AZN = 35.51 RUB
USD = 60.37 RUB
EUR = 61.36 RUB
Новости дня

A
Новые заявления Никола Пашиняна о нормализации отношений с Азербайджаном – не более, чем игра. Эксперт Алексей Наумов

/upload/iblock/20d/20d621d135b218189fd6e4a41b6f61b8.png

Эксперт Российского совета по международным делам Алексей Наумов в интервью «Москва-Баку» - о чем будут говорить президенты России и Азербайджана на завтрашнем Каспийском саммите в Ашхабаде после визита Сергея Лаврова в Ереван, Тегеран и Баку, работе «каспийской пятерки» в новых реалиях, стратегической заинтересованности Москвы и Баку в развитии транспортных коридоров в новых международных условиях и новых заявлениях премьера Армении о нормализации отношений с Азербайджаном.

- Алексей, какие вопросы завтра на «полях» Каспийского саммита могут обсудить Путин и Алиев, особенно в свете состоявшихся в этом месяце визитов Лаврова в Ереван, Тегеран и Баку?

- Начну с итогов визита Сергея Лаврова Баку. Вообще, что касается российско-азербайджанских отношений, они идут по двум трекам – во-первых, по международному треку в контексте факта российской специальной операции и разрыва России с Западом. И России и Азербайджану важно развивать отношения вне рамок западоцентричного мира – отношения двусторонние, взаимовыгодные, которые не будут подвержены санкциям и какого-либо рода ограничениям.

Второй трек – это, безусловно, азербайджано-армянский. Мне кажется, по обоим трекам мы на сегодняшний день видим позитивную динамику. Мы понимаем, что Россия и Азербайджан остаются странами с высоким уровнем взаимодействия и, главное, доверия, которое скреплено высочайшим уровнем отношений между лидерами двух государств, что обеспечивает сотрудничеству Москвы и Баку устойчивость в самых разных условиях, даже в нынешних штормовых.

В ходе визита Сергея Лаврова в Баку и России, и Азербайджану после февраля и последовавшего после него периода потрясений для международной ситуации было важно расставить все точки над i в отношениях и дать понять, что глобальные изменения не повлияют на союзничество России и Азербайджана, официально подтвержденное в феврале.

Большое значение имеет заявление Москвы из уст Лаврова в Баку, что Россия благодарна Азербайджану за «сбалансированную и ответственную позицию» по спецоперации РФ на Украине. Отметил бы также важность факта использования Лавровым в Баку термина «Карабах», а не «Нагорный Карабах», что, как мы понимаем, в нынешних условиях важно и символично. Визит главы российской дипломатии в Баку еще раз показал: мы видим первый этап развития нового мирового порядка, в котором Россия и Азербайджан оказываются еще более близкими государствами.

Визит глав МИД России в Азербайджан снова же показал, что отношения Москвы и Баку не исчерпываются исключительно какой-то общей симпатией, прекрасными отношениями двух президентов. Сотрудничество России и Азербайджана – редкий пример на территории СНГ, когда отношения двух стран взаимовыгодные, взаимоуважительные, это отношения, в которых нет стороны более сильной и более слабой. Мы можем сравнивать экономический и военный потенциал двух стран и т.д. Но мы понимаем, что и Россия, и Азербайджан – страны самостоятельные, страны, проводящие суверенную внешнюю политику. И именно поэтому отрадно, когда на прекрасные отношения лидеров накладываются действительно стратегические, взаимовыгодные отношения двух государств. Сотрудничество России и Азербайджана будет интенсифицироваться как экономически, учитывая наложенные на Россию внешними игроками ограничения, так и политически, учитывая рождение многополярного мира, когда страны региона будут решать свои проблемы самостоятельно, не опираясь на неработающие и подчас ненужные международные институты. И прекрасный пример тому слова, сказанные на днях президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым в адрес одного из таких европейских международных институтов, который за почти 30 лет так и не показал свою эффективность в нагорно-карабахском урегулировании: «Прощай, Минская группа ОБСЕ».

Что будут обсуждать Путин и Алиев на «полях» Каспийского саммита? В целом, есть общий вопрос «каспийской пятерки» - это собственно положение дел в стремительно меняющемся мире, экономические связи, независимые от Запада. Это ратификация Конвенции о правовом статусе Каспийского моря, которую пока единственный не осуществил Иран. И, я уверен, на Каспийском саммите Тегерану дадут понять, что всякое дальнейшее взаимодействие в этом формате возможно лишь после ратификации, которая полностью устранит противоречия между странами Каспия, оставшиеся со времен распада Советского Союза.

В рамках рождения многополярного мира «каспийская пятерка» может стать одним из центров многополярного мира. Интересно, но к каждому прикаспийскому государству у Запада есть претензии относительно верховенства права, прав человека в их понимании. Ничего удивительного нет в том, что формат, ранее казавшийся многим избыточным, может быть даже не очень интересным, сегодня обретает смысловую наполненность и значимость.

На личной встрече Путина и Алиева будут обсуждаться вопросы, требующие немедленного урегулирования. Мы понимаем, что вопрос налаживания постзападных экономических связей – это большая, глобальная тема, которая займет не один месяц. Думаю, что разблокирование транспортно-экономических связей, в том числе после состоявшихся недавно визитов Сергея Лаврова в Ереван, Баку и Тегеран - это тема наиболее актуальная и животрепещущая в данный момент, в частности и в том числе реализации проекта Зангезурского коридора в рамках армяно-азербайджанского урегулирования. Будут обсуждаться вопросы взаимодействия России с азербайджанской и армянской сторонами по этому вопросу и думаю, это будет основной частью, хотя мы не можем исключать, что вопросы общего взаимодействия на фоне изменившейся ситуации будут также затронуты.

- С одной стороны, Ереван на регулярной основе заявляет, что никакой коридорной логики в вопросе разблокирования транспортно-экономических связей между Азербайджаном и Арменией быть не может. Алиев на днях снова заявил – не будет коридора, не будет полноценного урегулирования. А вчера Пашинян вообще заявил, что это Азербайджан держит Армению в блокаде и не хочет идти на разблокирование. Это как понимать такие противоречия?

- Это армянский лидер и он считает невыполнение условий, обозначенных Арменией, блокированием страны. Не думаю, что эти слова стоит воспринимать экспертно как мы их воспринимаем. Это слова политика, который вынужден делать заявления на определенную аудиторию.

Что касается Зангезурского коридора, то это та транспортная артерия, которая должна стать одним из направлений экономического возрождения Южного Кавказа. Опять же, мы говорим о том, что складывается многополярный мир, когда региональная кооперация становится ключевой в мировых отношениях. Такой перекрестный регион как Южный Кавказ в течение десятилетий был оплетен сетью каких-то блокировок, невзаимодействия. Для России Южный Кавказ – важный регион, в жизни которого она намерена участвовать. Чем регион экономически мощнее, тем более он влиятелен в рамках международных отношений, в рамках новой многополярной системы. Россия заинтересована в усилении региона и Зангезурский коридор для нее – важная транспортная артерия.

- Лавров в Баку по сути подтвердил – Минская группа ОБСЕ мертва. Однако сразу после этого официальный Ереван – сначала МИД Армении, а вчера уже Пашинян выразили недоумение в связи с заявлением глав МИД России. Премьер Армении заявил, что ситуацию необходимо прояснить, поскольку в Заявлении, принятом Путиным и Пашиняном по итогам апрельских переговоров, было зафиксировано, что для переговоров между Баку и Ереваном можно воспользоваться потенциалом Минской группы…

- Никол Пашинян в отличие от Ильхама Алиева не говорит «Прощай, Минская группа ОБСЕ», потому что для Еревана вопрос интернационализации урегулирования – это вопрос его выживания и отстаивания своей точки зрения. Если Баку способен самостоятельно отстаивать свою точку зрения, то Ереван, учитывая его слабость в вопросах внешней политики, вынужден обращаться к любым международным структурам. Поэтому он и пытается мертвую Минскую группу ОБСЕ, этот кадавр привести в чувства. Я не думаю, что у этого будут какие-то последствия, потому что мы знаем однозначное, уже упомянутое мной отношение Азербайджана к Минской группе. Россия также неоднократно заявляла, что Минская группа – формат отмирающий. Так что думаю, это лишь политический прием, который использует господин Пашинян.

- И сегодня в Госдепе заявили, что Россия отказалась от участия в переговорах, которые США, видимо, решили организовать, по будущему «Нагорного Карабаха».

- Заявление Госдепа – в эту же строку. Теперь Госдеп может сказать: “А вы знаете, мы России предложили взаимодействовать в рамках Минской группы, она отказалась». Соответственно, в проблемах в армяно-азербайджанском урегулировании виноват в этом случае в рамках подачи американской стороны кто бы вы думали? Совершенно верно, Россия. Я бы не рассматривал факт такого заявления Госдепа в качестве важного политического момента, скорее как политтехнологический шаг, необходимый для обвинения России и с точки зрения того, чтобы в глазах избирателей, в глазах армянской диаспоры выглядеть страной, которая сделала все, что может. Хотя мы понимаем, что это, конечно, не так.

- Кроме того, Ереван и Москва по-прежнему, судя по всему, не могут договориться по биолабораториям. Несмотря на то, что меморандум между двумя странами был подписан несколько лет назад и, казалось, достигнуто взаимопонимание, вопрос с биолабоораториями в этом году обострился. Посольство России некоторое время назад заявляло о том: непонятно, чем США и армянские коллеги занимаются в них. Вчера Пашинян в очередной раз заявил, что биолаборатории принадлежат Армении и, собственно, если Армения сотрудничает с Россией, это не значит, что не может сотрудничать с другими странами. Как это все понимать?

- Заявление Никола Пашиняна следует интерпретировать как его игру в четырехмерные шахматы в трехмерном пространстве, как то, что он, как выяснилось после Второй Карабахской войны, будучи умелым политиком пытается усидеть на восьмидесяти стульях одновременно и сделать так, чтобы и урегулировать отношения и с Азербайджаном, и с Турцией, и сохранить власть, и не вызвать недовольство России, но при этом показать, что он независимый от России политик. Соответственно, все эти заявления Пашиняна в адрес России – это такие политтехнологические приемы, которые сопровождают реальные политические действия. И я уверен, что Россия это понимает. Я не думаю, что все эти выпады, которые можно истолковать как антироссийские, будут резко негативно восприняты в Москве. Это такой «номер» Пашиняна, который он исполняет довольно профессионально.

Москве все эти биолаборатории, конечно, не нравятся, но это не тот вопрос, который является критическим и определяющим в российско-армянских отношениях. Это раздражитель, но Москва не готова рвать отношения с Арменией на основании лишь этого локального, пусть и раздражающего фактора. Это сфера, в которой Никол Пашинян отстаивает суверенитет Армении и перед избирателями внутри Армении, и в отношениях с американскими партнерами, потому что, очевидно: если лаборатории закрыть, Еревану придется как-то объяснять это Вашингтону, закрытие не вызовет позитивной реакции из США. А США Армении нужны.

- Недавно вице-премьер России Алексей Оверчук посетил с визитом Турцию, где обсудил с президентом Эрдоганом торгово-экономическое сотрудничество. Глава МИД России за короткий срок посетил Иран, Армению, Азербайджан. В ПМЭФ приняло участие большое количество представителей восточных стран. Выстраивается по всем направлениям тот самый вектор на Восток в общем и целом и акцент на Южную Америку, Африку? В общем, не Запад. Вчера стало известно, что Иран и Аргентина подали заявку на вступление в БРИКС…

- Вектор на Восток, о котором вы говорите, действительно только сейчас начал полноценное оформление, когда не осталось альтернативы. Даже у сил внутри российского госаппарата, которые торпедировали или не хотели принимать участие в этом, теперь не осталось другого выбора. Но интересно, что ситуация, которая для многих стала выходом из безвыходной ситуации, оказалась достаточно перспективной. У нас и с Азербайджаном, и с Арменией, и с Индия увеличивается взаимодействие. Есть Китай. Есть Турция. Действительно выстраивается вектор на Восток. И выстраивается он не только потому, что вектор на Запад оказался дискредитированным и невозможным, а потому что Восток сам по себе становится самостоятельным и влиятельным, альтернативным Западу. Та же «каспийская пятерка». Зачем нам, грубо говоря, взаимодействовать с Западом, который критикует прикаспийские страны, выпускает всякие доклады, когда можно на взаимовыгодной основе взаимодействовать своим клубом, которому не нужны какие-то внешние западные покровители. Текущая ситуация в целом характеризуется перетасовкой паззла международных отношений и, безусловно, усилением Востока, это одно из очевидных, никем не оспариваемых явлений и нет ничего удивительного в том, что Россия, будучи частично европейской, а частично восточной страной, Восток любит, знает, понимает и развивает взаимодействие с ним. Иран, Аргентина, вами упомянутые, подали заявку в БРИКС – совершенно очевидно меняется мировой паззл. И «каспийская пятерка» хочет, чтобы изменение этого мирового паззла не прошло без них. Так что интересные временами нас с вами ждут.

- И как-то вспоминается сразу Движение неприсоединения, внезапно слегка реанимированное благодаря Азербайджану… И еще усиленный интерес Азербайджана и Ирана к ШОС…

- Согласен, видите, это, казалось бы, ранее структуры и форматы считавшиеся недостаточно сильными, да тот же БРИКС, помните, сколько по его поводу было едких комментариев, а сейчас их значение увеличивается. Картина меняется, и наибольшую выгоду получат страны, которые сохраняют нейтралитет и которые вольно или невольно не втянуты в противостояние глобальных игроков, я говорю в данном случае об Азербайджане, это время триумфа региональных центров силы, которые сейчас приобретают ключевое значение.