AZN = 37.85 RUB
USD = 64.22 RUB
EUR = 70.94 RUB
BRENT = 58.92 USD

Российский эксперт: После карабахской речи Пашиняна блокада Армении только усилится

Российский эксперт: После карабахской речи Пашиняна блокада Армении только усилится

Олег Белозеров    "Москва-Баку"
09.08.2019 11:23
/upload/iblock/cb4/cb4e0d2b9c6528ed9228b4b72ac9160a.jpg

В оккупированном Карабахе завершился первый этап «Панармянских игр» и теперь они продолжатся в Ереване, пока не пройдет торжественная церемония их закрытия 17 августа на площади Свободы в армянской столице.

Однако это мероприятие привлекло внимание экспертов своими чисто политическими, а не спортивными рекордами. Глава правительства Никол Пашинян превратил его в удобную площадку для объявления о своих программных целях на ближайшие годы.

В частности, пообещал Пашинян, Армения завоюет на Олимпиадах 25 золотых медалей, тогда как за всю историю республики она набрала пока что только две. А вот армянская армия к 2050 году, как мечтается Пашиняну, займет место в двадцатке сильнейших в мире, а ее спецслужбы по эффективности – в десятке сильнейших. Кроме того, премьер впервые прямо и открыто заявил, что считает Карабах неотъемлемой частью Армении, тем самым дав понять, что намерен официально объявить оккупированные азербайджанские земли частью своей республики. На такой шаг не решались даже его сами агрессивные предшественники.

О том, не лишают ли такие заявления смысла дальнейшие мирные переговоры с Ереваном, в интервью порталу «Москва–Баку» рассказал российский политолог, руководитель портала PolitRUS Виталий Арьков.

– Виталий Александрович, означает ли эта речь новый поворот в политике Пашиняна?

– Сам факт того, что он выступил с такой речью именно в Карабахе, говорит о некоторых новых планах руководства Армении в отношении оккупированных земель. Судя по всему, Пашинян собирается де-юре объявить Нагорный Карабах частью Армении. Это очень значимый поворот в его риторике. Вероятно, Пашинян решил предложить Баку сделку. Суть ее в том, что Ереван возвращает под контроль Азербайджана семь оккупированных районов, окружающих Карабах, а в обмен предлагает признать сам Карабах частью Армении.

– А армянское общественное мнение вообще готово хотя бы к такому варианту компромисса с Азербайджаном?

– Судя по опросам, – нет. Оно не готово вести речь даже об оккупированных азербайджанских районах, которые расположены вокруг Карабаха. А ведь эти территории пока что даже сами власти Армении официально признают оккупированными. Большинство рядовых армян воспринимают их как свою собственную землю. Думаю, пока этот вопрос не решится внутри общества, пока общественное мнение не созреет, конфликт не будет исчерпан.
Кроме того, я считаю, что Баку даже на такую сделку с Ереваном все равно не пойдет. Он никогда не признает Карабах частью Армении. Но такой поворот в риторике Пашиняна заводит в тупик все переговоры, которые шли в рамках Минской группы. Выходит, Ереван сознательно делает все, чтобы переговоры сорвались.

– До сих пор Пашинян подавал себя в образе либерального, прозападного лидера. По поводу Карабаха он в первый год своего правления всячески намекал на желание найти формулу примирения с Азербайджаном. Получается, теперь он решил поиграть на чисто националистических струнах в душе армянского общества?

– Он это вынужден это делать, поскольку пока у него нет никаких успехов во внутренней политике. Этот трюк не Пашинян сам придумал. Он известен чуть ли не со времен Макиавелли. Если у тебя внутри страны серьезные социально-экономические проблемы и ты как лидер не можешь их решить, тогда раздувай патриотизм, срочно создавай образ внешнего врага, говори, что надвигается война и так далее. Это старый набор, Пашинян по нему и идет. Ему теперь надо переключить внимание армянского общества с плохой работы своего кабинета министров на Азербайджан, или на других внешних врагов.

– Но еще несколько месяцев назад казалось, что в отношениях с Баку наступает разрядка. Лидеры двух стран провели серию встреч, в июне, впервые за многие годы стороны провели обмен военнопленными...

– Мне тогда хотелось верить, что обмен пленными – это начало большого мирного проекта, что он предвещает потепление в отношениях двух соседних стран, начало конструктивного диалога. Хотелось верить, что с началом обмена пленными прекратятся и обстрелы, провокации со стороны Армении. Ведь это звенья одной цепи.

– Значит, отношения Ильхама Алиева и Никола Пашиняна так и не стали доверительными?

– В том, что тогда, в июне произошел обмен пленными, во многом заслуга Ильхама Алиева – он первым проявил инициативу и форсировал переговоры. Достаточно вспомнить о том, какие сделал заявления президент Алиев после того, как Пашинян стал премьер-министром. Он первым потянул руку, он говорил о том, что лично Пашинян, образно говоря, не замазан кровью карабахской войны, поэтому Баку готов с ним общаться, пусть и не с чистого листа. То есть дал понять: мы пытаемся начать диалог с новым человеком заново. В принципе к обмену заключенными были готовы обе стороны. Но конфликт этим не решается. А если его не решить, то возможно возобновление активных боевых действий, и тогда пленные будут появляться снова и снова. К сожалению, так будет до бесконечности.

– А насколько, по-вашему, реалистичны экономические цели, о которых объявил Пашинян в Степанакерте? Он, напомню, набросал портрет Армении такой, какой ее видит к середине нашего столетия. Посулил резкий рост населения до 5 млн человек – с нынешних трех, создание 1,5 млн рабочих мест, появление высокотехнологичных компаний с 10 миллиардными оборотами, причем миллиардными в долларах, искоренение бедности и взрывной рост туризма.

– Это утопия. Войти в двадцатку стран по мощности вооруженных сил? Это совершенно нереально для такой маленькой республики, не имеющей значительных ресурсов, даже если бы не было экономической блокады. А блокада со стороны Азербайджана и Турции не только сохранится, она даже будет усиливаться – судя по тезисам, которые озвучил Пашинян относительно Карабаха. То есть его же собственная политика отдаляет перспективу снятия блокады.