AZN = 40.94 RUB
USD = 69.59 RUB
EUR = 75.78 RUB
Новости дня

О чем договорились Шойгу и Гасанов в Москве на 70-м заседании Совета министров обороны стран СНГ

Надана Фридрихсон, "Москва-Баку"
18.06.2016 02:44


В Москве прошло 70-е заседание Совета министров обороны стран СНГ, в работе которого принял участие также министр обороны Азербайджана Закир Гасанов. В ходе встречи обсуждались вопросы реализации Концепции военного сотрудничества государств - участников СНГ до 2020 года, разработки проекта Концепции воздушно-космической обороны, подготовки и проведения Армейских международных игр 2016 года. Особое внимание было уделено проблеме международного терроризма.

В рамках заседания состоялась также двухсторонняя встреча министров обороны России и Азербайджана. Стороны обсудили вопросы международной безопасности – на Каспии и Южном Кавказе. Примечательно, что ранее стало известно о визите министра обороны России Сергея Шойгу в Туркменистан. Впервые за 25 лет глава оборонного ведомства РФ посетил Ашхабад.

Угроза для Центральной Азии

Судя по всему, Москва всерьез рассматривает перспективу дестабилизации Центральной Азии и как следствие каспийского региона, к которому относится и Азербайджан. Опасения связаны в первую очередь с активностью боевиков запрещенной в России террористической организации ИГИЛ, которая, теряя позиции в Сирии, может рассматривать варианты подрыва ситуации на ближних подступах к России – в первую очередь речь идет о Центральной Азии.

И предпосылки, к сожалению, есть. Большинство государств этого региона нестабильны по своему социально-экономическому положению. Было много выходцев из этих стран, которые пополняли ряды ИГ в Сирии. Теперь есть риск, что они попытаются вернуться обратно.

Кроме того, ИГ интересуется Центральной Азией в идеологическом плане. Три республики – Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан, а также Пакистан, Афганистан и восток Ирана рассматриваются ими как «провинция Хорасан», о создании которой они объявили в январе 2015 года. Опорным пунктом в этом проекте выступает Афганистан, на просторах которого ИГ ведет борьбу с талибами. И если первое время ИГ удавалось одерживать верх, то с появлением нового лидера Талибан, ситуация изменилась. Стало известно, что глава Аль-Каиды присягнул ему на верность.

На фоне этих событий, пошли сообщения о провокациях на туркмено-афганской границе. В зоне риска оказываются также Таджикистан и Узбекистан. В этой связи визит Шойгу в Ашхабад был своевременный. И, по всей видимости, Туркменистан, долгие годы стараясь не сближаться с Россией, в нынешних реалиях готов рассмотреть варианты военного сотрудничества.

Угроза для каспийского региона и Южного Кавказа

Надвигающаяся угроза актуальна для каспийского региона в целом. Если боевики начнут переброску сил в Афганистан, то очевидно, что помимо обозначенных целей они постараются дестабилизировать нефтегазовый регион Каспия. В этой связи их внимание привлекает не только Туркменистан, но и Азербайджан, светское устройство которого является раздражающим фактором для ИГ. В 2014 году они публично озвучили свою угрозу государственности Азербайджана.

В этой связи переговоры министров обороны двух стран тесно сопряжены с надвигающейся угрозой. Москва и Баку определили варианты сотрудничества по противостоянию террористам на саммите в Грозном, в ходе которого состоялась встреча азербайджанской делегации с секретарем Совбеза России Николаем Патрушевым. Очевидно, что на повестке был вопрос взаимодействия спецслужб на границе с Дагестаном. Стороны могли договориться о совместных операциях, обмене информацией и т.д.

Теперь Россия и Азербайджан закономерно переходят к следующему пункту – расширение военного сотрудничества, которое необходимо рассматривать в контексте работы и с Туркменистаном.

Несмотря на досужие разговоры, что Москва ревностно относится к нефтегазовым проектам Азербайджана (в первую очередь речь идет о системе газопроводов TAP-TANAP), на деле никакой конкуренции для России проект Баку не представляет, ввиду малых объемов прокачки газа. И тем более, Россия не будет дистанцироваться от Баку в вопросе консолидации усилий на Каспии из-за этого проекта.

«Наше военное сотрудничество носит стратегический характер, как и все остальное сотрудничество между нашими странами. Если говорить о нашем сотрудничестве и плане сотрудничества на 2016 год, он достаточно насыщенный», - отметил Шойгу на встрече с Гасановым.

Россия и Азербайджан нацелены на консолидацию усилий по противостоянию явной внешней угрозе. И эта консолидация подразумевает участие и Туркменистана, и Ирана. Террористические вызовы отодвигают на второй план неразрешённые вопросы между каспийской пятеркой.

Кроме того, обеспечение стабильности и на Каспии, и на Южном Кавказе напрямую отвечает интересам Баку и Тегерана, активно развивающих проект Север-Юг, в запуске которого заинтересованы и в Азербайджане, и в Иране, и в России.

Военное сотрудничество с Москвой актуально для Азербайджана и ввиду запуска китайского проекта «шелковый путь», в рамах которого АР выступит транзитной зоной. Защита этих проектов необходима для Азербайджана в контексте экономических интересов.

Карабах отдельно

Переговоры Шойгу и Гасанова касались двух направлений: поддержание стабильности на Каспии и на Южном Кавказе. Соотносить переговоры с нерешенным нагорно-карабахским конфликтом, очевидно, не стоит. Хотя накануне встречи президентов Армении и Азербайджана в Санкт-Петербурге, обсуждение военного сотрудничества Москвы и Баку может рассматриваться информационными спекулянтами как крен России в сторону Азербайджана, что не соответствует реальной ситуации.

Южный Кавказ – регион нестабильный. Это обусловлено и нерешенными территориальными спорами, и надвигающейся угрозой. И Москва, и Баку хорошо понимают, где надо проводить разделительную линию. Пока можно уверенно говорить, что Москва, Баку, Ашхабад и Тегеран заинтересованы в совместном противостоянии внешним вызовам. Что же касается карабахского вопроса – намеченная на 20 июня встреча в Санкт-Петербурге покажет, ждать новой эскалации или мирного процесса.