AZN = 54.42 RUB
USD = 92.51 RUB
EUR = 98.91 RUB
Новости дня

A
Еревану НАТО, Баку нет. Комментарий Сергея Строканя (видео)

Итоги турне генсека НАТО Йенса Столтенберга по Южному Кавказу и его долгосрочные последствия для противостояния альянса с Россией подводит политический обозреватель Сергей Строкань - специально для портала «Москва-Баку»

На пике противостояния России и Запада генсек НАТО Йенс Столтенберг совершил турне по трем странам Южного Кавказа, на этой неделе посетив Азербайджан, Грузию и Армению.

Его поездка совпала с новым заявлением Владимира  Путина о том, что полномасштабный конфликт между Россией и НАТО после его переизбрания на новый срок исключать нельзя.

Отвечая на вопросы журналистов сразу после победы на президентских выборах, Владимир Путин признал, что такой конфликт поставил бы мир на грани третьей мировой войны, в чем, по его словам, никто не должен быть заинтересован.

Учитывая этот невероятно сложный геополитический контекст, поездка генсека НАТО по южному флангу постсоветского пространства приобретала для руководства альянса дополнительную добавочную стоимость.

Напомню, что стратегия взаимодействия с тремя государствами Южного Кавказа была представлена в отчете о работе НАТО за 2023 год, в который даже вошел специальный раздел по Южному Кавказу. Однако при этом под визиты Йенса Столтенберга в три государства Южного Кавказа невозможно подвести общий знаменатель. Каждая страна выстраивает свою модель отношений с альянсом, имеет свои цели, и эти цели совсем даже не совпадают.

Что касается Азербайджана, то в  отличие от Грузии и Армении, Баку четко и недвусмысленно давно дал всем понять, что он не имеет никаких намерений добиваться членства в НАТО.

Причем не только сегодня, но и в долгосрочной перспективе. Азербайджан дорожит своим внеблоковым статусом, позволяющим проводить многовекторную политику и не создавать почву для конфликта с Россией и ее партнерам по Организации договора о коллективной безопасности ( ОДКБ).

Эта позиция Баку и определила формат сотрудничества с НАТО, обозначив границы взаимодействия и избавив стороны от завышенных ожиданий. Отношения Азербайджана с НАТО остаются весьма ровными на протяжении всего периода, хотя и форсировать их по понятным причинам нет смысла.

Добавим, что генсек НАТО прибыл в Баку в условиях заметного спада в его отношениях с Западом. По иронии судьбы, главным антагонистом в евроатлантическом сообществе стала Франция - один из лидеров ЕС и НАТО, открыто поддержавшая Ереван, а также сумевшая создать серьезные проблемы для многовекторной политики Баку. Учитывая это, для Ильхама Алиева переговоры с генсеком НАТО становились возможностью снять негатив, который в последнее время накопился в отношениях с Западом не по вине азербайджанской стороны.

С этой точки зрения можно сказать, что Баку в определенном смысле поставленной цели достиг.

На совместной пресс-конференции с Ильхамом Алиевым Йенс Столтенберг не скупился на уважительные жесты в адрес Азербайджана, отметив его важную роль в обеспечении энергетической безопасности и развитии все более тесных связей с несколькими членами НАТО.

В целом, по тону своих заявлений Столтенберг явно не напоминал Макрона. Так, он назвал намеченный на ноябрь глобальный климатический саммит в Азербайджане важной вехой сотрудничества для всех, кого беспокоит изменение климата.

Кроме того, генсек НАТО поблагодарил Азербайджан за вклад в миссии альянса, в том числе, в Косово и Афганистане.

Одно из его ключевых заявлений касалось необходимости активизировать мирный процесс на Южном Кавказе.

Президент Алиев развил эту тему, отметив, что после восстановления территориальной целостности Азербайджана стороны «очень близки к прорыву» в мирном процессе, способном привести в регионе к серьезным геополитическим изменениям.

Учитывая, что до визита генсека НАТО в Баку политическими кругами Запада постоянно выстраивалась картина, представляющая Азербайджан воображаемым потенциальным агрессором по отношению к Армении, генсек НАТО фактически доказал безосновательность попыток демонизации Баку.

Отметим также, что находясь в Баку, генсек Столтенберг не позволил себе ни единого выпада в адрес России, понимая, что азербайджанская сторона его в этом не поймет и не поддержит.

Его визит в Тбилиси, ставший вторым пунктом турне по Южному Кавказу, по своим задачам уже существенно отличался от визита в Баку. В отличие от Азербайджана, Грузия много лет активно стучится в двери НАТО, хотя и без особого  успеха.

В связи с этим, находясь в Тбилиси, Йенс Столтенберг всячески упирал на то, что Грузия должна проводить реформы по стандартам НАТО, чтобы доказать свое право участвовать в евроатлантической интеграции.

В свою очередь, в заявлениях представителей грузинского руководства раз за разом прорывался вопрос, так и оставшийся без ответа: когда же наконец Грузию примут в альянс?

Вместо ответа Йенс Столтенберг решил использовать площадку Тбилиси для многочисленных выпадов в адрес России, обвиняя ее в нарушении территориальной целостности грузинского государства и пытаясь провести параллели между Украиной и Грузией, которых он считает жертвами России.

Все, кто в эти дни следил за турне Йенса Столтенберга, не могли не понимать, что его переговоры в Баку и Тбилиси - лишь прелюдия перед кульминацией его поездки.

Этой кульминацией стал  визит в Армению, отношения с которой у Брюсселя развиваются наиболее активно.

Если в Баку и Тбилиси главной задачей генсека НАТО было устранить недопонимания в их отношениях с Западом и так сказать, продемонстрировать флаг Североатлантического  альянса в бывших советских республиках, то в Ереване стояла другая задача. Его миссия была призвана превратить медовый месяц в отношениях с Арменией в ее форсированный выход из системы безопасности в регионе с участием России и ОДКБ.

Напомню, что в рамках политики отказа от прежней системы безопасности, опирающейся на Россию и ОДКБ, Ереван ранее пригласил на свою территорию наблюдательную миссию ЕС, затем ее расширил, после этого потребовал вывода российских пограничников из аэропорта Звартноц и заморозил свое членство в ОДКБ, которое де-факто выглядит как выход из организации.

На совместной пресс-конференции по итогам переговоров Йенс Столтенберг и Никол Пашинян обозначили основные направления дальнейшего сотрудничества Еревана и Брюсселя.

Речь теперь  идет не только о развитии политического диалога, но и о внедрении натовских стандартов в реформировании вооруженных сил Армении.

Кроме того, достигнута договоренность в ближайшее время утвердить новый формат сотрудничества Армении и НАТО - индивидуально адаптированную программу партнерства.

Возникает закономерный вопрос: как эти все инициативы согласуются с союзническими отношениями и военно-техническим сотрудничеством Армении с Россией. Какой политический диалог может вести Ереван с НАТО, в то время как в политике альянса главной целью стало противостояние с Россией. Диалог об этом?

Сам Никол Пашинян на пресс-конференции с Йенсом Столтенбергом поспешил заверить, что этот процесс не направлен против какого-либо государства, и нацелен на повышение оборонных способностей для обеспечения территориальной целостности Армении. По его словам, чрезвычайно важно укрепить «уровень сопротивляемости» и развивать оборонительный потенциал Армении. Он не стал уточнять, что имеется в виду под «уровнем сопротивляемости» в условиях, когда Баку и Ереван заявляют о прогрессе на пути к мирному договору.

В свою очередь, похвалив Никола Пашиняна за «приверженность демократии» и расширенное участие военных Армении в миссии НАТО в Косове, генсек альянса также не забыл упомянуть украинскую тему, записав Ереван в международную группу поддержки Киева: «Я приветствую солидарность Армении с Украиной», - заявил он.

Главный вывод, который можно сделать по итогам турне Йенса Столтенберга по Южному Кавказу, состоит в том, что его переговоры завершили оформление обновленной региональной стратегии НАТО, в которой Армения претендует на роль особо ценного партнера альянса, приобретающего для него гораздо больший интерес, чем Азербайджан и Грузия. Йенс Столтенберг подтвердил, что главная цель его поездки - сдерживание России. Другое дело, что в Баку эта цель для альянса изначально была недостижимой, чего нельзя сказать о Ереване, который, прикрываясь рассуждениями о диверсификации своей внешней оборонной политики фактически сделал ставку на единственного партнера и включился в антироссийскую игру НАТО.