AZN = 40.94 RUB
USD = 69.59 RUB
EUR = 75.78 RUB
Новости дня

A
Московский пластический хирург Теймур Кулиев рассказал "Москва-Баку", какую "пластику" предпочитают россиянки и азербайджанки

Московский пластический хирург Теймур Кулиев рассказал "Москва-Баку", какую "пластику" предпочитают россиянки и азербайджанки

Лейла Амирова    "Москва-Баку"
17.01.2023 16:40

Теймур Кулиев - один из признанных пластических хирургов Москвы, который за более чем 30 лет работы провел десятки тысяч успешных операций. Профессиональное образование, научная и практическая деятельность Кулиева неразрывно связаны с Россией. Окончив в 1990 году лечебный факультет Московского медицинского стоматологического института имени Семашко, он прошел обучение в интернатуре по хирургии на базе Городской клинической больницы №40. Важное место в его профессиональной карьере заняла работа в Онкологическом научном центре, однако спустя несколько лет Теймур Кулиев решил посвятить себя пластической хирургии. Сегодня Теймур Кулиев проводит операции как в Москве, так и у себя в родном Баку. В интервью «Москва-Баку» Теймур Кулиев рассказал о нелегкой работе пластического хирурга и поделился советом, как пациенту не ошибиться при выборе врача.

- Теймур Алиевич, как в вашей жизни оказалась Москва?

- Я родился в Баку, закончил там школу, затем поступил в Азербайджанский медицинский институт и проучился в нем один год. А потом перевелся на учебу в Москву.

- С чем это было связано?

- С тем, что я оказался не очень послушным мальчишкой. Так получилось, что наша семья жила на два города – Баку и Москву. Моего отца, ученого-физика пригласили работать в столицу России, в то время как мама, я и две мои сестры оставались в Баку. И вдруг непослушного сына мама решила отправить к отцу. Так совсем незапланированно я оказался в Москве. Хотя никогда не собирался уезжать из родного города.

- Что было потом?

- После института по распределению оказался в городской поликлинике, но задержался там ненадолго. Попал в Онкологический центр к Михаилу Ивановичу Давыдову, который стал моим учителем, наставником. Проработал там несколько лет, но мы оба с характером, где-то нашла коса на камень, и я ушел. Совершенно случайно оказался в Центре репродукции человека. Увидел первую операцию, которую там делали, а это была абдоминопластика, и уже на следующий день я совершил ее самостоятельно.

- В пластической хирургии вы чувствовали меньше нагрузки, чем когда работали в онкоцентре?

- На самом деле, в плане объема пластические операции достаточно тяжелые. Пластическому хирургу, который широко оперирует, бывает физически трудно. Ведь это большие операции, которые могут длиться 5-6 часов. Бывает, я захожу на операцию утром в 11.00 и выхожу в 9 часов вечера. Это тяжелый физический труд, хотя эмоционально здесь, конечно же, намного легче работать, чем в онкоцентре. В онкоцентре ты долго лечишь пациента, привыкаешь к нему, а потом раз и его нет… Здесь никак невозможно без переживаний...

- Как объяснить то, что у некоторых пластических хирургов все прооперированные лица похожи друг на друга?

- Такое часто можно встретить за рубежом, так работает западная школа. Наверное, это связано с методикой, которую выбрал хирург. Он научился делать одно и поэтому выдает одни и те же лица. Особенно это чувствуется при ринопластике, в частности, такое нередко встретишь в Турции, где и мужчин, и у женщин одинаково прооперированные носы. Все эти нюансы нельзя игнорировать. Ведь мужская хирургия значительно отличается, тут никак нельзя делать маленький, вздернутый нос. Также и у женщин тоже надо учитывать, что подойдет ей больше всего.

- В вашей практике были случаи, когда на консультации вы отказывали пациентам в проведении операции?

- Это происходит очень часто, если не каждый день, то через день. Консультация - важная часть всего процесса. Иногда пациент просто не знает, чего хочет или требует того, что технически выполнить невозможно, или же то, что ему это не подойдет. Понятно, что у меня понимания процесса и каким может быть результат больше, чем у любого пациента. Иногда, услышав требования пациента, я понимаю, что из этого ничего хорошего не выйдет, или же будет выглядеть чрезмерно искусственно. Я против этого и в таких случаях всегда отказываю.

- А бывает такое, что вас не послушали, сделали операцию у другого врача, а потом вернулись к вам за «переделкой»?

- Очень часто. Или не дождались своей очереди или же не послушали моего совета и попробовали сделать пластическую операцию у другого хирурга.

- И вы беретесь за переделку чужой работы?

- Конечно, это же самое интересное (улыбается). Наверное, все связано с моими амбициями. Ведь переделывание - это всегда сложнее и интереснее.

- Когда вы советуете обращаться к пластической хирургии за омолаживающими операциями?

- После 40 лет. Но тут все зависит от различных факторов. Например, в Азербайджане женщины поздно стареют. Иногда приходит женщина под 60 лет, а у нее даже нет показаний к операции (смеется).

- Вы оперируете и в Москве, и в Баку. Требования к красоте у азербайджанок и россиянок разные?

- Одного и не может быть. Существует такое понятие, как этнический фактор в пластической хирургии. Единственное, что в современном мире диктовка на моду везде одинакова - на пухлые губы, большую грудь, липосакцию, сейчас еще увеличение ягодиц. Но разница в «моде» в Азербайджане и России, конечно, есть. Например, в Азербайджане популярны операции на «лисьи глазки», многие пациенты этого просят. Здесь любят, когда глаза немного вытянуты, это считается очень модным.

- Вы сказали о моде на операции. И что происходит, когда тренд меняется?

- Вы помните, в свое время была чрезмерная мода на биополимерные губы? Сейчас их приходится убирать хирургическим путем. То же самое с грудью. Раньше ставили импланты и это выглядело эффектно, а теперь их снимают и предпочитают делать подтяжку груди из своих собственных тканей.

- Мужчины часто обращаются к вам?

- Часто, и в России, и в Азербайджане. Скажем, на сегодняшний день в процентом соотношении это 80 на 20. В основном, делают блефаропластику, постравматические носы или же липоксацию.

- Ваш сын Ариф Кулиев пошел по вашим стопам и сегодня является одним из лучших пластических хирургов в России. Как вам удалось увлечь его этой работой?

- Думаю, что у него и особого выбора не было. Где я мог ему помочь, если не в своей специальности? Он сам еще со школы начал приходить ко мне в клинику, сидел на консультациях, заходил на операции. И его затянуло, ему очень нравилась эта работа. Сейчас он работает самостоятельно и состоялся как хирург. Он пошел по моим стопам. Также, как и я, работал в онкоцентре, а затем стал пластическим хирургом.

/upload/iblock/a4a/a4a49741f2c65b8bc6799337123d1d7e.jpg

- Вызывают гордость его успехи? Появляется чувство, что в чем-то он вас даже обошел?

- Действительно обошел, ведь он проводит такие операции, которые я не умею делать. Например, он владеет микрохирургической техникой, которой я не владею. Он делает и другие уникальные операции. Я горжусь своим сыном и меня радуют его успехи.

- Что или кто является для вас эталоном красоты?

- Если вы спрашиваете лично про меня, то для любого мужчины самая красивая женщина - это его мама, которую он любит с детства. В профессиональном же плане у меня нет такого эталона. Все-таки я не хочу всех подгонять под один образ.

- Можете дать полезный совет тем, кто хочет обратиться к пластической хирургии?

- Пациент обязательно должен видеть работы пластического хирурга. Не нужно верить фотографиям в социальных сетях, в интернете. Важно посмотреть в живую на человека, который оперировался. Всегда идти только по рекомендации. И не спешите выбрать своего хирурга. Сходить к нему на несколько консультаций и решить, сможете ли вы доверить ему свою красоту?