AZN = 52.77 RUB
USD = 89.7 RUB
EUR = 97.1 RUB
Новости дня

A
Племянница самого засекреченного человека в советской космонавтике Керима Керимова Мариям Керимова раскрыла "Москва-Баку" интересные подробности его жизни (фото)

Племянница самого засекреченного человека в советской космонавтике Керима Керимова Мариям Керимова раскрыла "Москва-Баку" интересные подробности его жизни (фото)

Самира Кязимова    "Москва-Баку"
15.05.2024 12:40

Фото: Личный архив Мариям Керимовой

Вся жизнь Керима Керимова была связана с космосом. Именно ему докладывали космонавты о выполнении задания, но в советское время имя Керимова было засекречено. Уроженец Азербайджана, генерал-лейтенант Керимов за участие в подготовке полета в космос Юрия Гагарина был награжден орденом Ленина. Герой Социалистического Труда, лауреат Сталинской, Ленинской и Государственной премий, он 25 лет возглавлял Государственную комиссию по пилотируемым полетам космических кораблей и станций. Корреспондент «Москва-Баку» пообщалась с племянницей Керима Керимова, ведущим научным сотрудником Института этнологии и антропологии Российской академии наук, доктором исторических наук Мариям Керимовой, которая поделилась воспоминаниями о знаменитом родственнике.

- Каким Керим Керимов был в обычной жизни?

- Потрясающий был человек! Добрейшей души, чрезвычайно скромный, с отменным чувством юмора, всегда помогал людям и, в первую очередь, заботился о космонавтах, решал все их проблемы. Он хоть и был самым засекреченным генералом в советской космонавтике, но всегда был против личной охраны, чувствовал себя неловко. Помню, когда летом я с семьей приезжала к нему на дачу в Болшево, дядя Керим очень радовался. Его загородный дом был простой, без изысков. Бревенчатая дача, где часто за большим столом собирались его родные – дочь Сурия, ее сыновья Керим и Георгий, друзья семьи. К ним в гости в московскую квартиру часто приходила директор Института астрономии РАН Алла Генриховна Масевич и близкая подруга Сурии – Галина, с которой она дружила практически всю жизнь. Были среди гостей и космонавты Валентин Лебедев, Борис Волынов, Георгий Гречко, а также дочь Сергея Королева – Наталья. С ней дядя поддерживал добрые отношения до самой смерти.

Мы с Сурией подавали на стол блюда азербайджанской кухни – плов, долму, бозбаш и любимые дядей кутабы с мясом. Дома у него всегда было напоминавшее о детстве бакинское печенье «курабье», которое он очень любил. А еще Керим Керимов любил мастерить, постоянно чинил и строил что-то на даче своими руками, ремонтировал террасу, он обожал этим заниматься. Помню также, как он катал на строительной тележке по всему участку моего сына Олега. Сыну очень нравились такие дачные «гонки».

Я часто бывала в гостях у дяди в его квартире на Фрунзенской набережной, 24, в Москве. Дом знаменит тем, что в нем проживали многие выдающиеся ученые. Большая четырехкомнатная квартира. К одной из комнат прилегал уютный кабинет, который был обставлен макетами космических кораблей, фотографиями и сувенирами. Я с интересом разглядывала все эти «артефакты», у каждого из которого была своя история. Несмотря на высокий пост, дядя Керим часто ездил на работу в подмосковный Королев городским транспортом. Выходил из дома в шесть утра и ехал до Центра управления полетами. Когда его спрашивали, почему он не просит служебную машину, дядя отвечал: «Я могу прекрасно добраться на электричке и нет никаких проблем». Будучи на высоких должностях, он оставался чрезвычайно скромным человеком, никогда не использовал в корыстных целях свое служебное положение.

- Керим Алиевич рассказывал о работе?

- Может быть он что-то и говорил своей супруге Заре Анифовне и дочери Сурие, но мне – нет. Только один раз, помню, рассказывал, что очень переживал, когда с Байконура пришла новость о неудачном приземлении. Керим Алиевич был, пожалуй, самым засекреченным руководителем советского периода. Начиная с 1967 года, как председатель государственной комиссии, он лично отправлял в космос все экипажи космических кораблей. Именно Кериму Керимову они докладывали на космодроме о готовности к полету и ему же отчитывались о выполнении задания после приземления. Тем не менее, самого Керимова в телерепортажах показывали только со спины, его имя не упоминалось в средствах массовой информации и было строго засекречено. Когда я была маленькой, то слышала его голос из телевизора. Во время запуска космических аппаратов он за кадром произносил: «Желаю успешного полета, выполнения программы и благополучного возвращения на родную Землю!». Я тогда скакала от радости и кричала: «Это дядя Керим!». Личность Керима Керимова рассекретили в 1987 году, в разгар «перестройки».

Венцом деятельности Керима Керимова, его настоящим детищем, стала пилотируемая научно-исследовательская орбитальная станция «Мир». Тогда в США писали, что СССР на 10 лет опередил американцев и теперь владеет космосом.

- На протяжении всей жизни вы дружили с дочерью Керимова – Сурией. Что она рассказывала о своем отце? 

- Что он был мудрым, внимательным, очень любил свою семью. Смерть дяди Керима стала настоящим ударом для его дочери. К слову, Сурия пошла по «космическому пути» отца, стала известным ученым астрономом-геодезистом, доктором технических наук. Работала в Астрономическом совете Академии наук СССР, который впоследствии был преобразован в Институт астрономии Российской академии наук, стояла у истоков зарождения космической геодезии. Начиная с запуска первого искусственного спутника Земли, занималась разработкой методов космической геодезии и внесла большой вклад в организацию высокоточных лазерных наблюдений искусственных спутников Земли, а также в реализацию многих международных кооперативных программ.

- Расскажите о семье Керима Керимова. Известно, что ему пришлось многое пережить…

- Керим Керимов родился и вырос в Баку. Рано потерял мать. Она умерла в возрасте 27 лет при родах. Была выпускницей Бакинской Мариинской женской гимназии, высокообразованным человеком, хорошо владела русским и французским языками. Отец Керима Керимова Аббас-Али оглы Керимов окончил Санкт-Петербургский технологический институт, после революции 1917 года работал инженером-технологом в «Азнефти» и других учреждениях, связанных с нефтяной промышленностью. После смерти жены посвятил себя воспитанию трех сыновей. Дядя Керим был старшим из них. В отличие от братьев, дядя Керим унаследовал от отца тягу к техническим наукам. И после окончания школы отправился поступать в вуз.

В 1936 году стал студентом Новочеркасского индустриального института. В том же году он создал семью со своей одноклассницей Зарой ханум, в 1937 году у них родилась дочь Сурия. В 1939 году, Керимовы вернулись в Баку, дядя Керим перевелся в Азербайджанский индустриальный институт. С началом войны Керим Керимов параллельно с учебой работал на Бакинском радиоузле, где занимался починкой и конструктивными улучшениями репродукторов. После окончания вуза в 1942 году он как один из наиболее перспективных студентов был направлен на последний курс Артиллерийской академии имени Ф.Э. Дзержинского. В начале войны академия была эвакуирована в Самарканд. Супруга дяди вместе с дочерью остались в Баку на попечении моего отца Мустафы Керимова. Папа доставал для них из курсантской столовой сливочное масло и другие продукты, отказывая себе во всем. В октябре 1943 года дядя Керим закончил факультет вооружения Академии им. Ф.Э. Дзержинского в звании техник-лейтенант. Талантливого инженера привлекли к приему военной техники, производимой на московских предприятиях. Он сразу получает внеочередное звание - «старший техник-лейтенант» и назначается старшим техником военной приемки. На Московском патронном заводе № 538 Керимов проверял гвардейские реактивные минометы «Катюша» и ее твердотопливные снаряды, стал одним из лучших специалистов по этому типу вооружений. За плодотворную работу его наградили орденом Красной Звезды. Вплоть до 1960 года, работая на самых ответственных направлениях, связанных с ракетостроением, Керим Керимов продвинулся до должности начальника 4-го Управления Главного управления ракетного вооружения. А уже через год, в возрасте 44 лет, он получил звание генерал-майора. В 1964 году создается Центральное управление космических средств Ракетных войск стратегического назначения, во главе которого становится Керимов. Примерно в это же время, в сверхсекретном Министерстве общего машиностроения, формируется Главное космическое управление, куда переводят Керима Алиевича. А уже в 1966 году, параллельно, он становится Председателем Государственной комиссии по летным испытаниям пилотируемых космических кораблей. С этого момента и до самой отставки в 1991 году, на протяжении 25 лет, он пребывал в этой должности. Что касается его братьев, средний - Сулейман, пошел добровольцем на фронт, погиб в первые дни войны. Младший брат, мой отец - Мустафа, прошел практически всю войну, имеет две медали «За оборону Кавказа» и «За победу над Германией в Великой Отечественной войне», ученый-востоковед, кандидат филологических наук. Папа погиб в 37 лет в авиакатастрофе. Самолет разбился при заходе на посадку в аэропорт Внуково. Отец возвращался в 1960 году из Турции, где работал переводчиком с турецкого языка в павильоне СССР на Международной Измирской ярмарке. На тот момент мне исполнилось пять лет.

- Мариям ханум, вы пошли по стопам родителей. Ведущий научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН, доктор исторических наук. Расскажите, как познакомились отец и мама?

- Моя мама Юлия Дмитриевна – москвичка, филолог-славист. С папой она познакомилась в Библиотеке имени Ленина, когда была аспиранткой. Мама была яркой, статной девушкой и на нее часто засматривались молодые люди. Но подходить близко боялись, она всем казалась непреступной. А папа подошел и просто спросил: «Я сегодня обсудил свою диссертацию, можно пригласить вас в кино?». Мама согласилась. Спустя некоторое время он сделал маме предложение и они поженились. У родителей был очень гармоничный союз, они любили и поддерживали друг друга. Мама помогала ему редактировать статьи и переводы на русский турецких сказок. Отец, помимо основной работы, увлекался художественным переводом. После трагической смерти отца мама больше не вышла замуж и воспитывала меня одна.

- Часто бываете на родине отца в Баку?

- К сожалению, нечасто. Это мой третий визит в Баку. В первый раз я побывала в этом чудесном городе в шесть лет. После гибели отца мама захотела увидеть родину мужа и многочисленных родственников. Мы приехали в самый разгар лета. Жили на даче с большим садом в Мардакянах. Помню, было так жарко, что пришлось спать прямо под открытым небом, под инжировым деревом. Тогда я сильно простудилась и меня срочно повезли в больницу. Оказалось, воспаление легких в менингеальной форме. Мама была в панике, вызвала из Москвы своего брата Юру. Едва я пришла в себя, мы вернулись в Москву. Второй раз я была в Баку в 17 лет. А потом все так закрутилось, учеба, работа, рождение сына, подготовка кандидатской, а затем докторской диссертации. Серьезно заболела мама и я выхаживала ее на протяжении долгих лет.

В этой свой приезд я была счастлива повидаться с семьями двоюродных братьев и сестер моего отца и дяди Керима: Октая, Мелексимы и Эльдара. 

- Получается, это ваш третий визит. После советской Азербайджанской республики, вы оказались в уже независимом государстве Азербайджан. Как вам такие перемены?

- Я очарована Баку! Признаться, он и во времена СССР был невероятно красив, а сейчас и подавно. Великолепная архитектура, богатая история и культура, вкусная еда и гостеприимные люди. Для меня, успевшей побывать во многих городах мира, Баку, пожалуй, самый лучший. Это город детских воспоминаний, родина моего отца и дяди Керима. Мой нынешний визит в Баку связан не только с семейными воспоминаниями, но и с работой. Совместно с двумя институтами Национальной академии наук Азербайджана, с Институтом этнологии и антропологии РАН, в котором я работаю, с «Русским домом» в Баку мы начинаем разрабатывать новый проект, посвященный изучению русских в Азербайджане. Я уже успела встретиться с руководителями двух институтов: Института истории и этнологии НАНА и Института археологии и антропологии НАНА Азербайджана и заручиться их поддержкой. Еще во время существования СССР в Институте этнологии и антропологии РАН на протяжении многих лет велись научные исследования и был собран колоссальный материал на эту тему, но данные уже устарели, их нужно перепроверить и дополнить. Мне было бы интересно сравнить и проследить динамику изменений в общественном и семейном быте русских, проживающих на территории Азербайджана. Планируем объездить многие города республики, встретиться с местными русскими, провести включенное наблюдение и собрать интересующую нас информацию.

- В ваших венах течет азербайджанская и русская кровь. И все же, кем вы себя больше ощущаете?

- Я ощущаю себя, прежде всего, представителем азербайджанской нации, а потом уже – русской. Это даже внешне очевидно. Замужем я за русским. Мой супруг Владимир Станиславович – доцент, преподает в Высшей школе экономики в Москве. Наш единственный сын Олег работает специалистом в области компьютерных технологий. У нас подрастают двое прекрасных внуков – Всеволод и Алена. Надеюсь, очень скоро я привезу их в Баку, чтобы сын и внуки увидели город, в котором родились и выросли их знаменитые предки. В Баку сохранился даже дом моего дедушки на улице Зергерпалан, 16, где после его смерти до конца 1940-х годов жили мой дядя с семьей и отец. Сейчас пытаюсь получить разрешение у городских властей, чтобы установить на нем мемориальную доску и организовать музей одного из основателей советской космической программы – Керима Алиевича Керимова.