевых вопросов, нерешенность которых тормозит развитие всего региона.

Внимательное знакомство с заявлениями Ильхама Алиева не позволяет найти в них даже намек на подготовку к войне.

О чем на самом деле говорит Ильхам Алиев, переизбранный на новый срок? Президент Азербайджана на самом деле посылает совсем другой сигнал - он демонстрирует готовность жестко и последовательно проводить политику мира, а не войны, направленную на восстановление территориальной целостности страны, устранение недоговоренностей по границе, включая демаркацию и делимитацию, решение вопроса коридора, связывающего Нахичевань с остальной частью Азербайджана.

К примеру, Ильхам Алиев заявляет, что «если Армения не приведет свое законодательство в нормальное состояние, то мирного договора не будет». Что здесь угрожающего? Это констатация того, что тезис об объединении с Арменией вернувшегося в состав Азербайджана Карабаха, который заложен в нынешнюю версию армянской конституции, не просто стал историческим анахронизмом, но и может сохранить почву для новых реваншистских настроений в Ереване.

Но вот именно эта последовательность и настойчивость в готовности преодолевать любые преграды на пути к миру, которая становится программной целью нового президентского срока Ильхама Алиева, судя по всему, и пугает Никола Пашиняна, которому мерещатся в этом угрозы в адрес Еревана.

Не удивительно, что когда еще в начале года Ильхам Алиев заявил о необходимости открыть коридор между Нахичеванью и основной частью Азербайджана, Никол Пашинян вдруг увидел в этом, как он заявил, серьезный удар по переговорному процессу о мире и создание напряженности во всем регионе.

Негативный процесс набирал темп с начала года. Как-то исчезла из информационного пространства тема работы над мирным договором -- она стала некой ускользающей реальностью.

А уже на этой неделе прозвучали явно манипулятивные заявления о том, что, якобы, Азербайджан удерживает под оккупацией 31 армянское село. И это при том, что у Еревана есть обязательства по возвращению восьми сел Азербайджану.

С учетом всех этих новостей, складывающихся одно к одному, возникает вопрос о глубинных причинах - генезисе этого явления. Иными словами, что является движущей силой этого отката, откуда растут ноги, откуда дует ветер?

Ветер это явно не каспийский.

Идет ли речь о новой эскалации на границе или о новой порции антиазербайджанской риторики, которой вдоволь мы услышали на этой неделе, нужно искать внешних режиссеров, менторов, суфлеров, наконец, спонсоров игры на обострение. На самом деле, найти их и вывести на чистую воду не так уж сложно. Ереван действует таким образом не по своей инициативе - Никол Пашинян чувствует за спиной мощную поддержку коллективного Запада, которая с каждым днем становится все более очевидной.

Это не пассивное выражение солидарности, а активная попытка Запада влезть в регион Южного Кавказа, создать вместо мирного урегулирования долгосрочный конфликт низкой интенсивности, позволяющий продолжать сколько угодно долго оказывать давление на Баку, пытаться раз за разом ставить Азербайджан в положение оправдывающегося, доказывающего, что Баку никакой не поджигатель войны и так далее.

Не вызывает никакого сомнения, что эти попытки будут предприняты и на открывшейся в пятницу Мюнхенской конференции по безопасности, куда отправился Никол Пашинян.

До этого пример такого подхода продемонстрировал на этой неделе глава европейской дипломатии Жозеп Боррель, на совместной пресс-конференции с главой МИД Армении Араратом Мирзояном в Брюсселе снова выступивший провокатором и назвавший «чрезмерной» последнюю «операцию возмездия», проведенную Баку на этой неделе в ответ на провокационный обстрел Арменией азербайджанских пограничников.

Интересно, это каким образом сидящий в Брюсселе Жозеп Боррель смог выяснить для себя и уверенно заявить, что действия азербайджанской стороны были чрезмерными?

С его стороны явно было клишированное заявление без попытки вникнуть в суть, исходящее из презумпции вины Баку.

Добавим, что обстрел с армянской стороны произошел из зоны, где находятся так называемые наблюдатели ЕС.

В полной мере проявившаяся на этой неделе тенденция указывает на то, что Ереван ведет сеанс одновременной игры на эскалацию сразу на двух досках - азербайджанской и российской. И это еще один новый момент, хотя генезис все тот же - оглядка на внешних суфлеров.

Обращает на себя внимание, что на этой же неделе Никол Пашинян дал интервью британской газете The Telegraph, излагающее программные положения новой стратегии безопасности страны. Его главной идеей стал тезис о том, что Ереван больше не видит возможности развивать прежние союзнические отношения с Москвой, которая становится всего лишь одним из многих партнеров - наряду с США, ЕС и другими государствами.

Отвечая на вопросы The Telegraph, армянский премьер дал понять, что турбулентность в отношениях с Россией - это не временный спад, а долгосрочный тренд. Заявляя о том, что он не разрывая отношений с Россией, Никол Пашинян считает неизбежным понижение их статуса - с союзнических до партнерских, несмотря на Декларацию о союзническом взаимодействии между Россией и Арменией 2000 года.

Никол Пашинян так ни разу и не назвал Москву союзником.

Еще более скандальным стал его ответ на вопрос, могут ли армянские власти арестовать президента России Владимира Путина по решению Международного уголовного суда в случае его визита в Ереван. По словам Никола Пашиняна, он не может ни подтвердить, ни опровергнуть это предположение, поскольку этот вопрос не находится в его компетенции.

Ответы Никола Пашиняна газете The Telegraph обозначили контуры формирующейся новой оборонной стратегии Еревана, в которой Россия не должна занимать центральное место.

А ведь еще в начале 2021 года Никол Пашинян заявлял, что Армения начинает разработку концепции реформирования вооруженных сил при сотрудничестве с Россией, которую он назвал «партнером номер один по безопасности». Однако спустя три года в Ереване считают такой подход утратившим актуальность. По его мнению, Москва не оправдала его надежд, отказавшись занять проармянскую позицию и предпринять действия против Баку.

Какой вывод можно сделать, суммируя все сказанное?

Российская сторона по прежнему называет Армению союзником и не считает точку невозврата в отношениях пройденной. Таким же образом азербайджанская сторона по прежнему хочет видеть в Армении потенциального партнера в мирном урегулировании и не говорит о точке невозврата.

Вот только Ереван проходит свою точку невозврата, сжигая мосты в отношениях с Москвой и Баку.