AZN = 37.03 RUB
USD = 62.83 RUB
EUR = 70.61 RUB
BRENT = 62.79 USD

Эксперт: После саммита ОПЕК сохранится комфортный для Азербайджана уровень нефтяных цен

Эксперт: После саммита ОПЕК сохранится комфортный для Азербайджана уровень нефтяных цен

Олег Белозеров    "Москва-Баку"
03.07.2019 13:26

/upload/iblock/cda/cda6f838a89101a7cd08275ccc925e79.jpg

Нефть на мировых рынках повела себя странно. В ответ на решение стран ОПЕК и ОПЕК+ на 9 месяцев ограничить добычу, она резко подешевела. По логике ограничение добычи должно подталкивать цены вверх, во всяком случае удержать их от падения. Однако нефть упала на 3 процента. Сентябрьские фьючерсы на смесь марки Brent во вторник просели на 3,24% – до 62,95 доллара за баррель.

Подталкивать цены вверх вроде бы должна и полная блокада, которую США с мая ввели против иранской нефти. Но и этот фактор почему-то не работает.

Партнер информационно-консалтинговой компании RusEnergy Михаил Крутихин не удивлен поведению рынков. В интервью порталу «Москва–Баку» он рассуждает о том, какие же факторы сейчас играют в пользу дешевой нефти.

litv2353s_771x517.jpg–Участник заседания альянса ОПЕК+, министр энергетики Азербайджана Парвиз Шахбазов предупредил: с мая наметился тренд в сторону дешевой нефти, то есть предложение на рынке превышает спрос. Как так получается, что решение ОПЕК + пока ничего не изменит?

– Тут есть тонкости. Предложение легких сортов нефти, к которым относится и азербайджанская, очень быстро растет, но рынку нужна и тяжелая нефть. Соединенные Штаты как-то выйдут из этого положения, они могут среднюю и тяжелую нефть из Персидского залива и из Венесуэлы заменить канадскими сортами нефти. Но ряд стран может испытывать затруднения в связи с нехваткой нефти тяжелой и средних сортов.

А в целом, – да, министр энергетики прав. Разумеется, я не исключаю какие-то неожиданные взлеты и падения, но только они будут связаны с ситуацией на финансовых рынках. К примеру, сейчас идет мексиканская программа хеджирования – мексиканский Минфин и одна из мексиканских компаний «орудуют» с фьючерсами. Когда закончится эта программа, тогда и посмотрим, что будет дальше на нефтяных рынках.

Главным же фактором остается вопрос, что будет с торговой войной США и Китая. Из-за нее ряд экспертов не исключает, что уже в этом году начнется новая всемирная рецессия.

– Но хотя бы на ближайшие полгода уровень цен останется нынешним, то есть 60-70 долларов?

– Они уже несколько месяцев держатся в коридоре 60-65 долларов, и это разумный коридор. Скачки всегда ожидаются, но пока есть ощущение: если ничего неожиданного серьезного не произойдет, то в этом коридоре они должны и остаться. И это комфортный уровень и для Азербайджана, и для России.

– Иран во время заседания несколько обиженно заявил о том, что Россия и Саудовская Аравия «убивают» ОПЕК. Обида вызвана тем, что на фоне санкций США ему не дают нарастить добычу и сбыт?

– Иран не в состоянии сейчас нарастить добычу, поскольку его экспорт фактически остановился. Если и идет какой-то экспорт, то это либо в незначительных количествах – по суше, либо это контрабанда. Поэтому Иран, кстати, в итоге все равно подписался под решением ОПЕК. Иран на самом деле занят сейчас другими делами – своими спорами вокруг западноевропейских механизмов обхода санкций, своими отношениями с США. Иранцы не надеются быстро улучшить свою ситуацию с нефтью, поэтому она отошла для них на второй план.

– Иран до начала мая был важным игроком на рынке нефти. Почему даже его уход с рынка ничего не изменил?

– Рынок уже давно учел все это. Посмотрите, новый виток гражданской войны в Ливии никак не влияет на цены. Пожар на нефтепроводе в Африке опять никак не влияет. Это значит, на мировом рынке нефти сейчас, мягко выражаясь, «завались». Никакого дефицита нет. Поэтому есть там Иран, нет там Ирана – глобальной экономике все равно.