AZN = 53.52 RUB
USD = 90.99 RUB
EUR = 98.78 RUB
Новости дня

A
Создатель космического корабля «Буран» Физули Фараджев - «Москва-Баку»: Наш уникальный орбитальный проект предотвратил звёздные войны

Создатель космического корабля «Буран» Физули Фараджев - «Москва-Баку»: Наш уникальный орбитальный проект предотвратил звёздные войны

Татьяна Новикова    "Москва-Баку"
18.04.2024 12:00

/upload/iblock/1f5/1f519691ae44bcb012ea693d69bdb69f.png

В ноябре 1988 года космический корабль «Буран» совершил свой полет в открытый космос. Этот первый и единственный полет «Бурана» является уникальным до сих пор. Ведь в полностью автоматическом полете он не только два раза облетел вокруг Земли и самостоятельно приземлился, он еще и сделал это с отклонением в 1 метр от расчетного показателя. Сделали этот корабль гении советской космонавтики, среди которых уроженец Азербайджана, кандидат технических наук Физули Фараджев.

Вырос он в маленьком азербайджанском селе, в многодетной семье. Сын тракториста с детства мечтал строить космические корабли. И свою мечту воплотил в реальность. Об этом Физули Фараджев рассказал в интервью порталу «Москва-Баку». Также космический инженер рассказал нам о засекреченной жизни работников завода, где строили «Буран» и о дружбе с выдающимся генералом Керим Керимовым. Кроме этого создатель «Бурана» раскрыл нам, в чем советский «Буран» превосходил американский «Шаттл» и какой космический корабль он хотел бы построить сейчас.

/upload/iblock/511/511e751005881ab18d0ab65d1ae2a90f.png

- 12 апреля День космонавтики. Как вы отмечаете это день? Есть какие-то традиции?

- 12 апреля не только День космонавтики, но и всемирный день космической авиации. И мы, как создатели космического корабля «Буран» собираемся в это день вместе. Такая у нас традиция уже много лет. С утра ко мне приезжали друзья, с которыми мы в свое время создавали этот космический самолет.

- Вы с детства мечтали строить космические корабли?

- Я с детства мечтал строить космические корабли. Я учился в Баку в физико-математической школе. И тогда в университетах бывшего Советского союза открывались новые аэрокосмические факультеты. Я хотел поступить именно в один из таких факультетов. В первый год очень тяжело было. Был большой конкурс на место, и я не поступил. Мне предлагали другие направления попробовать, но я не пошел. Специально решил ждать год, чтобы поступить именно на аэрокосмический. И в Баку в политехническом институте был внеконкурсный прием в такие вузы Советского союза. Их организовывал Центральный комитет КПСС. Я тогда по ним и поступил в Московский авиационный институт. Практически с первого дня я занимался авиационными передовыми технологиями. К пятому курсу уже начал заниматься воздушно -космическими системами. После окончания института я получил обратное открепление в Москву, где собирался космический корабль «Буран». Почему обратное? Потому что я в этот институт поступил от Азербайджана и должен был вернуться в Баку. Но на тот момент работы по моей специальности в Баку не было, и я вернулся в Москву.

- Космический корабль «Буран строили 10 лет. Это был военный, засекреченный объект. И те, кто работали над ним тоже были засекречены. Как вы жили в условиях секретности вашей работы?

- Этот проект был очень передовой и конечно был засекречен. Но он начал воплощаться намного раньше. Еще до «Бурана» строилось много космических аппаратов для испытательных целей. Наш «Буран» мы собирали на Тушинском машиностроительном заводе. Работала огромная команда, несколько тысяч человек, среди которых были и мои земляки азербайджанцы, человек 5-6 примерно. Наш коллектив был очень многонациональный. Кроме этого на наше предприятие тогда работали многие передовые заводы Советского союза, передовые авиационные предприятия. В том числе и азербайджанские. Я ездил в Азербайджанскую республику и оттуда с заводов привозил в Тушино некоторые запчасти. Это Сумгаитский алюминиевый завод и Мингечевирский завод.

- Ваша семья знала, что вы строите космический корабль?

- Все кто работали на заводе не могли говорить никому о своей работе. У нас даже между корпусами на заводе был строгий секретный подход. То есть люди работали в одном корпусе много лет, а в соседний никогда не попадали. Моя семья тоже на знала, что я строю космический корабль «Буран». Мы даже ночью соблюдали повышенную секретность, когда транспортировали корабль и его части с завода. Специально для транспортировки строили крупные саркофаги, поднимали все трамвайные и троллейбусные линии в городе. И так перевозили «Буран» ночью с одного предприятия на другое в строгой секретности. Надо понимать, что проект «Буран» был не просто секретный авиационно-космический проект. Это был военный проект, который своим появлением, можно сказать, предотвратил звёздные воины. Потому что основа проекта «Буран» заключалась в том, чтобы работать с объектами в космосе, в том числе и с вражескими спутниками.

- Вы заходили в кабину «Бурана» перед его запуском?

- Конечно, а как же! Я его строил. Это была уникальная технология. Там было 6 мест для космонавтов. Они все автоматически катапультируемые. Я со своей командой собирал кабину «Бурана» можно сказать с нуля. Практически каждый болтик, каждый винтик знал. И не то что в приборах, и именно и в каркасе. Я лично сначала собрал силовой корсак, потом внутренности, и потом катапультируемые сидения. Я не то что сидел в кабине «Бурана», я ночевал там!

Фото: Запуск Бурана
Фото: Запуск Бурана

- Когда строительство «Бурана» завершили и сказали: «Все, завтра запуск!», вы помните свои мысли, чувства, эмоции?

- Конечно помню! И во время запуска и уже после не было предела радости и восхищения. Я так радовался в жизни только при рождении своих детей, и при запуске и посадке «Бурана». У меня сыну сейчас 12 лет. Он поздно родился и его тоже зовут Физули. И я сравниваю свои эмоции и запуск «Бурана», и это действительно было какое-то личное, семейное счастье. И не только моё, но и всего коллектива, который трудился над этим проектом.

Фото: Керим Керимов и советские космонавты
Фото: Керим Керимов и советские космонавты

- Вы работали вместе с основоположником советской космической программы Керимом Керимовым. При жизни он высоко ценил ваш вклад в развитие советской космонавтики, о чем неоднократно писал. Лично вам он говорил какие-то ободряющие слова?

- Мы с Керимом Алиевичем Керимовым не только вместе работали, но и дружили долгие годы. Не один раз собирались вместе на даче, и в городской квартире. И конечно общались на заводе. Я много раз слышал от него такие слова и как от руководителя и как от друга. Потом мы с ними вместе участвовали в общественной работе азербайджанской диаспоры г. Москвы.

- Корабль «Буран» строили в гонке с США. И писали, что советский корабль по многим аэрокосмическим характеристикам превосходил американский «Шаттл». Это так?

- Это действительно так. Главное превосходство наше в том что для корпуса «Бурана» была создана не имеющая аналогов в мире система теплозащиты, допускающая многоразовое использование материалов с диапазоном работы от минус 130 до плюс 1600 градусов по Цельсию. Также «Буран» был способен вывести на орбиту не только корабль, но и дополнительные грузы массой до 100 т. И в отличие от шаттлов, в «Буране» была предусмотрена система экстренного спасения экипажа. Даже тогда такой огромный корабль впервые запустился и пролетел в автоматическом режиме. Сейчас спустя столько лет технология беспилотных летательных аппаратов востребована во всем мире. А тогда, по нескольким таким программа мы опередили Запад. И вообще, Советский союз можно сказать опережал Запад и по ракетной технологи, и во многом другом.

- Возникало желание попробовать себя в роли космонавта?

- Когда я учился это была мечта всех детей Советского союза, да и всего мира. Возможно это желание и привело к тому, что я пошел учиться в авиационный. Но я в основном был технарь, любил радиотехнику. Кстати, как и Керим Керимов. Он тоже учась в азербайджанском индустриальном институте Баку занимался радиоэлектроникой. И через эту тематику пришел в ракетное направление. Тоже самое и у меня. Не знаю случайность это или нет, но это точно судьба.

- Где сейчас первый построенный вами комический корабль «Буран»? Его уже нет?

- «Буранов» было 11 штук построено. Я до сих пор помню их нумерацию: 101. 001, 002, 201 и так далее. Они были построены для разных испытаний. «Буран», который слетал в космос и вернулся находится сейчас в музее космонавтики на космодроме Байконур. Один у нас слетал в Ле-Бурже (международный авиакосмический салон Париж-Ле-Бурже - один из крупнейших авиасалонов в мире – прим. ред.). Другой находится в Бахрейне. Ещё один «Буран» долгие годы стоял в Парке Культуры, потом на ВДНХ. Несколько экземпляров у нас на заводе были. Эти фрагменты «Бурана» были не до конца построенные. Потом их утилизировали.

- У вас дома есть частичка «Бурана»?

- У меня есть в архиве отлитые фрагменты «Бурана». Я храню их дома. Сделал маленький уголок памяти.

- Если бы сейчас вы строили космический корабль, каким бы он был?

- Очень много сейчас проектов внедряется. И в основном предпочтение отдаётся производствам ради производства. То есть агрегатом, которые что-то производят. Например, корабли модульного типа, которые потом будут собираться из кусков в космосе и производит там разные материалы, биоматериалы, генные технологии. Будут оказывать услуги энергетические и транспортные, например. Одним словом, будут служить на улучшение жизни человека. Сейчас уже в Японии собираются такие модульные космические станции для использования космической энергии на земле, при том адресной. То есть из космоса передается энергия до конкретного участка дома или предприятия. Вот такие корабли я бы строил сейчас.

- В Баку приезжаете?

- После рассекречивания я часто ездил отдыхать за границу, но последние годы я езжу только в Баку. Бываю там по личным делам. У меня там дочка живет. Она переехала туда из Москвы. Я раз в год к ним езжу. Можно сказать, что благодаря дочке я обратно привязался к Баку!