AZN = 45.14 RUB
USD = 76.69 RUB
EUR = 86.91 RUB

A
Что скажет Строкань: Карабах между двух огней (видео)

Что скажет Строкань: Карабах между двух огней (видео)

24.11.2021 14:00

О мирных инициативах России и Запада, борющихся за пальму первенства в урегулировании на Южном Кавказе, размышляет политический обозреватель Сергей Строкань - специально для портала «Москва-Баку»

Через год после окончания второй карабахской войны и подписания трехстороннего заявления лидеров России, Азербайджана и Армении от 9 ноября прошлого года, кардинальные перемены на Южном Кавказе грядут уже на другом фронте - дипломатическом. Президент Азербайджана Ильхам Алиев и премьер-министр Армении Никол Пашинян, в последний раз встречавшиеся в Москве без малого год и на протяжении последних месяцев предпочитавшие не общаться друг с другом, в течение считаных недель встретятся не один, а сразу два раза.

Первая встреча лидеров Азербайджана и Армении пройдет 26 ноября в Сочи в рамках трехстороннего саммита с участием российского президента Владимира Путина, вторая - 15 декабря в Брюсселе на полях саммита так называемого Восточного партнерства, где посредником между Ильхамом Алиевым и Николом Пашиняном будет председатель Европейского совета Шарль Мишель. Учитывая, что Россия и Запад находятся в состоянии холодной войны, и их партнерство во всех сферах стало минимальным, уступив место жесткой конфронтации, возникает вопрос - станут ли Южный Кавказ и карабахское урегулирование тем счастливым исключением, когда два мировые центра силы смогут не конкурировать друг с другом.

Ответ мы узнаем не раньше, чем финиширует дипломатический марафон в Сочи и Брюсселе. Этот марафон создает не только новые возможности для дипломатии, но и новые риски использования ее для того, чтобы размыть трехсторонние договоренности ноября прошлого года и торпедировать мирный процесс, центральную роль в котором играет Москва.

Сюжет карабахского урегулирования в последние два месяца уходящего года меняется с калейдоскопической скоростью.

Еще в начале ноября никто не ждал срыва трехстороннего саммита лидеров России, Азербайджана и Армении, который, как ожидалось, будет приурочен к годовщине окончания 44-дневной войны. Таким же образом, полной неожиданностью стало самое кровопролитное противостояние на армяно-азербайджанской границе и в зоне ответственности российских миротворцев, произошедшее в канун годовщины карабахского мира.

В ситуации, когда казалось, что конфронтация берет реванш, обретает второе дыхание, а дипломатия села на мель или налетела на рифы происходит новый поворот. Подтверждением этого стало то, что в последнюю пятницу ноября было решено провести саммит в Сочи, а затем саммит в Брюсселе.

На этой неделе была внесена ясность в загадочную историю о том, по какой же причине дипломатия потеряла драгоценные три недели - почему лидерам России, Азербайджана и Армении не удалось провести свой саммит 9 ноября.

В ходе пресс-брифинга в Ереване премьер-министр Армении Никол Пашинян подтвердил предположения о том, что в начале ноября саммит не состоялся по его инициативе. Армянский лидер признал, что, оказывается, на тот момент он еще не был готов к такой встрече. «Была идея провести онлайн-встречу 9 ноября. Я сказал, что эта идея проблематична для нас, поскольку 9 ноября - тяжелый для нас день», - пояснил Никол Пашинян.

Таким образом, наибольшая волатильность в принятии решений по карабахскому урегулированию по прежнему наблюдается в Ереване - единственной из трех столиц, где вопросы войны и мира остаются предметом острейшей внутриполитической борьбы. Накануне саммита в Сочи оппозиция призвала своих сторонников к уличным протестам, вновь обвинив Никола Пашиняна в сдаче национальных интересов и предупреждая о недопустимости, как было заявлено, «за спиной народа пойти на сделку с Азербайджаном» в вопросе демаркации и делимитации границы. Протестующим удалось временно заблокировать ряд проспектов и центральных улиц Еревана и приостановить работу столичного метро.

В этой весьма непростой для него ситуации Никол Пашинян все же сумел не поддаться на шантаж своих оппонентов, подтвердив готовность сделать первый шаг на пути к решению проблемы демаркации и делимитации границы с Азербайджаном - создать комиссию, которая займется решением этого вопроса.

Судя по всему, решение о начале работы такой комиссии и должно будет стать главным итогом саммита в Сочи. Правда, при этом Никол Пашинян сделал массу оговорок.

«Здесь есть непонимание. Складывается впечатление, что будет подписан документ об итогах делимитации и демаркации границы. Это невозможно. Потенциальный документ будет касаться лишь создания комиссии Армении и Азербайджана, которая начнет заниматься работами по делимитации и демаркации. Там не будут указаны границы», - пояснил он.

Напомним, что в прошлую среду Ереван получил от Минобороны России новое предложение «о подготовительном этапе процесса демаркации и делимитации армяно-азербайджанской границы». Вообще, с мая этого года это уже третье предложение, и как заявил Никол Пашинян, «все три предложения были и остаются для нас приемлемыми».

Накануне саммита в Сочи глава МИД Азербайджана Джейхун Байрамов также призвал «решить проблему разграничения, сформировать совместную комиссию и начать процесс делимитации в соответствии с принципом уважения международно-признанных границ». «С началом этого процесса напряженность на границе спадет», - заявил Джейхун Байрамов в интервью турецкому информагентству Anadolu. 

Внесем окончательную ясность: имеющий огромную важность процесс делимитации при этом может занять годы и его начало не означает моментального взаимного признания сторонами карабахского конфликта территориальной целостности друг друга. Не нужно думать, что начало работы комиссии станет мановением волшебной палочки, автоматически гарантирующим, что на границе больше не будет никаких инцидентов.

При этом обращает на себя внимание и то, что в ходе того же пресс-брифинга в Ереване Никол Пашинян отдал дань привычной жесткой риторике про агрессию Азербайджана. Многие ждали от него этих привычных слов и он их произнес. Обратим внимание на один принципиальный момент, который может стать новым фактором эскалации - попытку вновь вернуть в оборот вопрос о статусе Карабаха, который Баку считает закрытым окончательно. {NEWS_2}Президент Алиев неоднократно заявлял, что территориальной единицы под названием «Нагорный Карабах», отдельной от Азербайджана, не существует.{NEWS_3}

Но только Никол Пашинян с этим по-прежнему категорически не согласен. Накануне встреч в Сочи и Брюсселе он вновь исключил любую возможность вхождения Нагорного Карабаха в состав Азербайджана. «Если бы мы были готовы признать Карабах в составе Азербайджана, то не началась бы война. Война произошла, потому что мы отказались сделать это», - заявил он. «Вопрос Карабаха - международный вопрос. Только позицией Армении невозможно решить вопрос Карабаха. Наша задача - ввести в коммуникацию вопрос о правах армян Карабаха с позицией международного сообщества», - продолжал Никол Пашинян, призвав к максимальной интернационализации проблемы и признания внешними игроками независимости Нагорного Карабаха, которые должны сделать это раньше, чем Ереван. Поскольку, по его мнению, речь идет о восстановлении международного права.

Возникает вопрос - помимо тех сил внутри Армении, которые по-прежнему считают вопрос о статусе Карабаха жизненно важным для страны, на каких внешних игроков рассчитаны эти сигналы? И почему Никол Пашинян и с оглядкой на какие силы упорно настаивает на приоритетности этого вопроса, который не раз был главным дестабилизирующим фактором в карабахском урегулировании, срывая переговоры.

И здесь мы подходим ко второй части большого международного раунда по Карабаху, который после встречи в Сочи в середине декабря переместится в центр Евросоюза - Брюссель. Есть все основания полагать, что новый вброс темы про статус Карабаха был сделан именно под брюссельскую встречу, инициатор которой - председатель Европейского совета Шарль Мишель ранее заявлял о том, что новые переговоры по статусу Карабаха должны будут стать частью пакетных договоренностей по карабахскому урегулированию.

Учитывая, что новость о встрече в Брюсселе появилась до анонса саммита в Сочи, могло сложиться впечатление, что инициатива в карабахском урегулировании переходит к Брюсселю. Однако встреча в Сочи подтверждает - инициатива остается в руках Москвы. При этом важно не только то, кто кому первым позвонил и кто кого на сколько дней определил в проведении саммитов. Главное принципиальное отличие состоит в том, что если у Москвы есть конкретная повестка и план продвижения вперед и этот план сформулирован в трехстороннем заявлении от 9 ноября прошлого года, то у Брюсселя такого детального плана нет. Посетив этим летом Ереван и Баку, Шарль Мишель обнародовал свой собственный весьма декларативный план, состоящий из четырех пунктов. В отличие от договоренностей, достигнутых в ноябре прошлого года при участии Москвы и не включающих в себя никаких упоминаний о необходимости нового обсуждения этой темы, план Шарля Мишеля призывает к «проведению мирных переговоров для рассмотрения вопроса о статусе Карабаха».

Судя по всему это единственный способ для одного из лидеров Евросоюза вклиниться в карабахское урегулирование, которое за полгода ушло далеко вперед без участия ЕС.

Таким образом, противники формата переговоров Москва-Ереван-Баку благодаря всплывающей теме статуса Карабаха получают зацепку для того, чтобы уже в декабре вернуть эту тему в международный оборот и попытаться создать параллельную переговорную площадку. То есть, попытаться создать такую платформу, с которой время от времени можно будет вести дипломатический обстрел главного на сегодняшний день жизнеспособного формата переговоров, призывая вернуться к старым добрым временам Минской группы ОБСЕ, главным достижением которой за почти тридцать лет стало сохранение замороженного конфликта.

«Россия взяла на себя тяжелую миссию по восстановлению мира. Этот формат может продолжать работать, но единственный международно признанный формат урегулирования - Минская группа ОБСЕ», - пояснил накануне переговоров в Сочи и Брюсселе секретарь парламентской фракции оппозиционного блока Армении «Честь имею» Айк Мамиджанян. По его словам, армянская оппозиция все равно никогда не примет любые договоренности, достигнутые при участии Никола Пашиняна.

В целом, сопоставление главных задач саммитов в Сочи и Брюсселе пока не позволяет сделать вывод о том, что это - общая работа во благо карабахского мира или конкуренция инициатив двух центров силы на Южном Кавказе - России и Европы.

Иными словами, можно ли считать предстоящие в Брюсселе переговоры под эгидой ЕС лишь дополнением к той главной работе, которая проводится тремя региональными игроками - Россией, Азербайджаном и Арменией в рамках трехстороннего заявления от 9 ноября прошлого года. Или же Евросоюз ищет возможность размыть трехсторонний формат Москва-Ереван-Баку за счет постепенного втягивания в него внерегиональных игроков.

И Россия, и Запад призывают к скорейшей стабилизации, долгосрочному политическому урегулированию и разблокированию транспортных коммуникаций и экономических связей. Однако можно ли говорить о том, что это редкий пример единства Москвы, Брюсселя и Вашингтона, которые сегодня в международных делах являются не партнерами, а соперниками? После Сочи остается внимательно следить за тем, что будет происходить в Брюсселе, какие решения и заявления там будут приняты.

Конечно, на данном этапе перехватить инициативу у Москвы просто нереально. В зоне конфликта размещены российские миротворцы, главные экономические и политико-дипломатические рычаги влияния на ситуацию находятся в руках Москвы, а не Брюсселя или Вашингтона. Но карабахское урегулирование не раз удивляло своей непредсказуемостью. 

В этот решающий момент рискующему оказаться между двух огней карабахскому урегулированию нужен только один огонь - не теряющийся в дипломатическом тумане немигающий огонь маяка долгосрочного мира на Южном Кавказе.