AZN = 38.04 RUB
USD = 64.54 RUB
EUR = 71.97 RUB
BRENT = 70.83 USD

Реплика политического обозревателя Сергея Строканя: К людям Kарабаха (видео)

Реплика политического обозревателя Сергея Строканя: К людям Kарабаха (видео)

19.04.2019 17:05

О гуманитарной составляющей карабахского урегулирования после встречи глав МИД Азербайджана и Армении в Москве размышляет политический обозреватель Сергей Строкань – специально для портала «Москва-Баку»

Карабахское урегулирование, в последние годы явно не радовавшее хорошими новостями всех тех, кто живет по обе стороны линии разграничения сторон в зоне армяно-азербайджанского конфликта, наконец-то подарило жителям многострадального региона луч острожной надежды.

В сезон пробуждения природы, когда все сильнее пригревает солнце и наступает время весеннего сева, главы МИД Азербайджана и Армении Эльмар Мамедъяров и Зограб Мнацаканян, провели важные переговоры в Москве.

При участии российского министра иностранных дел Сергея Лаврова и представителей Минской группы ОБСЕ главы дипломатических ведомств двух стран договорились совместными усилиями обеспечивать стабильность на линии соприкосновения во время сельскохозяйственных работ, а также «на взаимной основе принять меры по допуску родственников к лицам, находящимся в заключении». Кроме того, чтобы лучше понимать друг друга, Баку и Ереван намерены сделать еще один шаг -- активизировать обмены в области средств массовой информации.

В совместном заявлении министров иностранных дел Азербайджана, Армении и России, а также сопредседателей Минской группы ОБСЕ по нагорно-карабахскому урегулированию, принятом по итогам встречи, говорится, что стороны «условились на взаимной основе принять меры по допуску родственников к лицам, находящимся в заключении на территории сторон. Министры выразили готовность начать практическую работу по установлению контактов между людьми, включая взаимные поездки представителей СМИ».

В последний раз главы МИД Азербайджана и Армении встречались не так давно -- 29 марта в Вене, где в тот же день под эгидой сопредседателей Минской группы ОБСЕ прошел саммит лидеров двух стран Ильхама Алиева и Никола Пашиняна.

Прорывов на венском саммите достигнуто не было. Более того, вплоть до последних дней создавалось устойчивое впечатление, что механизмы торможения переговорного процесса по Карабаху после Вены заработали на максимальных оборотах, в связи с чем вместо движения вперед переговорный процесс ждет даже не топтание на месте, а откат назад.

Чего стоило одно только наделавшее немало шуму заявление министра обороны Армении Давида Тонояна, пару недель назад на встрече с армянской диаспорой Нью-Йорка, предложившего заменить привычную формулу карабахского урегулирования «территории в обмен на мир» на другую формулу -- «новая война в обмен на территории». Министр Тоноян призвал армянских военнослужащих быть готовыми не только обороняться, но и наступать. Куда наступать? По всей видимости – за линию разграничения. Туда, где в эти апрельские дни рокочут моторами не танки и бэтээры, а мирные трактора. А куда же еще? 

В свою очередь, армянский премьер Никол Пашинян не только не поправил своего министра, но и тогда активно его поддержал: дескать, в самую точку попал глава оборонного ведомства, именно в этом состоит официальная позиция Еревана: мы должны быть готовы не только к обороне, но и к наступлению.

Не вызывает сомнения, что подобные высказывания не могли не понравиться армянской диаспоре деловой столицы Америки, внимательно следящей за тем, чтобы в Ереване не пошли ни на какие шаги в карабахском урегулировании, которые могут быть восприняты как капитулянтство.

Но, согласитесь, нью-йоркская аудитория Давида Тонояна находится за тысячи километров от линии разграничения сторон и живет своими проблемами. Объективно, эти проблемы весьма далеки от тех проблем, с которыми в своей повседневной жизни сталкиваются простые люди Карабаха: как вспахать поле, как собрать урожай, как побывать на могилах родных и близких, и наконец, как навестить родственников, оказавшихся в заключении.

Между тем, гуманитарная составляющая карабахского урегулирования, нередко сбрасываемая со счетов или уходящая в тень как вопросы второго плана, имеет огромное значение.

Конечно, долгосрочное урегулирование упирается в фундаментальные вопросы – об оккупированных территориях, о статусе Нагорного Карабаха, о возвращении беженцев. Без их решения никакого урегулирования не будет. Однако очевидно и то, что это самый сложный, самый трудноразрешимый блок вопросов, увы, требующий времени. Конечно, хотелось бы разрубить гордиев узел проблем в ходе дипломатической кавалерийской атаки, но сделать этого пока не получается.

Между тем, любые «территории», фигурирующие в старых и новых формулах политиков – это ведь не безлюдный марсианский ландшафт, на который не ступала нога человека. Территории в зоне карабахского конфликта населены живыми людьми с их горестями и радостями, и эти люди безумно устали годами жить в состоянии сжатой пружины. Жить в страхе от того, что с другой стороны произойдет очередное нарушение режима прекращения огня, и, выйдя на работу в поле, можно будет попасть под обстрел и не вернуться домой живым, или в той или иной ситуации без какого-либо злого умысла перейти на другую сторону и попасть в плен. Логика любого замороженного конфликта с исподволь тлеющей конфронтацией и отсутствием границ, которые заменят условные линии размежевания, ежедневно, ежеминутно провоцирует возникновение таких ситуаций. 

В том, что Карабах – не исключение, и примерно по той же схеме развиваются события и в других местах, я убедился лично, недавно побывав в зоне кипрского конфликта, на разделенном на две части острове. Внешне все выглядит относительно спокойно, более спокойно, чем в Карабахе, но и здесь в буферной зоне ежегодно происходит около тысячи инцидентов, которые не только мешают фермерам проводить сельскохозяйственные работы или пасти скот, но и активно используются северянами и южанами в продолжающейся пропагандистской войне друг против друга.

Дескать, та или иная сторона умышленно пытается спровоцировать конфликт, совершая незаконные проникновения за линию размежевания и затем раздувает из этого большую медийную историю, апеллируя и к собственным гражданам, и к международным посредникам.

А ведь жертвами замороженных конфликтов в первую очередь, становятся не политики, не умеющие или не желающие их решить, а возможно, далекие от политики рядовые граждане.

Такие как граждане Азербайджана Дильгам Аскеров и Шахбаз Гулиев, захваченные в июле 2014 года в ходе операции, проведенной армянским спецназом в их родном селе Шаплар оккупированного Кельбаджарского района. Дильгам Аскеров и Шахбаз Гулиев были взяты в плен, когда хотели посетить родные места и могилы своих родственников, против них было возбуждено уголовное дело, после чего Дильгам Аскеров, кстати, который является гражданином России, был приговорен к пожизненному заключению, а Гулиев - к 22 годам лишения свободы. На протяжении последних лет азербайджанская сторона предпринимала многочисленные попытки достучаться до международных инстанций, чтобы при их поддержке доказать незаконность приговора Аскерову и Гулиеву. Однако все эти попытки неизменно оканчивались безрезультатно. 

И вот достигнутые на этой неделе договоренности в Москве дают шанс сдвинуть с мертвой точки проблему заключенных, истории которых в чем-то похожи друг на друга. Похожи потому,  что по их судьбам неумолимым стальным катком в тех или иных жизненных обстоятельствах прошла проблема Карабаха. Армянские власти и власти самопровозглашенной Нагорно-Карабахской республики на этой неделе заявили о готовности разрешить посещение азербайджанских заключенных их родственниками, если это будет сделано на взаимной основе.

Намечающейся деэскалации и восстановлению доверия должны способствовать и «взаимные поездки представителей СМИ». На вопрос российской газеты «Коммерсантъ», готов ли Азербайджан принять на своей территории армянских журналистов, представитель МИД республики Лейла Абдуллаева ответила утвердительно: «В Баку всегда были настроены на создание условий, которые способствовали бы зарождению и укреплению атмосферы относительного взаимопонимания между обществами Азербайджана и Армении».

Итоги московской встречи с Зограбом Мнацаканяном Эльмар Мамедъяров подвел так: «Мы продолжили переговоры на основе плана, представленного российской стороной в 2016 году (так называемый «план Лаврова»). Естественно, мы не можем решить все проблемы одной встречей. Плодотворность сегодняшней встречи состоит в том, что мы увидели проблемы и необходимость их устранения». По словам азербайджанского министра, в ходе встречи с Сергеем Лавровым и сопредседателями Минской группы ОБСЕ также «были обсуждены и приняты решения по ряду новых предложений», которые он не стал конкретизировать. Что, в общем, вполне понятно – любые переговоры любят тишину и им не нужен преждевременный информационный шум.

В общем, есть все основания сделать вывод о том, что достигнутые в Москве договоренности, как минимум, указывают на желание сторон достигнуть деэскалации конфликта, несмотря на то, что о серьезных политических шагах говорить пока преждевременно. Судя по всему, в Баку и Ереване пришли к единому пониманию того, что пора, наконец, сделать конкретные шаги навстречу друг другу, и гуманитарная сфера – единственная, где такие шаги возможны уже сегодня. 

Давайте вспомним слова Антуана де Сент-Экзюпери: «Есть только одна подлинная ценность - это связь человека с человеком».

И хотя это еще далеко не прорыв, атмосфера в отношениях меняется. Весна вступает в свои права не только в природе, но и в политике. А это, надо надеяться, создаст хороший фон для развития переговорного процесса в целом.