AZN = 51.74 RUB
USD = 87.96 RUB
EUR = 94.26 RUB

A
Бывший замглавы МИД России Андрей Федоров: Азербайджану в ситуации с Ираном нужно проявлять терпение и виртуозность

Бывший замглавы МИД России Андрей Федоров: Азербайджану в ситуации с Ираном нужно проявлять терпение и виртуозность

Нана Хоштария
01.02.2023 19:50

/upload/iblock/857/85732ec5d56d4d1ac91e9e3510245f49.png

Очередной кризис между Азербайджаном и Ираном, что за ним стоит и как это связано с общей международной ситуацией - в интервью «Москва-Баку» разбирает бывший заместитель министра иностранных дел России (1990-1991) Андрей Федоров.

- Андрей Владимирович, Азербайджан и Иран переживают очередной виток кризиса в отношениях. С приходом к власти в Исламской Республике в 2021 году Ибрахима Раиси кризисы в азербайджано-иранских отношениях то и дело вспыхивают. Но то, что происходит сейчас – похоже на клубок противоречий. С одной стороны, Иран явно что-то хочет показать Азербайджану, с другой стороны буквально недавно, перед нападением на посольство Азербайджанской Республики в Тегеране глава МИД Ирана заявил о том, что отношения с Азербайджаном нужно усиливать и развивать. На этом фоне у Москвы с Тегераном наоборот, интенсивное сближение. И Москву, Баку, Тегеран объединяют совместные проекты, над которыми мы здесь и сейчас должны работать. Что лежит в основе произошедшего между Тегераном и Баку конфликта?

- Пока чрезмерной проблемы в отношениях Азербайджана и Ирана я не вижу. Пока. То, как себя ведет Иран, связано с тем, что его просто-напросто загнали в угол. Сегодня я как раз обсуждал эту тему с экспертами. Стало окончательно ясно, что возможности достижения договоренностей по ядерной сделке свелись к нулю. Это главный фактор такого поведения Ирана. Я знаю, какие большие планы Тегеран подготовил по своему экономическому развитию, потому что власти Ирана рассчитывали все же достичь обновленной сделки по СВПД. А ее достичь уже не получится. Таким образом Ирану все его планы на будущее подрубают одним ударом.

К этому приплюсовывается возвращение к власти в Израиле Нетаньяху, который в Иране вызывает дикое раздражение. Его рассматривают как врага, c которым надо бороться.

Кроме того, Иран крайне беспокоит нарастающее турецкое влияние в регионе. Не нужно забывать и о том, что существует и сирийский фактор. Иран сейчас фактически полностью заместил Россию в Сирии. Поддержка Ираном Асада никуда не делась. И если Турция начнет новые военные действия в САР, именно Иран будет готов предоставить свои войска для сдерживания Турции. Сейчас Иран, как, впрочем, и многие другие страны, будет ждать итогов президентских выборов в Турции, которые пройдут 14 мая.

С приходом к власти в Иране Раиси в 2021 году Тегеран начал реализовывать концепцию расширения иранского влияния в регионе и мире. В течение достаточного количества времени Иран по разным причинам воздерживался от резких региональных шагов в этом направлении. С приходом Раиси была сформулирована идея о том, что Иран должен занять место серьезного игрока, а политика серьезного игрока зачастую подразумевает не мир, любовь дружбу со всеми окружающими (даже если Иран на регулярной основе об этом говорит), а навязывание другим своей точки зрения и воли. Вот роль серьезного игрока Иран сегодня и пытается реализовывать.

Исходя из всех обозначенных факторов, очевидно, что Иран, когда сорвались все его планы и он загнан в угол, будет резко кардинально по иной схеме выстраивать свою политику. Он будет себя вести по-другому – и в регионе, и на Кавказе, и везде. Он уже ничего не боится. Для него ситуации хуже уже не будет. Один западный дипломат мне прямо сказал: «Нынешняя ситуация даст нам возможность «выключить» Иран окончательно из мировой политики». И Иран это очень хорошо понимает. У Ирана во многом развязались руки. До этого в течение двух лет Тегеран сдерживал себя в надежде, что вот сейчас, вот сейчас, еще последний шанс на сделку по СВПД. А в итоге все это не сложилось. Видение, которое у Ирана было еще полгода назад, ушло. Всё, этого больше не будет. У Ирана иллюзий больше нет. У Ирана появилась определенная озлобленность. Это уже не тот Иран, который будет сдерживать себя. Сейчас он может кусаться.

Высока вероятность, что в ближайшее время Иран может пойти на провокацию, на обострение ситуации в регионе. Потому что это принесет ему политическую выгоду – а именно, прежде всего – ослабление Израиля. Сейчас, я считаю, в отличие от прошлых лет Иран готов к конфликту с Израилем. Пусть даже без победы. Но он все же даст ему многое. Ослабить Израиль - всегда было исторической целью Ирана. Тем более, иранцы понимают, что сегодня у них есть возможность – в условиях подготовки США к президентским выборам, возможностей со стороны Штатов помочь Израилю будет меньше.

Поэтому в ближайшие месяц-два Иран может начать себя еще более радикально вести и станет более конфликтным, причем для всех. Сегодня на Иран надо взглянуть несколько по-другому, это даже не тот Иран, что был несколько месяцев назад.

Все это, конечно, нужно рассматривать в рамках тех процессов, которые сегодня происходят в мире. Это общая вовлеченность. Здесь нет чисто регионального аспекта.

- А как это все стыкуется с уплотнением сотрудничества России и Ирана сейчас, на фоне той же международной ситуации? И как Россия будет действовать?

- Нормально стыкуется. Сегодня единственная страна, у которой Иран может получить оружие – это Россия. Единственная страна, которая может помогать торговать нефтью в обход санкций – это Россия. Единственная страна, которая может помочь реализовать транспортный коридор через Каспий к Индии через Иран – это Россия.

Если честно, России сейчас вообще не до складывающейся для Ирана ситуации. У нас главная проблема – Украина.

- Нападение на посольство Азербайджана в Иране с чем может быть связано?

- Я бы эту ситуацию пока не политизировал и списал скорее на этнонациональную сторону, а не геополитическую. Как известно, между Ираном и Азербайджаном есть и исторические претензии, которыми некоторые силы могут пользоваться. Но в целом, как я и сказал, весь негатив, прорывающийся от Ирана конкретно на Южном Кавказе, связан в том числе с тем, что ему не нравится усиление Турции в регионе.

- Когда осенью 2020 года закончилась Вторая Карабахская война, Россия открыла возможности для широкого мирного сотрудничества на Южном Кавказе и далее. Тогда казалось, что реализация такой концепции не будет сталкиваться с серьезными проблемами. Ведь и у России, Азербайджана, Ирана слишком много общих проектов, чтобы вот взять и все отменить. В итоге такая мирная концепция начинает рушиться...

- Никто эту концепцию не отменял. Но она сейчас не работает. Просто появились новые реалии и все, что было задумано до этого, начало сыпаться. Каждый в регионе преследует свои интересы. События на Украине и в мире внесли очень серьезные коррективы.

- Недавно глава МИД Ирана заявил, что Тегеран намерен интенсивно укреплять отношения с Азербайджаном. Вскоре произошло нападение на посольство. Слишком многое диссонирует…

- Все же не очень диссонирует. Позитивные заявления - это нормальная дипломатия. Кто же будет говорить, что мы хотим плохих отношений. Просто заявления и практика – это разные вещи.

- Сегодня замглавы МИД Армении заявил, дескать Иран помогал армянской стороне, когда в прошлом году между Азербайджаном и Арменией были витки эскалации. Нельзя не забыть и о том, что Иран направлял сигналы о своем незаинтересованности в реализации Зангезурского коридора. Таких примеров можно привести еще много. Кажется, очевидно, при Раиси отношения Ирана и Армении стали более близкими, а ИРИ и Азербайджана – напротив, усложнились.

- Если ты хочешь быть региональной державой, нужно показывать другим, что ты хочешь ею быть. Вот Иран и направлял импульсы Азербайджану… Иран стремился стать новым транспортным хабом.

Когда Азербайджан и Иран выясняют отношения, Армении это очень нравится. Это естественно. И да, с приходом к власти Раиси отношения Ирана и Армении стали ближе, а Ирана и Азербайджана отдалились. Но правда, все же частично.

Иран скоро себя покажет в региональном и глобальном планах. Это может вылиться в военный конфликт между Ираном и Израилем. И может вылиться в открытую и очень жесткую претензию ИРИ на региональное лидерство. Что, вот, друзья, мы сейчас самыми сильными будем, потому что у нас атомная бомба и т.д. Кто хочет быть с нами – будет с нами, кто не хочет – будет против нас. Это то развитие событий, которое нужно иметь в виду как вариант.

- То есть стабильности и конструктивного сотрудничества на Южном Кавказе, в Каспийском регионе в ближайшее время особо ждать не стоит…

- Проблема в том, что Иран сейчас может резко занести. И еще есть много заинтересантов раскачивать ситуацию на Южном Кавказе и везде где только можно. Азербайджану нужно проявлять максимум терпения в отношении Ирана. Это очень важно. Потому что если в результате действий Исламской Республики начнется масштабный региональный кризис, то для Ближнего Востока это все закончится очень плохо. И Азербайджану нужно быть терпеливым и виртуозным в своих решениях, подходах. Как мы знаем, Азербайджан всегда терпелив и конструктивен, слов на ветер не бросает. Но сейчас очень важная ситуация наступает. Нужно быть еще более аккуратными.