AZN = 43.13 RUB
USD = 73.28 RUB
EUR = 86.63 RUB
Новости дня

Что скажет Строкань: Кому угрожает «великий и могучий» (видео)

Что скажет Строкань: Кому угрожает «великий и могучий» (видео)

10.07.2020 11:42

Попытки выдавливания русского языка из бывших советских республик анализирует политический обозреватель Сергей Строкань – специально для портала "Москва-Баку" 

Распад СССР, который одни называют крупнейшей геополитической катастрофой 20-го века, а другие – благом для отправившихся в свободное плавание бывших советских республик, привел к разрушению общего политического, экономического и культурного пространства «братской семьи» народов. Однако и через три десятилетия после того, как великая советская страна ушла в историю, единым и неделимым для ее бывших граждан осталось общее пространство русского языка. Между тем, сегодня и это пространство оказалось под угрозой, подтверждением чего служит непростая судьба российских телеканалов, сталкивающихся с растущими проблемами в самых разных частях постсоветского пространства. 

Скажем прямо: какими бы разными ни были государственное устройство, политическая ориентация и экономическая модель новых независимых государств, возникших на обломках СССР, общим знаменателем для них до последнего момента оставался язык межнационального общения -- русский. 

По иному и быть не могло. 

Именно русский язык, над которым как будто не властно время, продолжает осуществлять важнейшую коммуникативную функцию на огромном евразийском пространстве бывшего Союза, становясь незаменимым инструментом общения для всех – от обычных граждан до лидеров государств. Как это происходит в Азербайджане, где ограничивать использование русского языка, звучащего повсюду, никому и в голову не взбредет. 

Между тем, как выясняется, и в едином языковом пространстве, доставшемся нам в наследство от СССР, уже возникают или могут возникнуть рукотворные «черные дыры», то тут, то там незримо проступающие на сверкающих сочными красками плазменных телеканалах многомиллионной аудитории. 

Тенденция, однако? 

Попытаемся разобраться, можно ли считать происходящее чистыми совпадениями, стечением обстоятельств или мы имеем дело с неким долгосрочным трендом. И что это – целенаправленное выдавливание или некая оптимизация работы средств массовой информации, без которой невозможно любое развитие? 

Нетрудно догадаться, что законодателем мод в отключении русскоязычных телеканалов задает Прибалтика, продолжающая сводить «исторические счеты» с Москвой. Так, в ноябре прошлого года Национальный совет по электронным СМИ Латвии, страны где более четверти населения – русские, принял решение остановить трансляцию в республике девяти русскоязычных каналов. 

Примечательно, что в число запрещенных в Латвии вошли такие нейтральные, наполненные культурным или развлекательным контентом российские каналы, как «Время: далекое и близкое», «Бобер», «Дом кино», «Дом кино премиум», «Музыка Первого», «О!», «Поехали», «Телекафе» и «Петербург - Пятый канал». В связи с этим официальный представитель МИД России Мария Захарова призвала международные структуры дать правовую оценку действиям латвийских властей. Она заявила о предпринимаемой в Риге попытке зачистки латвийского информационного пространства от российских медиаресурсов и грубом нарушении международного права в части, касающейся свободы выражения мнения и равного доступа к информации. 

Да что там Прибалтика, которая считает свое пребывание в составе СССР историческим недоразумением и сегодня борясь с русским языком, пребывает в убеждении, что вот таким образом она выдавливает из себя ненавистное «советское прошлое». 

Украина – самая близкая к России бывшая советская республика, где в отдельных регионах русский язык до сих пор звучит едва ли не чаще, чем украинский, запретила российские телеканалы еще при предыдущем президенте Петре Порошенко. 

А пришедший вроде бы как исправлять все перегибы своего предшественника Владимир Зеленский, представитель русскоязычного Востока страны, кстати, начинавший свою карьеру на телевизионном экране с русскоязычным контентом, фактически продолжил политику насильственной украинизации. Запрета программ оказалось недостаточно – Владимир Зеленский заодно ввел в действие решение Совета национальной безопасности и обороны Украины о продлении запрета российских сайтов и социальных сетей еще на три года. 

Напомним, что российские социальные сети «ВКонтакте» и «Одноклассники», компании «Мейл.ру», «Яндекс», «Яндекс.Украина» попали под запрет попали в 2017 году при Петре Порошенко, который тогда заявил, что «украинский народ сможет прожить без российских социальных сетей». 

Это решение вызвало критику ОБСЕ и даже недружественного Москве Госдепа США, а в российском МИДе тогда заявили, что с помощью запрета социальных сетей Киев хочет блокировать альтернативные источники информации. 

И вот на этом фоне нечто не вполне понятное и объяснимое стало происходить вокруг российских телеканалов в Армении, в отличие от враждебных Прибалтики и Украины имеющей союзнические отношения с Россией. 

О чем речь? 

Полной неожиданностью для многих стал предложенный правящим блоком «Мой шаг» новый законопроект, ужесточающий правила вещания в стране иностранных, в том числе российских каналов. Уже одобренный в первом чтении законопроект «Об аудиовизуальных медиа», судя по всему, будет принят в июле, а де-факто новые правила заработают с начала 2021 года. 

Кроме того, в первом чтении одобрены и поправки в закон «О лицензировании», который должен будет полностью заменить действующий закон «О телевидении и радио». 

После изменения законодательства российские каналы смогут попасть в обычную сетку вещания только на основе межгосударственного договора. Кроме того, их контент теперь должен будет дублироваться на армянский язык или снабжаться субтитрами, что создаст неизбежные дополнительные трудности для производства русскоязычного телевизионного продукта, предназначенного армянской аудитории. 

Напомним, что в январе этого года, когда законопроект был только заявлен, он вызывал недоумение российского МИДа. Причиной стало процитированное средствами массовой информации высказывание председателя Национальной комиссии по телевидению и радио Тиграна Акопяна о том, что наличие иностранных телеканалов в мультиплексе «представляет угрозу национальной безопасности Армении». 

А когда в воздухе запахло скандалом, Тигран Акопян поспешил заявить, что, дескать, его слова передали неправильно, потому что он говорил не о национальной, а о «информационной» и «языковой безопасности». Что такое информационная и языковая безопасность, и какую угрозу для нее может представлять русский язык, он не уточнил. 

Вообще, инициаторы законопроекта всячески упирают на то, что его цели -- не политические, а чисто технические. И российский телевизионный контент в Армении останется столь же доступным, как и раньше и не будет случая, чтобы российским телеканалам было отказано в трансляции в кабельных сетях. 

Тем не менее, есть определенные основания усомниться в том, что речь идет исключительно о технических нововведениях. Вот только один пример. В ходе состоявшегося в апреле этого года обсуждения в парламенте Армении депутат от правящего парламентского большинства блока «Мой шаг» Нарине Тухикян подняла вопрос об ограничении трансляции российских каналов, в числе которых она упомянула канал «Мир», «Россию», «Первый канал», которые, по ее мнению, содержат антиармянский контент. 

«Можно ли ограничить или отключить некоторые антиармянские или разжигающие к армянам ненависть программы, несмотря на наличие договоров?» – вопрошала депутат от правящего блока «Мой шаг». 

«Данный вопрос является внутренним делом Армении как суверенного государства. Вместе с тем, новый закон прямо скажется на судьбе вещания в Республике российских телеканалов», -- прокомментировали возникшую коллизию в российском посольстве в Ереване, напомнив о том, что «значительная часть армянских граждан непосредственно связана с Россией - кто-то там работает, у кого-то - живут родственники, которых они часто навещают и так далее». 

А вот мнение ректора Государственного института русского языка имени А.С. Пушкина Маргариты Русецкой, у которой тенденции вокруг российских каналов в Армении вызывают сожаление. «Конечно, это очень грустно, потому что невозможно говорить о русском языке как о языке исключительно русского народа. Русский язык – это язык, который относится к группе больших, мировых языков, которые, как показала история, оторвались от народа его создавшего и стали обеспечивать решение цивилизационных задач. Это один из языков мирового общения, это язык общения на постсоветском пространстве». 

Между тем, великий могучий русский язык – «язык общения на постсоветском пространстве», всеми правдами и неправдами, находя для этого десятки причин или предлогов, пытаются сделать «языком разобщения». А ведь от этого не выиграет никто, а вот проиграют все. Так что всем его гонителям самое время сказать: «Руки прочь от русского языка!» 

Сказать, громко, по-русски, чтобы всем сразу стало понятно.