AZN = 53.73 RUB
USD = 91.33 RUB
EUR = 98.72 RUB
Новости дня

A
Ильхам Алиев: Мы всегда хотели защитить Азербайджан от любого соперничества, от любой геополитической борьбы и нам удалось этого достичь

Ильхам Алиев: Мы всегда хотели защитить Азербайджан от любого соперничества, от любой геополитической борьбы и нам удалось этого достичь

09.12.2023 09:09

Президент Ильхам Алиев дал интервью европейскому телеканалу.

Корреспондент: Здравствуйте, господин Президент.

Президент Ильхам Алиев: Здравствуйте.

-По оценкам Европейского банка реконструкции и развития, в 2023 году Азербайджан и страны Центральноазиатского региона переживают значительный экономический рост. Столь сильный рост объясняется высоким уровнем миграции и денежными переводами из России, которая находится под санкциями. Кроме того, увеличился объем регионального экспорта и импорта, включая бизнес с Китаем. Прогноз на 2024 год показывает такую же положительную динамику. Что этот рост означает для Вашей страны?

-Что касается Азербайджана, то наше экономическое развитие и рост в основном обусловлены нашими реформами, а не теми факторами, которые Вы упомянули. Нам удалось диверсифицировать экономику и снизить зависимость от нефтегазового сектора. Хотя нефтегазовый сектор продолжает оставаться основной частью нашей экономики. В этом году рост нашей экономики несколько скромнее, что связано с небольшим снижением добычи нефти. Но если мы посмотрим на прошлые годы, то за последние двадцать лет внутренний валовой продукт (ВВП) Азербайджана вырос более чем в четыре раза. И это было весьма заметным достижением. И в то же время, нам удалось провести тщательно продуманную социальную политику. Таким образом, за последние двадцать лет мы смогли снизить уровень бедности с 50 процентов до 5,5 процента. Это свидетельствует о том, что материальные блага, полученные в результате реализации энергетических проектов, были справедливо распределены между всеми слоями населения нашей страны.

Мы также активно работали над снижением уровня внешнего долга и сейчас он составляет менее 10 процентов нашего ВВП. А на следующий год наша цель снизить этот показатель до 7 процентов ВВП. Это фактически демонстрирует устойчивость экономики Азербайджана. В следующем году, конечно, мы надеемся, что рост экономики будет выше. Но в то же время, как вы знаете, эти цифры на самом деле не отражают на 100 процентов экономические показатели или уровень жизни людей. Мы знаем страны с очень низким экономическим ростом, но с очень развитой экономикой. Чем больше ВВП, тем сложнее прибавить в росте, особенно в сегодняшней геополитической ситуации, когда два наших соседа и двое из наших основных торговых партнеров - Россия и Иран - находятся под санкциями. Поэтому мы должны это учитывать. Но наша цель и наша стратегия до 2030 года основываются на наших собственных ресурсах, на наших собственных финансовых возможностях. А иностранные и местные инвестиции обозначают те сферы, которые обеспечат экономический рост в ближайшие годы.

-А какие сферы Вы будете развивать и в какие инвестировать в будущем?

-Что касается нашей государственной политики, то наша государственная инвестиционная программа в основном будет направлена на освобожденные регионы - Карабах и Восточный Зангезур. Во-первых, потому что нам необходимо как можно скорее расселить бывших беженцев. К концу 2026 года мы планируем переселить более 140 тыс. человек. А для этого, конечно, необходимо вкладывать значительные средства в инфраструктурные и жилищные проекты, а также в проекты социальной инфраструктуры. В то же время эта территория, которая на протяжении тридцати лет находилась под оккупацией, обладает большим потенциалом в области сельского хозяйства, гидроэнергетики, солнечной и ветровой энергетики, туризма. Поэтому это будет основным направлением государственной инвестиционной программы.

Что касается иностранных инвестиций, то, конечно, инвестиции в проекты по добыче ископаемого топлива будут продолжаться, поскольку Азербайджан обладает огромным ресурсным потенциалом и существует большой спрос на азербайджанский газ в Европе. Этот спрос растёт, но очень заметными темпами развивается и сектор возобновляемых энергоресурсов. Поэтому, я думаю, это будет основным направлением прямых иностранных инвестиций. Мы уже в прошлом месяце торжественно открыли крупнейшую в регионе солнечную электростанцию мощностью 230 МВт, построенную полностью за счёт иностранных инвесторов. А в течение ближайших пяти-шести лет планируется обеспечить производство до 10 ГВт солнечной и ветровой энергии. Думаю, что это будут основные направления инвестиций наряду с нашей повесткой по цифровой трансформации.

-Вы видите конкуренцию в Вашем регионе или, скорее, сотрудничество?

-Что касается Азербайджана, то я вижу сотрудничество. И это в основном связано с политикой нашей страны. Мы всегда хотели защитить Азербайджан от любого соперничества, от любой геополитической борьбы или противостояния между крупными державами. И я думаю, нам удалось этого достичь. Поэтому Азербайджан считается надёжным партнёром для многих крупных международных игроков. И мы видим реальный результат этого сотрудничества, так как если вы посмотрите на развитие энергетики в Азербайджане, то увидите широкое международное присутствие. Если вы посмотрите на транспортный сектор, то увидите, что оба коридора - Север-Юг и Восток-Запад - пересекают нашу страну, и от этого выигрывают и наши соседи, и многие страны в разных регионах.

С точки же зрения политического развития Азербайджан также является страной, ведущей независимую внешнюю политику, собственную политику, исходя из национальных интересов. Ещё одним важным фактором является способность защитить себя от международного воздействия, дабы не превращать свою страну в зону противостояния или конкуренции. Я имею в виду негативное влияние и попытки вмешательства во внутренние дела. Нам удалось успешно снизить эти риски. И именно поэтому Азербайджан сегодня — это страна с большим международным потенциалом, хорошей международной репутацией, страна, сумевшая за последние двадцать лет привлечь более 300 млрд долларов инвестиций.

-В последние два года одной из главных тем для Европы стал вопрос энергоснабжения. Каково Ваше видение развития энергетического бизнеса в Азербайджане?

-Развитие нашей энергетики перешло от нефти к газу. В то же время добыча и экспорт нефти по-прежнему являются важной составляющей энергетической безопасности для многих стран. Но с завершением почти три года назад крупного газового инфраструктурного проекта «Южный газовый коридор», представляющего собой интегрированную систему трубопроводов протяжённостью 3500 км, Азербайджан получил возможность расширить географию поставок своего газа. Сегодня мы экспортируем газ в Грузию, Турцию, Грецию, Болгарию, Италию, Румынию, подписали контракты с Венгрией, Сербией. Албания также станет частью наших планов по распределению газа. Как видите, много стран в Евразии, в основном европейских, являются нашими партнёрами. И спрос на азербайджанский газ растёт. Мы положительно отнеслись к просьбе Европейской комиссии об увеличении поставок газа на европейский континент в связи с санкциями в отношении России. Это будет продолжать оставаться важной частью нашего бизнеса.

В то же время я уже упоминал о возобновляемых источниках энергии. Сегодня в Баку очень ветреная погода, что, в общем-то, является нормальным состоянием погоды. У нас огромный потенциал ветровой энергии, особенно на Каспии. Уже подписаны контракты и меморандумы о взаимопонимании по проектам выработки 10 ГВт солнечной и ветровой энергии. Это позволит Азербайджану осуществить очень плавный переход от ископаемого топлива к возобновляемым источникам энергии и одновременно обеспечить европейских потребителей «зелёной» энергией.

-Какие риски для экономического развития Вашей страны Вас беспокоят?

-Честно говоря, я не вижу никаких рисков. Потому что до сих пор наша экономика развивалась в позитивном русле. И в гораздо более сложной геополитической ситуации, даже во времена оккупации наша экономика росла. Сейчас же, когда мы полностью восстановили свою территориальную целостность и суверенитет, мы проводим масштабные экономические реформы, которые позволяют аккумулировать больше средств в нашем бюджете. Мы провели очень успешные реформы в области таможенного и налогового администрирования. Мы создали корпоративную систему управления во всех наших государственных компаниях, и мы видим пользу от этого.

Безусловно, немалые доходы принесут проекты по строительству линий коммуникаций. Я уже отметил транспортные коридоры Север-Юг и Восток-Запад, по которым мы ожидаем транспортировку десятков миллионов тонн грузов, то есть дополнительного пересечения территории Азербайджана в разных направлениях. А это значит занятость, это значит дополнительные средства и геополитическое значение Азербайджана. Если Вы посмотрите на карту нашего региона, Евразии, то увидите, что все основные транспортные пути проходят через нашу территорию. Мы построили самую современную транспортную инфраструктуру, что создаст дополнительные возможности. Плюс освобождённые территории Карабаха и Восточного Зангезура, куда мы планируем переселить сотни тысяч бывших вынужденных переселенцев. Это тоже станет дополнительным стимулом. Поэтому, честно говоря, я не вижу никаких потенциальных рисков ни в экономической, ни в какой-либо другой сфере нашей страны.

-Совсем никаких рисков?

-На сегодняшний день я их не вижу. Возможно, потенциальные риски могут исходить из-за пределов наших границ. Внутри Азербайджана у нас их нет. У нас очень стабильная политическая система. Она, как бы сказать, зиждется на единстве нашего народа, особенно после исторической победы, завершившейся освобождением наших оккупированных территорий. У нас успешные экономические показатели. Наша экономика самодостаточна. Мы не зависим от иностранных кредитов. Как я уже сказал, в следующем году наш внешний долг составит всего 7 процентов ВВП. А что касается наших резервов в твердой валюте и внешнего долга, то объем валютных резервов в 10 раз превышает наш долг. Иными словами, мы можем погасить свой внешний долг в течение одного месяца. Не многие страны мира могут это сделать. Самодостаточная экономика, хорошие политические связи с крупными международными игроками, политическая стабильность и единство в стране – все эти факторы демонстрируют, что внутренних рисков у нас нет. Внешние риски?... Да, но это будет зависеть от ситуации за пределами наших границ. Идет война к северу от наших границ, у нас нестабильная ситуация на Ближнем Востоке. Есть потенциальная напряжённость по соседству. Это могло бы стать потенциальным риском для Азербайджана. Поэтому нам необходимо уделять большое и пристальное внимание защите наших границ – чтобы они были открыты для друзей и закрыты для тех, кто хочет навредить.

-Какое значение имеет программа СПЕКА для экономик стран-участниц?

-Сегодня программа СПЕКА отмечает свое двадцатипятилетие. И я благодарен нашим коллегам из Центральной Азии за то, что они поддержали нашу инициативу о проведении Саммита, который является первым Саммитом в истории программы СПЕКА. Собственно, основу этой программы составляет экономическое взаимодействие между Центральной Азией и Азербайджаном. Сегодня мы видим новое измерение этого взаимодействия. И если вы посмотрите на экономические данные, а также на динамику двусторонних визитов, то увидите беспрецедентно высокий уровень активного взаимодействия между Азербайджаном и всеми странами Центральной Азии, а также между самими странами Центральной Азии за последние два года. Это действительно новая реальность, которую мы должны использовать в своих интересах.

У нас прекрасные отношения со всеми странами СПЕКА. У нас сейчас много инвестиционных проектов — азербайджанских инвестиций в Центральной Азии, центральноазиатских инвестиций в Азербайджане. У нас есть связующие проекты вдоль Транскаспийского транспортного маршрута Восток-Запад, который для стран Центральной Азии сегодня является одним из наиболее привлекательных транспортных соединений с Черным морем, Средиземноморьем и Европой через интегрированные логистические проекты.

Мы также видим большую позитивную динамику на политическом треке. Потому что страны СПЕКА сегодня демонстрируют стабильность, находясь в сложной геополитической ситуации. И это один из важнейших факторов, так как без стабильности нет ни инвестиций, ни экономического развития, ни безопасности. Если вы посмотрите на сегодняшний состав членов СПЕКА, то увидите, что Центральная Азия и Азербайджан - это зона геополитической стабильности. Хотя риски находятся совсем рядом, и для стран Центральной Азии они даже выше, чем для Азербайджана. Таким образом, это можно рассматривать как важный фактор успеха этих стран.

Двадцать пять лет назад все мы находились в совершенно иной ситуации с точки зрения экономического развития, масштабных социальных проблем, и мы были еще только на первом этапе нашего пути к независимости. А теперь мы уже можем сообщить об успехе. Мы организовали выставку в Бакинском Экспо-центре. Думаю, она является наглядной демонстрацией того, что представляет собой наша страна. Это лишь небольшая часть наших достижений, но, тем не менее, очень наглядная демонстрация того, что мы сделали. Одним из приоритетов внешней политики Азербайджана является более активное сотрудничество со странами Центральной Азии. И мы рассматриваем проведение саммита СПЕКА в Баку как один из факторов, который является частью этой политики.

-Азербайджан занимает ключевое место благодаря своему стратегическому географическому расположению между Востоком и Западом. Какова стратегия страны на международной арене?

-Мы продолжим проводить независимую политику на международной арене. Мы уже четвёртый год председательствуем во втором после ООН международном институте — Движении неприсоединения. По общему мнению многих государств-членов, а именно 120 государств-членов, Азербайджан сыграл важную роль в привнесении нового измерения и динамики в Движение неприсоединения. Мы сделали много шагов по институциональному развитию Движения неприсоединения, создали парламентскую платформу, молодёжную платформу, работали над созданием женской платформы. Мы принимали самое активное участие в решении вопросов, связанных с пандемией COVID, оказав помощь более чем 80 странам. Таким образом, наше председательство в Движении неприсоединения позволило нам продемонстрировать нашу политику, наши возможности. И, кстати, наше председательство единогласным решением было продлено ещё на один год. 120 стран, среди которых не все находятся в хороших отношениях друг с другом – но когда речь зашла об Азербайджане, все они единодушно поддержали нас. Мне кажется, это лучшая демонстрация международной поддержки. Иногда, когда некоторые политики говорят о международном сообществе, они, возможно, имеют в виду лишь несколько десятков стран. Но международное сообщество — это более 200 стран, и большинство из них поддерживают Азербайджан. Это только одно измерение.

Наши отношения с соседями хорошо сбалансированы и основаны на дружбе и взаимном интересе. Наши отношения с европейскими институтами также имеют положительную динамику. Я уже упоминал об энергетических проектах, о том, как мы поддерживаем Европу. Когда Европа попросила нас оказать эту поддержку, мы ее оказали. Потому что мы всегда стараемся помочь тем, кто нас об этом просит.

Наши отношения с мусульманскими странами являются примером солидарности и партнёрства. Азербайджан считается одним из наиболее активных членов Организации исламского сотрудничества. Всё это охватывает почти всех членов международного сообщества. Наша политика всегда была направлена на оказание поддержки, когда кто-то в ней нуждается, и на демонстрацию дружественного подхода ко всем странам. И теперь, после восстановления нашей территориальной целостности и суверенитета, возможности Азербайджана на международной арене, конечно же, станут гораздо больше. Одновременно стремительно растет международная репутация Азербайджана, который на поле боя защитил свою территорию, свое достоинство и сам выполнил резолюции Совета Безопасности ООН.

-В интервью нам этим летом Вы выразили надежду, что мир между Арменией и Азербайджаном может быть достигнут к концу года. Остаетесь ли Вы при том же мнении, что мир может быть достигнут, особенно после того, как десятки тысяч людей были вынуждены покинуть свои дома. И какова дальнейшая динамика этого региона?

-Да, я был оптимистично настроен по поводу сроков, так как мы несколько раз обменивались с Арменией предложениями по первоначальному проекту мирного договора, который Азербайджан разработал сам. После этого шесть раз происходил обмен замечаниями между двумя странами. И когда я говорил об этом в последний раз на вашем телеканале, то надеялся, что Армения не будет затягивать процесс оценки наших комментариев. Последние из них мы направили им 11 сентября, а ответ на комментарии получили только два дня назад. То есть почти два с половиной месяца они оценивали проект договора, состоящий из нескольких страниц. Что это значит? Это значит, что они хотят искусственно затянуть процесс. Сейчас уже конец ноября. Конечно, оптимизма по поводу достижения мира и подписания мирного договора к концу года поубавилось. Но, думаю, что сроки тут не столь важны. Важна повестка дня обеих стран. Именно Азербайджан подвергся оккупации и этнической чистке. Миллион азербайджанцев был депортирован армянским правительством, а территория площадью почти 15 тыс. кв. км была опустошена.

И, тем не менее, мы были той страной, которая выступила с предложением подписать мирный договор и начать работу по делимитации. Теперь, после закрытия «карабахского портфолио», думаю, Армения более охотно пойдёт на соглашение с нами. Потому что после восстановления нашего суверенитета и ликвидации незаконного сепаратистского режима в Карабахе, думаю, главного фактора, который мешал Армении быть смелее в переговорном процессе, больше не существует.

Так что мы оценим их последние предложения, которые, как я уже сказал, получили два дня назад, и прокомментируем их. Одновременно мы поддерживаем контакты на рабочем уровне между различными должностными лицами и по различным каналам. Я думаю, что альтернативы миру нет. Если мирное соглашение не будет подписано, это будет очень плохо для всего региона. Мы хотим, чтобы регион Южного Кавказа был защищен от любых рисков. И, конечно, мы хотим, чтобы Армения и сегодня, и в будущем никогда не ставила под сомнение нашу территориальную целостность и полностью отказалась от любых территориальных претензий к Азербайджану.

-Итак, каковы же условия для окончательного достижения мира?

-Мы разработали пять основных принципов, которые должны лечь в основу мирного соглашения: взаимное признание территориальной целостности друг друга; неприменение силы; отсутствие территориальных претензий друг к другу; открытие коммуникаций между двумя странами; нормализация отношений и ряд других важных факторов. Все они основаны на нормах международного права. В течение почти трёхлетнего переговорного процесса Армения постоянно хотела включить в мирное соглашение положение, касающееся армянского меньшинства в Карабахе. Наша позиция заключалась в том, что это наше внутреннее дело. И раз они хотят, чтобы был включен вопрос армянского меньшинства в Азербайджане, то давайте включим и вопрос изгнанного тридцать лет назад из Армении азербайджанского меньшинства в этой стране. А азербайджанцев в Армении было гораздо больше, чем армян в Азербайджане — почти 300 тыс. человек. То есть наша позиция заключалась в том, что это должно быть взаимно. Либо мы включаем эти два вопроса о национальных меньшинствах, их правах и безопасности, в том числе право на возвращение не только армян в Азербайджан, но и азербайджанцев в Армению. И неважно, что азербайджанцы были изгнаны тридцать лет назад, а армяне решили уехать два месяца назад. Дело в том, что все должно быть взаимно, — иначе мы не комментируем этот вопрос в нашем мирном договоре. До сих пор мы не получили от Армении какого-либо чёткого объяснения по этому вопросу. Если Армения согласится либо на применение одной и той же формулировки для обоих национальных меньшинств, либо вообще не включать этот вопрос, то мир достижим. Потому что это было главным препятствием для Армении во время их переговоров с нами. Так что посмотрим, что будет. И, честно говоря, по логике вещей я не вижу серьёзных препятствий для подписания мирного соглашения.

И мы говорим, что его надо подписать, и они говорят о том же. Но это надо сделать. Наше предложение было обнародовано. Я говорю о тех известных пяти принципах; мы их обнародовали. Они известны. К ним нет никаких возражений со стороны какого-либо ответственного международного субъекта, поскольку все они являются основополагающими принципами международного права. И Армении просто необходимо это соблюдать. Они должны положить конец всем попыткам оспорить нашу территориальную целостность и спонсировать сепаратизм на нашей территории. Потому что Карабах — это часть Азербайджана. И это признают все, в том числе и сама Армения, и премьер-министр Армении — тот самый человек, который в 2019 году на большом митинге в Ханкенди сказал: «Карабах — это Армения», положив конец переговорному процессу, так как после этого договариваться было уже не о чем. Так что, на самом деле, причиной Второй Карабахской войны было именно армянское правительство. А теперь тот же самый человек говорит: «Карабах — это Азербайджан». Это хорошо, это эволюция. Мы всегда поддерживаем эволюцию. Но сейчас, говоря, что «Карабах — это Азербайджан», они должны поставить под этим подпись, и мы этого ждём.

-А что будет с теми, кто покинул свои дома?

-Покинуть свои дома было, прежде всего, их собственным решением. Наше публичное общение с карабахскими армянами, а также то, что мы сделали после, показало, что мы хотели, чтобы они остались. Мы открыто заявили об этом. И в своём обращении к азербайджанскому народу после окончания антитеррористической операции я сказал, что они могут остаться. Мы открыли электронный портал для регистрации. Все те, кто хочет вернуться, имеют на это право. Их собственность должным образом защищена. Все исторические и религиозные объекты находятся под надлежащей охраной.

Для того чтобы вернуться, им необходимо соблюсти определённые правила. Я говорил об этом за много месяцев до начала антитеррористической операции. Тем, кто хочет остаться, необходимо подать заявление на получение азербайджанского гражданства. Ведь как люди могут жить в Азербайджане, будучи гражданами другой страны? Либо они должны иметь гражданство, либо разрешение на работу, либо вид на жительство. Они не могут жить в Азербайджане, говоря, что живут в так называемой «Нагорно-Карабахской республике», ибо такой республики не существует. Они придумали ее в своих мечтах, в своих мифах. Так что, если они хотят жить в Азербайджане как граждане Азербайджана, то, конечно, они могут это сделать. Азербайджан — многонациональная, многоконфессиональная страна. В Азербайджане много этнических групп. Численность некоторых из этих этнических групп намного больше, чем армянское население Карабаха, и все они живут в мире и согласии. Они пользуются всеми правами и безопасностью. И в нашем предложении к карабахским армянам, которое, кстати, было опубликовано, мы также затронули вопрос их прав. Их право на собственный язык, образование, вероисповедание, муниципальные права. Они могут избирать своих представителей на муниципальных выборах и продолжать там жить. Решение уйти было их собственным решением. По имеющимся у нас сведениям, это было преднамеренное действие, инициированное бывшим так называемым руководством так называемой «Нагорно-Карабахской республики». Уходить им было незачем, но когда они решили уйти, мы не могли их остановить. И мы обеспечили им максимально комфортные условия для ухода - в отличие от азербайджанцев, которых тридцать лет назад либо убили, либо депортировали, пытали, арестовывали, а некоторым из них пришлось перебираться через высокие горы, и там они просто замёрзли насмерть. Всё это было задокументировано по ходу следования и также было задокументировано то, как армяне Карабахского региона въезжали в Армению. То есть всё было сделано в соответствии с гуманитарными стандартами. Но опять же, возвращаясь к вашему вопросу о том, что с ними будет, отвечу: они могут вернуться.

Им необходимо зарегистрироваться на открытом нами электронном портале, который доступен, подав заявление о том, что они хотят вернуться, хотят принять азербайджанское гражданство. Некоторые из них уже подали заявление на получение гражданства, и сейчас идёт процесс их рассмотрения. Некоторые армяне решили остаться в Карабахе и теперь о них заботятся наши Министерство труда и социальной защиты населения и Миграционная служба. Они зарегистрированы. Уехали не все. Но если вы хотите жить в Азербайджане, что вам нужно делать? Для этого необходимо получить разрешение на работу, вид на жительство, если есть желание жить длительное время, или гражданство. Как иначе можно жить в Азербайджане, будучи гражданином другой страны?! Это невозможно. Тут то же самое.

А как изгнанный из Армении азербайджанский беженец туда вернётся, если он захочет это сделать? Он же не вернётся туда и не скажет, вот он я — житель Западной Азербайджанской Республики. Нет, он вернётся и подаст заявление на получение гражданства или разрешения на работу. Почему здесь должно быть иначе? Вот так все и будет работать. И только через муниципальные выборы. Они могут избирать своих представителей главами муниципалитетов. Вся эта информация была предоставлена армянским представителям Карабаха сразу после проведения антитеррористической операции. А потом, когда мы поняли, что они не довели эти сведения до населения Карабаха, это сделали мы, открыто — мы опубликовали эти сведения. Это юридический процесс, основанный на международных нормах и стандартах.

Хочу еще раз сказать, что Азербайджан — многонациональная страна, и ни одна этническая группа в Азербайджане никогда не испытывала каких-либо опасений или проблем по религиозному или этническому признаку. Любой человек, знающий Азербайджан, может это подтвердить. И, кстати, армянское население проживает и сегодня без всяких проблем в разных частях Азербайджана. Армяне и азербайджанцы живут бок о бок в России, Украине и даже в одних и тех же сёлах в Грузии. Почему они не могут жить с таким же успехом в Азербайджане или Армении? Думаю, что смогут.

-Большое спасибо, господин Президент.

-Вам спасибо.