AZN = 37.12 RUB
USD = 62.98 RUB
EUR = 70.65 RUB
BRENT = 64.12 USD

Реплика политического обозревателя Сергея Строканя: «Судный день» в Армении (видео)

Реплика политического обозревателя Сергея Строканя: «Судный день» в Армении (видео)

27.05.2019 17:06

Подоплеку скандала с блокировкой судов в Армении и спора Никола Пашиняна с бывшим и нынешним лидерами непризнанного Нагорного Карабаха разбирает политический обозреватель Сергей Строкань – специально для портала «Москва-Баку»

Через год после «бархатной революции» в Армении, которая привела к свержению президента Саргсяна и началу радикальных перестановок внутри правящей элиты под руководством нового лидера Никола Пашиняна, страна переживает вторую волну «политического землетрясения». Его эпицентром снова стала армянская столица, заставившая обратить на себя внимание не только Москву и Баку, но Брюссель и Страсбург. Все те, кто год назад с воодушевлением встретили перемены в республике, сегодня пребывают в замешательстве: неужели это и есть та самая продвинутая армянская демократия, витрина новых европейских реформ в Закавказье?

Вслед за этим возникает еще один вопрос: неужели в состоянии все большего раскола, уходя от стабильности все дальше, Армения сможет добиться долгожданной консолидации, осуществить назревшие реформы и сделать решающий шаг на пути решения карабахской проблемы?

Драматичные события этой недели, кульминацией которых стало блокирование всех судов в республике в знак протеста против решения ереванского суда освободить из-под ареста экс-президента Роберта Кочаряна, вошли в список самых горячих новостей на постсоветском пространстве -- наряду с инаугурацией нового украинского реформатора, избранного президента Владимира Зеленского.

Как и Никол Пашинян в Ереване, апеллирующий к народу через голову своих оппонентов в Киеве Владимир Зеленский бросил вызов старой политической системе и обещает перетряхнуть ее до основания. Но у любой ломки должны быть четкие временные рамки, сжатые сроки – революция, если уже она происходит, не может продолжаться вечно.

Между тем, разница между Николом Пашиняном и Владимиром Зеленским весьма существенная – при том, что каждый из них позиционирует себя как выразитель чаяний народных масс. Только вступивший в должность Владимир Зеленский находится в самом начале пути, у него еще есть временная фора, которой у Никола Пашиняна нет. Ведь Пашинян находится у власти в Ереване целый год.

Согласитесь -- срок вполне достаточный для того, чтобы революционная пыль улеглась и началась созидательная работа по реформированию страны и урегулированию в Карабахе -- старейшего конфликта на постсоветском пространстве.

Между тем, последнее заявление Никола Пашиняна о том, что судебная система «не отражает волю народа» и поэтому требует «хирургического вмешательства», свидетельствует о том, что через год после бархатной революции в Ереване он больше настроен резать. Ведь инструмент хирурга – скальпель, нож.

Какими бы ни были претензии к судебной власти в Армении, при всей ее несовершенстве, трудно себе представить, что истинный смысл акции по блокированию судов, в самом деле, состоял в том, чтобы именно запустить назревшую судебную реформу. Ведь призыв к этой акции прозвучал только после того, как суд Еревана постановил освободить из-под стражи Роберта Кочаряна – одного из принципиальных и несломленных оппонентов Никола Пашиняна. 

Зададимся вопросом: а если бы не было решения суда по Кочаряну, которое так не понравилось нынешнему армянскому лидеру – происходили бы тогда в Ереване все эти бурные события, звучали бы эти пламенные призывы к судебной реформе?

И потом – есть ли еще одна страна в мире, где действующий глава государства и главнокомандующий, в руках которого, по идее, сосредоточена вся полнота власти, все рычаги, вдруг понимает, что этой власти ему недостаточно, чтобы реализовать свои планы и амбиции. 

И, как во времена, когда он был в оппозиции, этот лидер взывает к своим сторонникам – выйдите на улицы, поддержите прописанные в Конституции демократические институты неконституционными уличными протестами. Призыв, который, кстати, не очень-то и подхватили его сторонники.

Между тем, скандал вокруг истории с Робертом Кочаряном может стать неким водоразделом армянской политики. Ведь за изменение меры пресечения бывшему президенту Армении ходатайствовали лично бывший и нынешний лидеры самопровозглашенного Карабаха -- Аркадий Гукасян и Бако Саакян.

То есть, получается, что идея «пакта о ненападении» после бархатной революции прошлого года исходила от представителей той части армянской элиты, которую в республике принято называть «карабахским кланом». К этой группе принадлежат и экс-президенты Кочарян и Саргсян.

Между тем, не ограничившись импульсивной попыткой рвануть стоп-кран в истории с судебным решением об освобождении Роберта Кочаряна, Никол Пашинян уже бурно выясняет отношения с карабахскими коллегами, требуя от них объяснения, почему это они решили дать письменное поручение за своего соратника Кочаряна. Хотя поручители призывают не искать в этом шаге никакой политической подоплеки, а говорят о сугубо гуманитарном характере этой акции. 

Как выясняется, вся эта история с Робертом Кочаряном – лишь верхушка айсберга. На этой неделе Никол Пашинян сделал еще одно громкое заявление, заявив о том, что, якобы, его противники плетут против него заговор и его ниточки – кто бы мог подумать – тянутся в Карабах. По словам Пашиняна, он видит дальновидные цели своих оппонентов, «вплоть до провоцирования заговорщической войны, сдачи некоторых территорий и возложения ответственности за случившееся на правительство Армении». Подобные действия армянский премьер-министр называет «схожими с государственной изменой».

Как бы то ни было, реакция ведущих оппозиционных сил Армении и представителей неправительственных организаций показывает: в официальную версию о том, что атака на суды была предпринята для того, чтобы добиться торжества правосудия, не очень-то верят. 

Истинными мотивами многие в Ереване и далеко за его пределами считают банальную политическую месть, неуверенность в своих силах и желание добиться консолидации в обществе путем призыва противостоять внешнему и внутреннему врагу. То есть, Пашинян дает понять своему избирателю, своей группе поддержки, что ему приходится сражаться на два фронта: не только с Азербайджаном, но и с «предателями и заговорщиками». Вообще в отношениях Никола Пашиняна с «карабахскими» остается много неясного. Складывается противоречивая ситуация: они вроде бы играют против него, в то время как он сам апеллирует к Карабаху в споре с Баку. 

Все это не может остаться незамеченным в Европе.

В заявлении комитета Европарламента по парламентскому сотрудничеству ЕС-Армения выражается озабоченность в связи с призывом к блокированию судов. Кроме того, содокладчики Парламентской ассамблеи Совета Европы по Армении уже призвали армянских политиков воздерживаться от заявлений и действий, которые могут оказать давление на судебную власть.

А глава делегации ЕС в Армении Петр Свитальский напомнил, что «реформы должны проводиться в соответствии с конституцией и международными обязательствами».

Главный вывод из всей этой истории можно сформулировать так: несмотря на предоставленные ему Конституцией и законами полномочия, Никол Пашинян остается таким же, как и год назад. Ему по-прежнему более привычно решать вопросы управления страной с помощью уличных протестов, грозящих расшатать сами основы армянской государственности.

Это состояние осажденной крепости должно снять все вопросы относительно качества проводимой в стране политики и ее непредсказуемых, невообразимых зигзагов, по всем вопросам – от состояния судов до Карабаха. Так судебная реформа для одних может стать Судным днем для других.