AZN = 44.52 RUB
USD = 75.64 RUB
EUR = 91.67 RUB
Новости дня

A
Александр Дугин: Ильхам Алиев прошел между Сциллой и Харибдой в войне и в политике. Это гениально! Сегодня – он политик номер один

Александр Дугин: Ильхам Алиев прошел между Сциллой и Харибдой в войне и в политике. Это гениально! Сегодня – он политик номер один

03.12.2020 11:32

/upload/iblock/59d/59df309bfb1ed2f4feeb4e1a239ba33f.png

Лидер Международного Евразийского движения Александр Дугин в интервью «Москва-Баку» рассказал о политических итогах трехстороннего заявления по нагорно-карабахскому урегулированию для России, Азербайджана и Армении, а также обозначил, какую еще одну победу необходимо одержать Баку, чтобы выиграть в карабахской ситуации окончательно.

- Александр Гельевич, как, на ваш взгляд, так сложилось, что спустя почти 30 лет нагорно-карабахский конфликт вышел на свое окончательное урегулирование. Можно ли сказать, что такой результат - стечение целого ряда геополитических факторов, действий сторон конфликта, их политических решений, собственно и предопределивших исход?

- Да, конечно, выход на урегулирование нагорно-карабахского конфликта - это результат очень многих сложившихся факторов. Давайте выделим основные. Первое – это юридический статус Нагорного Карабаха, который ни одной страной в мире не был признан в качестве независимого государства. То есть почти 30 лет Нагорный Карабах и 7 районов вокруг него, захваченные в первую Карабахскую войну, находились под контролем Армении. За этот период власти Армении не сделали ни одного решительного жеста в том, чтобы добиться признания территории кем бы то ни было. Это означает многое – и то, что они не уделяли вопросу должного внимания, и то, что у них не было достаточной политической дальновидности. Та стратегия, в рамках которой они сохраняли власть в Нагорном Карабахе, была, на мой взгляд, совершенно недальновидной. Это первое. Второе. Карабах оказался под контролем Армении в силу военного фактора, а также в силу того, что на тот период в 90-е годы армянскому руководству удалось достигнуть определенных договоренностей с Россией, которые до какого-то момента в общем-то соблюдались. Вот это негласное согласие Москвы, тогда ельцинской, демократической, реформаторской, либеральной прозападной России, было в каком-то смысле силовым залогом контроля Армении над Карабахом. Ситуация стала меняться при Гейдаре Алиеве. Но действительно кардинальные изменения начались в карабахском вопросе при Владимире Путине со стороны России и Ильхаме Алиеве – в Азербайджане. Ильхам Алиев за время своего правления, следуя заветам отца, сумел совершенно по-особому выстроить отношения с Россией. То есть вместо оппонирования России в рамках ГУАМ, Азербайджан стал в последние годы чуть ли не главным стратегическим союзником и партнером Москвы на Южном Кавказе. Отношения между Россией и Азербайджаном стремительно улучшались. И таким образом, логика, когда Россия поддерживала Армению и, соответственно, Карабах под её контролем перестала иметь свое значение. Юридически Россия на самом деле никогда не соглашалась на отчуждение азербайджанских территорий и признавала легитимные права Азербайджана на контроль над всем Нагорным Карабахом и 7 районами вокруг него, как признавал и признает это весь мир. Одно дело юридическая сторона – де-юре, другое дело, что происходит де-факто. И вот де-факто по мере того, как благодаря Алиеву и Путину отношения между Азербайджаном и Россией, ось Москва – Баку стали перерастать из обоюдного нейтралитета в стратегическое партнерство, создавались предпосылки и для деблокирования карабахского конфликта. В последние годы в этом направлении начались особые подвижки. Самым мирным, мягким, невоенным, дружелюбным сценарием были договоренности с Сержем Саргсяном о передаче Азербайджану пяти районов. Начинался процесс с этого – пять районов передаются и начинается разблокирование конфликта – его мирное решение, постепенное возращение беженцев с учетом положения армян в Карабахе. Договоренности выполнены не были и последней каплей в ситуации, когда карабахский конфликт оставался нерешенным, стал приход к власти в Армении Никола Пашиняна. Он начал проводить самоубийственную для Армении и будущего Нагорного Карабаха политику в отношении России. Никол Пашинян отверг все договоренности о пяти районах, достигнутые его предшественником, стал откровенно бросать России вызов. Да, его сейчас все проклинают, но таким образом, своей недальновидной политикой он оказал Азербайджану услугу - он сделал военное решение карабахской проблемы единственным возможным. Потому что испортил отношения с Россией, стал сближаться с Западом, стал непредсказуемо себя вести в структуре СНГ, ОДКБ. И тем самым фактически лишил нагорно-карабахский конфликт возможности мирного исхода. Соответственно, через некоторое время после того, как Пашинян укрепился у власти, он показал, что совершенно не собирается ничего делать в вопросе мирного урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Что мы получили в итоге? Азербайджан вовремя нашел нужный момент, нашел в себе достаточно сил, мужества, чтобы восстановить контроль над своими землями. Кроме того, во время второй Карабахской войны проводил консультации с Москвой. Это было сделано для того, чтобы никто не воспринимал действия Азербайджана как задевание российских стратегических интересов. И президент России в итоге подчеркнул, что военные действия со стороны Азербайджана были легитимным восстановлением своей территориальной целостности. На этом фоне Пашинян продолжал вести себя неадекватно, то говорил о некой священной войне против Азербайджана, то требовал немедленного признания Нагорного Карабаха. Но в конечном итоге ничего не сделал, ничего не добился, пролилась кровь и он проиграл войну. Произошло резкое разрешение нагорно-карабахского конфликта, разрубание Гордиева узла, что, казалось бы, было невозможно. Таким образом, для Азербайджана обстоятельства сложились позитивно, для Армении и националистов Нагорного Карабаха, которые видели себя в «независимом государстве» негативно», негативно со всеми вытекающими последствиями.

Вторая Карабахская война оказалась более решительная, более твердая, чем она могла быть, она оказалась очень политически правильно оформлена. Ведь Россия в целом не выступила ее противником, напротив, она показала себя независимой, нейтральной силой, сочувствующей отчасти Азербайджану. Она не вовлеклась в противостояние, к которому ее подталкивали, не повелась на попытки показать войну в Карабахе как битву исламского мира против христианского, что абсолютно не является правдой. Россия мужественно обошла все ловушки этой войны, в том числе сумела со всеми договориться, ведь было много пытавшихся приложить руку к урегулированию. Сыграл роль и тот факт, что Ильхам Алиев за годы своего пребывания у власти выстроил отличные отношения с Турцией. Анкара политически поддержала Баку в конфликте, но в сам конфликт напрямую не вмешалась, тем самым признав роль России как главного посредника в урегулировании. Все идеально сложилось для Азербайджана. Статус-кво нагорно-карабахского урегулирования исчерпал себя. Ведь было совершенно очевидно, что армяне не собираются ничего решать.

- Чем подписанное Заявление стало для Азербайджана, Армении, России с точки зрения влияния на внутреннюю ситуацию, имиджа каждой из стран, их положения на геополитической карте?

- Для Азербайджана это политическая и военная победа. Он восстановил контроль над своими территориями. Бывают Пирровы победы, но победа Азербайджана – она самая настоящая, однозначная. Ильхам Алиев в ситуации вокруг нагорно-карабахского урегулирования показал удивительную политическую мудрость. Это сыграло огромную роль в разрешении конфликта в пользу Азербайджана. Алиев – это, конечно, герой этой войны, настоящий герой, вошедший в историю. Это его победа.

Военную победу Азербайджан одержал оружием, опираясь на свои действенные вооруженные силы, которые показали колоссальную боеспособность и развеяли миф, что армяне – прекрасные военные. Первая Карабахская война служила этому доказательством. Но тут мы увидели, что Азербайджан оказался более сильным, более подготовленным. Он защищал свою территорию и выиграл войну – это действительно очень многого стоит. Это серьезная военная победа. Это в конечном итоге «суд Богов», как считали древние. Сила оружия явилась аргументом такого исторического решения.

Политическая победа Алиева – наверное, еще более сложная для достижения. Ведь нужно было так начать и провести военную операцию, чтобы при этом заручиться поддержкой действительно влиятельных союзников, не испортить отношения ни с кем, не стать детонатором региональной или выходящей за региональную эскалацию. Ильхам Алиев прошел между Сциллой и Харибдой в войне и в политике. Это гениально! Думаю, что сейчас Ильхам Алиев – это политик номер 1 в мире. Никто так блистательно не справлялся в последние годы с реализацией национальных интересов для своего народа, для своей страны, как Алиев.

Но Алиеву предстоит еще одно сражение, очень серьезное, в котором ему нужно одержать третью победу. Это, если угодно, моральная или гуманитарная баталия. Русские миротворцы находятся сейчас в Карабахе для того, чтобы обеспечить полноту передачи контроля над ним азербайджанской стороне, но с учетом прав мирного армянского населения. Вот это вызов для Азербайджана. Здесь я думаю, что Алиев также справится, это как раз в его духе – обеспечить мультикультурализм и права всех народов. Но здесь это все-таки особый случай. Одно дело - поддерживать русскую общину, одно дело продвигать этнические права малых народов в стране, но другое дело - иметь дело с армянским населением после конфликта. Это более серьезно, это более трудно, поэтому если Ильхам Алиев сможет выиграть моральную битву за то, чтобы добиться мирного и гармоничного ассимилирования, интеграции мирного населения Нагорного Карабаха после всего что было, в азербайджанское общество, вот это будет настоящей победой и это, кстати, скажется на смягчении антиазербайджанской националистической риторики в самой Армении. Сейчас любой акт насилия, любая несдержанная реакция азербайджанского солдата может негативно сказаться на восприятии Азербайджана как победителя, может навредить. Если с головы армянского гражданского населения упадет хоть волос, если будет вдруг позволена какая-то несправедливость в отношении армян, это навредит Азербайджану, поэтому он должен всеми средствами не допустить этого. Если сейчас Баку проявит мудрость, доброту, гуманизм, то это будет еще одна победа, которая только усилит, укрепит военную и политическую победу Ильхама Алиева. И если все будет идеально, армяне станут благодарными и лояльными гражданами Азербайджана, какими они и были до какого-то момента, пока Советский Союз не стал трещать по швам.

Речь идет о том, чтобы сделать вчерашних врагов сегодняшними друзьями и гражданами единого государства. Это очень трудно. Россия, к примеру, всю свою историю воевала и после победы ее вчерашние враги становились гражданами, которых кормили, поили, учитывали их интересы. Создавать мир с недавним врагом - очень трудно, это искусство, которое дается настоящему победителю. Но я надеюсь, что сейчас Азербайджан справится и с этой задачей. Если эта третья победа будет одержана, то миссия российских миротворцев в Нагорном Карабахе будет завершена, отношения между Азербайджаном и Арменией могут строиться, постепенно приходя в норму, границы открываться, армяне могут возвращаться туда, где они жили раньше в Азербайджане, а азербайджанцы – в Армении.

Для России ситуация, которой обернулась война в Карабахе - это приемлемый сценарий. Конечно, пролилась кровь, возник военный конфликт на территории, которую Россия считает зоной своей ответственности. Называть имеющийся результат победой России я бы не стал. Но непременно то, как эта драматическая ситуация завершилась, можно назвать наименьшим из зол, что Россия могла из этого получить. Для России этот мир – наилучший из возможных вариантов. Мы избежали огромного числа рисков. Потому что Москва могла оказаться в еще более затруднительной ситуации, она могла втянуться в конфликт на стороне армян, она могла отреагировать резко на заявление Эрдогана о том, что Турция берет на себя ответственность за Южный Кавказ, что идет вразрез с нашими стратегическими интересами. В ситуацию мог бы вмешаться Запад, страны НАТО. Россия, на самом деле, прошла очень трудное испытание. И результат этого мира – колоссальное облегчение.

В перспективе урегулирование открывает возможность примирения ситуации в Нагорном Карабахе, примирения Азербайджана и Армении, нормализации отношений Армении с Турцией.

Для Армении имеющийся итог – это ее полное поражение, полное поражение ее политики. До Пашиняна Армения совершенно справедливо придерживалась России, придерживалась Евразийского Союза, ОДКБ, это было мудрой частью армянской политики. Никол Пашинян оказался просто катастрофой для армянского национализма. Бросая вызов России и стремясь захватить то, чего самостоятельно захватить невозможно, можно только потерять то, что имеешь. Это уже закон постсоветского пространства. Кто уважает позицию России, считается с ней, тот достигает своего и приобретает то, что нужно. Тот, кто игнорирует интересы России, как это сделал Пашинян, теряет все.

Важен следующий момент - поставивший под карабахским соглашением свою подпись Пашинян таким образом взял на себя все запутанные и нерешаемые проблемы карабахского тупика. И сейчас он внезапно оказался самым приемлемым для всех политиком у власти в Армении - для самой Армении, для Азербайджана и России. Да, он проиграл войну, он провалил отношения с Россией - нападками на нее, сближением с Соросом и с Западом, политикой в отношении ОДКБ, по отношению к предыдущему пророссийскому руководству Армении, да, он сделал себя изгоем в евразийском контексте. Его дружба с Западом оказалась недостаточной, неубедительной, не крепкой. Запад его в трудной ситуации просто бросил, как он всегда и поступает. Поэтому Пашинян все проиграл для Армении. Он достаточно наказан за дружбу с Соросом, за свою абсурдную, бредовую политику. Под конец своей идиотской политической карьеры, которая, по-видимому, закончилась, он вдруг принял прекрасно решение, как в свое время Ельцин в России. Ничего более омерзительного, позорного, угнетающего, преступного, криминального, коррупционного, чем Ельцин, представить себе в новой русской истории невозможно. И тем не менее, провалив все, что можно на каждом этапе своего правления, накладывая грех на грех, Ельцин в конце концов выбрал Путина. О нем будет одна строка: «Повластвовав, развалив Россию, он передал ее человеку, который ее стал собирать заново». Ну и хорошо. Так же и Пашинян: развалив все, что можно, он подписал мирное соглашение и это подписанное мирное соглашение, пожалуй, самый положительный результат его правления. Я вообще не понимаю, как мудрый и глубокий армянский народ – это для меня загадка – как он мог выбрать Пашиняна, как он мог поддержать проведение столь разрушительной самоубийственной политики. И казалось, что это все, катастрофа, но оказалось, что нет, это и открытие новой страницы для Армении. Он тот руководитель Армении, который теперь может обеспечить переход к следующему этапу истории его страны, его проигрыш войны обеспечил возможность вступления Армении в поствоенную мирную ситуацию. Поэтому его минусы сложились в некоторый определенный парадоксальный плюс. Сегодня для Москвы, для Баку именно Пашинян, поставивший свою подпись под этим соглашением, гораздо более удобен, чем кто бы то ни был. Потому что нужно, чтобы соглашение было выполнено. Если Никол Пашинян уйдет, то обострение может начаться заново.

- Да, это открытие новой страницы для Армении. Но чтобы перейти к миру, нужно в том числе на всех уровнях изменить риторику. Вместе с тем, риторика со стороны официального Еревана та же нагнетающая и агрессивная в адрес Азербайджана. В риторике миром и не пахнет...

- Эпоха конфронтации между Арменией и Азербайджаном уходит в прошлое, это важно. И то, что говорит официальный Ереван уже не имеет никакого значения. Все главное сделано, люди должны смириться, надо теперь по-другому к этому относиться. Если раньше агрессивность армянской стороны в отношении Азербайджана или критика России вызывали справедливое негодование, то теперь на это совершенно точно не стоит обращать внимание – люди, потерпевшие такую серьезную катастрофу, имеют право на какую-то психологическую компенсацию и не надо их за это судить.

- Азербайджан усилил свои геополитические позиции после этой ситуации с карабахским урегулированием?

- Азербайджан теперь усилит свои позиции не только в регионе. Азербайджан вышел на стратегический рубеж, к которому он шел еще, начиная с Гейдара Алиева. Это великая страна, которая сохраняет свой суверенитет, которая нейтральна, которая не делает выбора в пользу ни одной из сторон, преследуя свои национальные интересы, действует разумно, глубоко, последовательно, опираясь на интересы своего народа и делает максимум возможного в сложившихся геополитических условиях. Способность сделать это Алиев и Баку продемонстрировали в полной мере в сложившейся вокруг нагорно-карабахского урегулирования ситуации. Конечно, позиции Азербайджана просто подпрыгнули, резко возросли и это прекрасно. И надо закрепляться на этой позиции. Это тоже требует искусства. Есть вызов, как выиграть войну, а есть вызов – как выиграть мир. И это не одно и то же. Пока у Алиева получается на редкость хорошо все. И если он продолжит эту линию, то и азербайджанский народ, и региональная политика, и интересы России, Турции, всех друзей Азербайджана и в конечном итоге интересы Армении – они все будут удовлетворены и смогут гармонично встроится в систему стратегии win-win (стратегия «выиграл-выиграл») на Южном Кавказе. И Грузия, которая пока держалась в стороне, рано или поздно будет вовлечена в положительные сценарии. Это то, что неизбежно. Наблюдая, кто на самом деле выигрывает, установив нормальные отношения с Россией, я думаю, Тбилиси все-таки окончательно укрепится на том, что свои национальные интересы Грузия никогда за счет прямой конфронтации с Россией не решит, это исключено, это невозможно. И любой рациональный грузинский политик должен это понимать. Любое развитие возможно только в рамках понятных прозрачных политических договоренностей ввиду евразийской парадигмы. Как только появляется какой-нибудь элемент Запада, западный представитель, считай, что ситуация стала безысходной. Именно поэтому в нагорно-карабахском урегулировании и был отвергнут Минский формат, при всем при том, что в нем были и разумные вещи. Но Алиев принял решение действовать самостоятельно, опираясь на международное право, с одной стороны, с другой стороны, на силу, в-третьих, на политический расчет, который оказался верным.

Конечно, с нагорно-карабахским урегулированием в регионе открывается новая страница истории. Россия будет продолжать усиливать отношения с Азербайджаном. Будет многосторонняя платформа сотрудничества. Откроется граница между Арменией и Турцией, через Армению можно налаживать прямую связь между Нахичеванью и восточным Азербайджаном. Подключится Иран. И в итоге мы получим евразийский мир, который может привести к расцвету региона и Армении в том числе. Сейчас Армения зажата между Азербайджаном, Турцией, пытается сотрудничать с Ираном. Без всеобщего геополитического евразийского решения у Армении нет будущего. На Запад опираться – это, по-моему, все понимают, что только себе дороже, если Армения продолжит путь по этой линии – существование Армении как суверенного государства может просто прекратиться. И поэтому я думаю, что сотрудничество между Россией, Азербайджаном, Турцией, Ираном и Арменией – вот это контекст решения будущего. И здесь стратегический, геополитический анализ, владение которым продемонстрировал Баку и Алиев сейчас приобретает еще большее значение.

- При этом во внезапно сложившейся ситуации вокруг Карабаха Запад показал себя совершенно недееспособным и не ориентирующимся. Более того, Франция и США высказывают претензии к России, российская сторона намекала на попытки сорвать соглашение. Мы видим, как Франция пытается играть на стороне Армении…

- Запад показал свою полную недееспособность. И то, что есть сейчас какие-то претензии к России, есть попытки изменить ситуацию – это агония, на которую не стоит обращать внимание. Они уже ничего не изменят. Попытки Трампа участвовать в урегулировании были символическими. На самом деле, ему совершенно не нужно втягивание США в военный конфликт. Да, он говорил о мире, пригласил представителей Азербайджана и Армении в Вашингтон, пожурил их и объявил, что конфликт легко решить, показав, что ему вообще не до этого.

Я очень опасаюсь, что Байден может попытаться силовым образом восстановить вдруг рухнувшую гегемонию США. Байден точно захочет переиграть ситуацию так, чтобы это было невыгодно всем силам, ищущим суверенитета – Турции, поскольку он ненавидит Эрдогана, России, поскольку он ненавидит Путина, Азербайджану, поскольку он находится в союзе с Россией и Турцией, выстроил с ними отношения и решил, казалось бы, нерешаемый вызов со стороны карабахской проблемы. Поэтому сейчас ситуация будет сложная. Избежать конфронтации с США теперь – задача всех. И чем дальше Запад будет от «решения проблем», тем лучше и безопасней для всего человечества.

Что касается Макрона, у него своих проблем по горло, это совершенно недееспособный президент, который практически все время своего правления мягко говоря на волоске держится. Какие там его требования, какое его участие, это просто ноль на самом деле. Все это несерьезно. Во Франции очень сильное армянское лобби, поэтому она агонизирует. К тому же, Парижу тоже хочется участвовать в решении каких-то мировых проблем, но он этого не может. Во Франции существует очень сильное напряжение в отношениях с Турцией. На заявления и действия Франции просто не стоит обращать внимание. Пусть французы беснуются. Эта страна далеко, ни на что не влияет, ничего не может, никакого ни политического, ни экономического, ни военного влияния не имеет на наш регион. В регионе есть серьезные игроки - Россия, Турция, Иран и, на самом деле, Китай. Влиятелен исламский мир. А Запад – нет. Можно просто не слушать, что хочет Макрон. Он с Италией разобраться не может, а что говорить тогда о далеком Карабахе, далеком Кавказе. Знаете, есть такие маргиналы, которые выкрикивают на улице не бог весть что, делают какие-то безобразные жесты, такие бомжи, клошары. Франция – это такой беснующийся клошар. Бывает неприятно, да, идешь по Парижу, клошар что-то орет, ругается, пытается схватить человека за полы пальто. Таких просто обходят. Конечно, клошар - тоже человек, но которого все обходят. Франция сегодня – клошар Европы, а Запад – клошар в большом масштабе. Их просто надо обойти стороной, спорить с клошаром – последнее дело.