AZN = 51.74 RUB
USD = 87.96 RUB
EUR = 94.26 RUB

A
Испытание трагедией. Комментарий Сергея Строканя (видео)


Новую реальность в отношениях России, Ирана и Азербайджана, возникающую после гибели президента Исламской республики Эбрахима Раиси, анализирует политический обозреватель Сергей Строкань - специально для портала «Москва-Баку»

Гибель президента Ирана Эбрахима Раиси и членов высшего руководства страны, возвращавшихся домой после исторического визита в Азербайджан и попавших в авиакатастрофу на северо-западе Ирана, потрясла весь мир.

Вместе с народом Ирана, где был объявлен пятидневный траур, скорбят Азербайджан и Россия. В Москве и Баку президент Раиси всегда воспринимался как один из самых ярких мировых политиков. Три страны региона - Россию, Иран и Азербайджан связывают тысячи исторических и культурных нитей, их объединяют общее цивилизационное пространство, многочисленные интеграционные и торгово-экономические проекты, их общее достояние - Каспий и его богатства.

Погибшие президент Ирана и члены его команды были активными сторонниками всемерного развития связей между нашими государствами и народами, и их гибель - огромная утрата.

Информационная картина вокруг президента Ирана в последний день его жизни не предвещала трагической развязки. Еще в воскресенье утром Эбрахим Раиси прибыл с визитом в Азербайджан и вместе с президентом  Ильхамом Алиевым принял участие в церемонии сдачи в эксплуатацию гидроузла «Худаферин» и открытия гидроузла «Гыз-Галасы» на реке Араз.

Выступая на церемонии, президент Азербайджана, оказавшийся последним иностранным лидером, который лично общался со своим иранским коллегойа, назвал открытие гидроузлов на реке Араз «историческим событием» для двух  стран. В своем выступлении Ильхам Алиев  сделал несколько громких заявлений о политической ситуации на Южном Кавказе, непростом переговорном процессе с Арменией, а также об отношениях Баку и Тегерана.

Принципиально важным было его заявление о том, что развитие региона должно обеспечиваться волей самих народов, проживающих в регионе. При этом Ильхам Алиев указал на то, что вмешательство нерегиональных стран в дела Ирана и Азербайджана, неприемлемо. По его словам, если руководители стран, расположенных в тысячах километрах от региона, хотят то добиться чего-то позитивного, то они должны говорить со странами региона напрямую, в не действовать за их спинами.

Буквально за несколько часов до трагедии прозвучали важные слова президента Алиева об ирано-азербайджанской дружбе и братстве. Он назвал отношения двух стран важным фактором стабильности, укрепления мер безопасности в регионе. Во всех международных организациях, членами которых являются Иран и Азербайджан, они поддерживают друг друга и намерены это делать и дальше.

Лучшей иллюстрацией слов Ильхама Алиева о том, внешние силы не понимают регион и способны только дестабилизировать ситуацию, ловить рыбку в мутной воде и зарабатывать политические очки на трагедии, может служить заявление госсекретаря США Энтони Блинкена.

Отвечая на вопрос  о том, что будет значить для иранского народа гибель президента страны, глава госдепа США договорился до того, что, оказывается, иранскому народу теперь будет лучше. Вот заявление Блинкена о погибшем иранском лидере: «Учитывая ужасные действия, совершенные им как судьей и как президентом, да, иранскому народу, возможно, стало лучше».

В эти дни мировые СМИ продолжают муссировать конспирологические версии о причинах трагедии и о том, кому это может быть выгодно. Опускаться до их обсуждения - дело недостойное.

Посетив посольство Ирана в Баку, президент Алиев встретился с главой дипмиссии Исламской республики и оставил запись в книге соболезнований.

Теперь перед руководством России, Ирана и Азербайджана  встает главный вопрос о том, как будут складываться отношения в треугольнике Москва-Баку-Тегеран дальше.

Учитывая систему религиозно-светской власти в Иране, на вершине которой над президентом стоит верховный лидер аятолла Хаменеи, политическая система страны обладает огромным запасом прочности и устойчивости.

Это означает, что ни внутри страны, ни за ее пределами, в ее отношениях с внешним миром, как бы ни желали враги и недруги Ирана, страна сможет избежать потрясений.

Никаких потрясений не должно происходить и в треугольнике Москва-Баку-Тегеран. Незадолго до трагедии произошло сразу несколько событий, демонстрирующих огромный неизрасходованный потенциал их связей.

Обращу внимание лишь на одно из них, помимо введения в эксплуатацию гидроузлов на реке Араз.

За несколько дней до трагедии, произошедшей в приграничной с Азербайджаном иранской провинции Восточный Азербайджан, Иран и Индия подписали соглашение об эксплуатации находящегося на юге Исламской Республики стратегического порта Чабахар. Его развитие способно придать новое ускорение и открыть второе дыхание у проекта международного транспортного коридора «Север-Юг», реализуемого Россией, Азербайджаном, Ираном и Индией.

Переговоры с индийским министром вел министр дорог и городского развития Ирана Мехрдад Базрпаш.

Тот самый Мехрдад Базрпаш, который оказался в одном вертолете с президентом в день трагедии. Мехрдад Базрпаш назвал порт Чабахар «сверкающим драгоценным камнем на иранском побережье, который может стать современным центром транзита в ближневосточном регионе и Западной Азии».

Значение порта Чабахар выходит далеко за рамки сотрудничества двух стран, поскольку  он станет жизненно важной торговой артерией, связывающей Индию с Афганистаном и странами Центральной Азии и Южного Кавказа. Эта взаимосвязь открывает новые возможности для торговли и повышает устойчивость цепочек поставок товаров во всем регионе.

Как ожидается, Чабахар также превратится в транзитный узел международного транспортного коридора «Север-Юг».

В мае прошлого года Россия и Иран подписали документы по достройке последнего необходимого участка железной дороги западного маршрута МТК Решт-Астара.

Незадолго до своей гибели президент Раиси назвал развитие пути из порта Чабахар до Каспийского моря, а затем через территорию России в Европу одним из перспективных  направлений сотрудничества с Россией и Азербайджаном.

В целом, растущее межрегиональное значение проекту МТК придает вовлечение в него все большего числа игроков из соседних регионов, становящихся сообщающимися сосудами.

Этот торговый путь рассчитан на транспортировку грузов из Индии и государств Персидского залива в Западную и Северную Европу через территории Ирана, Азербайджана и России, в том числе путем соединения железных дорог этих трех стран.

Между тем проект Чабахар несет не только новые возможности, но и новые геополитические риски. Комментируя соглашение, подписанное Дели и Тегераном, заместитель официального представителя Госдепартамента США Ведант Патель заявил, что «любой, кто рассматривает возможность заключения деловых сделок с Ираном, должен осознавать потенциальные риски, которым он подвергается, и потенциальный риск санкций». Таким образом, эта угроза была адресована всем участникам проекта МТК - России, Индии, Ирану, Азербайджану.

Добавим, что реакция США на развитие порта Чабахар, как и комментарий Блинкена в том духе, что без президента Раиси Ирану будет лучше, стала еще одной иллюстрацией слов Ильхама Алиева о деструктивной роли вмешательства внешних сил.

Между тем, есть все основания полагать, что испытание общей трагедией, которое проходят в эти дни Москва, Баку и Тегеран, не ослабит, а еще больше укрепит их связи - назло армии недругов и конспирологов. Сотрудничество в треугольнике Россия-Иран-Азербайджан, как и четырехстороннее партнерство в рамках коридора «Север-Юг» - это несущие конструкции и опорные точки роста и развития сразу в нескольких регионах большой Евразии.