AZN = 44.26 RUB
USD = 75.2 RUB
EUR = 91.19 RUB
Новости дня

A
Ильхам Алиев заявил о готовности встретиться с Пашиняном в Москве, но считает, что до политического урегулирования из-за позиции Армении еще далеко (видео)

Ильхам Алиев заявил о готовности встретиться с Пашиняном в Москве, но считает, что до политического урегулирования из-за позиции Армении еще далеко (видео)

22.10.2020 13:28

/upload/iblock/f1a/f1a05b64690b3145e0d307a22045efcf.jpg

Президент Азербайджанской Республики Ильхам Алиев 21 октября дал интервью японской газете Nikkei.

Предлагаем вашему вниманию данное интервью.

-Хочу спросить о нагорно-карабахском конфликте. В пятницу министры иностранных дел Азербайджана и Армении совершат визит в Вашингтон. Что Вы ждете от этой встречи? Готовы ли Вы к переговорам в трехстороннем формате с некоторыми условиями?

-Как вам известно, Соединенные Штаты Америки, Россия и Франция на самом деле являются тремя странами-сопредседателями Минской группы, имеющими мандат для поиска пути урегулирования конфликта. Поэтому встречи наших министров в этих трех столицах естественны. Раньше такие встречи происходили неоднократно. Вы знаете, что был также визит в Москву, там тоже состоялась встреча. Таким образом, это продолжение переговоров по мирному урегулированию конфликта. Конечно, ситуация на месте сейчас изменилась. Статус-кво больше нет. Линии соприкосновения тоже нет. Поэтому, конечно, я считаю, что теперь руководство Армении должно вести себя более логично и быть приверженным освобождению оккупированных территорий. Таким образом, наша основная цель на этих переговорах заключается в том, чтобы определить, готово ли руководство Армении освободить наши территории, и если готово, то когда это произойдет.

-Президент Путин Вас тоже пригласил в Москву?

-Нет.

-Если бы Вы были приглашены, то готовы ли поехать?

-Президент Путин неоднократно приглашал меня, и я неоднократно совершал визиты в Москву. Порой совершал несколько визитов за год. Так что эти контакты на высоком уровне между странами-партнерами и соседями – привычное дело. Президент Путин также неоднократно приезжал в Азербайджан.

-Если в пятницу на встрече министров будут достигнуты какие-либо подвижки, то может ли быть проведена в Москве трехсторонняя встреча с участием премьер-министра Армении?

-Да, конечно, это возможно, потому что такие встречи были и раньше. Если такая встреча состоится, то это будет зависеть от содержания повестки дня. К сожалению, перспективы мирного урегулирования конфликта с нынешним правительством Армении очень далеки, потому что очень непродуктивные и подстрекательские заявления, с которыми выступило руководство Армении, его действия по существу сделали переговоры бессмысленными. Ведь основной темой за столом переговоров всегда было освобождение оккупированных территорий Азербайджана в соответствии с резолюциями Совета Безопасности ООН. Когда премьер-министр Армении заявляет, что «Карабах – это Армения», что Азербайджан должен вести переговоры с так называемым «правительством Нагорного Карабаха», когда он отдает приказ о нанесении ударов баллистическими ракетами по мирному городу Гянджа, когда ежедневно совершаются атаки на другие города Азербайджана, то особой возможности для проведения переговоров не остается. Поэтому мы должны были доказать правительству Армении, что они уже не смогут безнаказанно совершать эти агрессорские действия. Мы наказываем их на месте, мы освобождаем наши территории. Можно сказать, каждый день я объявляю названия новых городов и сел, освобожденных от армянской оккупации. Армения сталкивается с очень горьким поражением на поле боя. Поэтому, конечно, они должны вести себя более логично. Однозначно происходит освобождение территорий от оккупации. Мы хотели добиться этого путем мирных переговоров. Однако это оказалось невозможным из-за неконструктивной позиции и подстрекательских действий Армении. Поэтому мы сейчас освобождаем наши территории на поле боя.

-Вы бы сказали, что уже второе прекращение огня не имело успеха или завершилось, и бои продолжаются?

-Вторая попытка достижения прекращения огня оказалась неудачной потому, что спустя 2 минуты после вступления его в силу они нарушили прекращение огня, вновь совершили нападение на наши мирные города. Этим утром с 6 до 8 часов они сбросили на наиболее пострадавший город Тертер, где проживает мирное население, более 100 ракет. Они нападают на наши военные позиции. Они хотели вновь вернуть уже освобожденные территории. Как вам известно, после первой попытки прекращения огня они менее чем через сутки баллистической ракетой с территории Армении атаковали второй по величине город Азербайджана — Гянджу. Это тоже военное преступление, и правительство Армении понесет ответственность за это. Таким образом, они нарушили прекращение огня.

Я всегда говорил, что добиться прекращения огня в одностороннем порядке невозможно. Если на нас совершается нападение, то мы не только должны защитить себя, но и перейти в контрнаступление. Могу вам сказать, что после того, как они во второй раз нарушили прекращение огня, мы освободили город Зангилан и многие села. Таким образом, чем больше времени проходит на поле боя, тем больше территорий мы освобождаем. Поэтому правительство Армении должно серьезно подумать о своем поведении, и если оно желает эффективности прекращения огня, то, во-первых, не должно нарушать его, во-вторых, не должно пытаться вернуть уже освобожденные от оккупации территории и принять серьезное обязательство по освобождению оккупированных территорий Азербайджана.

-Пока прекращение огня было объявлено в гуманитарных целях, включая обмен пленными и телами. Как по-Вашему, означает ли это, что прекращение огня, — возможно, будет и другое, — завершится после обмена пленными? То есть, будет ли это действующим основательным или временным прекращением огня?

-Да, прекращение огня было объявлено на гуманитарной основе. Как вам известно, в Московской декларации также была ссылка на субстантивные переговоры и неизменность формата переговоров. А это означает, что со стороны Армении больше не будет попыток привлечь к переговорам так называемое «правительство Нагорного Карабаха». Это было отвергнуто нами и Минской группой. Поэтому, конечно, если Армения будет приверженной переговорам и примет серьезное обязательство по освобождению территорий, — пока они не объявляли об этом , — то в таком случае это прекращение огня будет долгосрочным, потому что мы хотим решить данную проблему мирным путем. Но если они попытаются воспользоваться прекращением огня для того, чтобы мобилизовать свои ресурсы, получить дополнительную иностранную военную помощь и перейти к новому наступлению на нас, то, конечно, прекращение огня продлится недолго. Это зависит от них.

-Таким образом, для того, чтобы сесть за стол переговоров, вести какие-либо переговоры, вы заранее потребуете от Армении согласиться на освобождение, по меньшей мере, некоторых из семи районов.

-Они должны взять на себя серьезное обязательство по освобождению данных территорий, потому что это – часть основных принципов, согласованных между двумя странами при посредничестве Минской группы. В основных принципах говорится, что оккупированные территории должны быть возвращены Азербайджану, наши беженцы и вынужденные переселенцы должны вернуться на все оккупированные территории, в том числе на территорию Нагорного Карабаха, в том числе на территорию древнего азербайджанского города Шуша. Поэтому правительство Армении должно открыто заявить о приверженности данным принципам, об освобождении этих территорий, после чего, конечно, начнутся переговоры. Сейчас мы не выдвигаем предварительных условий о том, чтобы в первую очередь были освобождены территории, а затем начались переговоры. В настоящее время мы требуем от армянской стороны, человека, ответственного за это насилие и совершение военных преступлений против мирного населения, лично премьер-министра, чтобы он заявил о том, что Армения освободит оккупированные территории. После этого урегулирование конфликта, конечно, перейдет с поля боя за стол переговоров.

-Если Армения выразит готовность освободить первоначально пять районов, готовы ли Вы будете пойти на переговоры?

-Должны быть освобождены все районы Азербайджана. Все. Конечно, мы можем говорить о временных рамках, и в основных принципах были определенные мнения, связанные с временными рамками — на каком этапе будет освобождена первая часть районов, на каком этапе – вторая. Таким образом, это можно обсудить. Однако ясно, что должны быть возвращены все оккупированные территории.

-Это должно быть объявлено заранее.

-Все азербайджанцы должны вернуться на свои древние земли.

-Что Вы можете сказать в связи с предложением России о направлении групп наблюдателей или в связи с международными наблюдателями?

— Международные наблюдатели или миротворческие силы являются частью базовых принципов. Но это последняя часть, один из последних вопросов, который должен быть адресован, и, конечно же, обе стороны – Азербайджан и Армения — должны согласиться на состав наблюдателей или миротворцев. Поэтому в рамках переговоров мы не обсуждали серьезно этот вопрос. Считаю, что три страны-сопредседателя Минской группы, конечно, от своего имени представят предложения о составе, численности этих наблюдателей, о том, когда и куда они будут направлены. Потому что это важно и с технической точки зрения. Ведь сейчас идет активная фаза боевых действий. Где будут размещены эти наблюдатели или миротворцы? Их жизни могут подвергнуться риску. Каков будет их мандат? Кто предоставит им мандат? Ясно, что когда мы говорим об этом, то речь идет о территории Азербайджана. Это не территория Армении. Так что, конечно же, решающее слово в связи с этим должны сказать мы. Поэтому, безусловно, нужно заниматься всеми этими вопросами. В принципе мы не отрицаем этого. Но, безусловно, когда придет время, мы выдвинем свои условия.

— Говоря о Минской группе, Турция критикует ее и называет бездарной. Вы согласны с этим?

— Недавно я говорил, что Минская группа не смогла добиться никакого результата за 30 лет. В то же время я сказал, что при посредничестве Минской группы мы смогли добиться подвижек с прежними властями Армении. Хоть и небольшие, но все-таки подвижки были. Но если группа стран не может добиться результата за 30 лет, то это уже само за себя говорит. Сопредседатели Минской группы являются также постоянными членами Совета Безопасности ООН. При участии и голосовании этих стран были приняты 4 резолюции Совета Безопасности ООН о полном и безоговорочном выводе армянских войск с азербайджанских земель. Возникает вопрос, почему эти резолюции не выполняются. Потому что сопредседатели Минской группы и постоянные члены – одни и те же страны. Таким образом, этот вопрос остается открытым.

— Что Вы можете сказать о России как посреднике среди стран-сопредседателей Минской группы, о ее роли в качестве ведущего посредника? Можете ли Вы сказать, что Россия была справедливой?

— Знаете, у трех сопредседателей Минской группы одинаковые права и одинаковый мандат. Так что, насколько мне известно, лидер среди этих стран не выбирался. Все они равны, и мы рассматриваем их как посредников. Если какая-то страна берет на себя роль посредника, то она должна быть нейтральной. Если она не нейтральна, то эта страна не может быть посредником. Конечно, уровень нейтральности — это другой вопрос, который будет адресован в подходящее время. Но думаю, что для прекращения насилия и выполнения мандата, который не выполнялся на протяжении 28 лет, сопредседатели Минской группы теперь сыграют свою роль, особенно сейчас, когда Армения, можно сказать, потерпела поражение на поле боя.

— Хотите ли Вы, чтобы роль Турции в вопросах на Кавказе повысилась, и чтобы она была более активной в этом переговорном процессе?

— Это, безусловно, зависит от политической повестки Турции. Я не могу говорить от имени Турции. Хочу сказать, что мы, конечно же, всегда оказываем сильную поддержку активному участию Турции в региональных вопросах. Фактически это участие очевидно. Сегодня Турция играет значимую роль не только в нашем регионе, на Кавказе, но и в более обширной географии и мире. Это — реальность, и это очень хорошая реальность для нас. Потому что Турция — братская нам страна, наш самый близкий союзник и друг. Конечно, Турция де-факто в том числе и как член Минской группы уже привлечена к этому процессу с правовой точки зрения. В одном из своих интервью я сказал, что Турция даже могла бы стать сопредседателем. Если бы мы выбирали сопредседателей сегодня, то Азербайджан, несомненно, поддержал бы кандидатуру Турции, и я уверен, что и Турция настаивала бы на этом. К сожалению, в 1992 году этого не произошло. Таким образом, это — правовая сторона вопроса. С практической же стороны, как вам известно, президенты, министры иностранных дел, министры обороны Турции и России провели встречи, переговоры, обсудили этот вопрос. Поэтому, если кто-то, как Армения, говорит, что Турции там не должно быть, то это Армении не касается, Турция уже там и должна быть привлечена к процессу, потому что она привнесет стабильность. Кроме того, думаю, что Турция – единственная страна, у которой есть границы с тремя странами Кавказа. Ни одна другая страна не имеет границ со всеми тремя. Конечно, Турция должна быть активно привлечена, она уже привлечена, и мы всецело поддерживаем это.

-С международной точки зрения Карабах – это территория Азербайджана. Но, в то же время, там есть многочисленное армянское население. Гарантируете ли Вы, что после того, как Азербайджан вернет себе контроль над этой территорией, армянская часть населения сможет жить там в условиях безопасности и на равных правах?

— Да, безусловно. В течение активной фазы этого конфликта я уже неоднократно заявлял в связи с этим, что проживающие в Нагорном Карабахе армяне являются нашими гражданами. Их безопасность, права будут полностью обеспечены, так же, как и права других граждан Азербайджана. Могу вам сказать, что в отличие от Армении, где в настоящее время нет азербайджанцев, сегодня в нашей стране проживают тысячи людей армянского происхождения, а 99 процентов населения Армении являются этническими армянами. Таким образом, там не может жить и остаться в живых ни один представитель нацменьшинства. Они изгнали с территории нынешней Республики Армения представителей всех некогда проживавших там наций. Самой большой общиной были азербайджанцы. В начале XX века 70 процентов населения города Иреван составляли азербайджанцы. Армяне разрушили все наши исторические, религиозные памятники. Они стерли следы азербайджанской культуры не только в Иреване, но и во многих других регионах Армении. Кстати, созданная 28 мая 1918 года Азербайджанская Демократическая Республика, к сожалению, 29 мая приняла решение, — и это была большая ошибка, которой нет оправдания, — о передаче Армении Иревана в качестве столицы. Таким образом, они разрушили все наше религиозное и культурное наследие. Они разрушили наши мечети, памятники. А здесь, в центре Баку есть армянская церковь, где хранится очень много армянских книг. Сегодня в Баку и других регионах Азербайджана проживают большое число, тысячи армян.

Что же касается того, что вы сказали о многочисленных армянах, проживающих там, то, по нашим данным, реальная численность населения оккупированных территорий, в том числе бывшей Нагорно-Карабахской автономной области, составляет 65 тысяч человек. Это небольшая община. Но до войны, в начале 1990-х годов в Нагорном Карабахе, в основном в Шуше, а также Ханкенди, в городе Ходжалы, который стал жертвой совершенного армянами геноцида, и во многих других городах проживало более 40 тысяч азербайджанцев. Армяне совершили этническую чистку против нас. Мы этого никогда не делали. Даже в ходе нынешних столкновений мы не ответили им тем же. Мы не подвергали обстрелу баллистическими ракетами ни территорию Нагорного Карабаха, ни территорию Армении. Я говорил, что мы отомстим, но отомстим на поле боя. Таким образом, армяне Нагорного Карабаха полностью могут быть уверены, что их безопасность как граждан Азербайджана будет обеспечена. После устранения преступной хунты в Нагорном Карабахе они будут жить лучше. Они будут жить достойно, в условиях мира, и мы обеспечим им все социальные и экономические льготы, так же, как мы делаем это для любого человека в нашей стране.

— Будете ли Вы уважать их право на самоопределение и согласитесь ли Вы на проведение референдума, как это указано в Мадридских принципах, после возвращения Нагорного Карабаха?

— Нет, конечно же, нет. В Нагорном Карабахе не будет никакого референдума. Мы с этим никогда не согласимся. Мы не давали на это согласия в ходе переговоров, а теперь, когда мы вернули большую часть территорий, об этом не может идти и речи. Что же касается права на самоопределение, то армяне уже самоопределились. У них есть независимое Армянское государство. Представьте себе, что произойдет, если армяне будут самоопределяться повсюду, где они живут, сколько мини-Армений в мире тогда образуется. Это подход, который дает обратный эффект. Право на самоопределение является важным фактором международного права. Однако оно не должно нарушать территориальную целостность Азербайджана. У самоопределения есть несколько видов, есть разные типы общин. Например, может быть культурная автономия. Мы видим это на примере развитых стран Европы, когда у людей есть определенные права в рамках своих муниципалитетов, своих общин. Как и в любом месте Азербайджана, у проживающих в нашей стране армян, конечно, также могут быть подобные контакты. Но мы никогда не позволим создать на территории Азербайджана второе армянское государство. Об этом не может идти и речи. Словом, референдума не будет, никогда.

-Говоря о поле боя, есть информация о том, что Армения привлекает армян, проживающих в Ливии, Сирии. В то же время НПО, точнее, Сирийский центр мониторинга за соблюдением прав человека утверждает, что в настоящее время на поле боя с вашей стороны есть много бойцов из числа этнических туркман. Это правда или нет?

-Нет, это не правда. В первую очередь, хотел бы отметить, что факт привлечения Арменией наемников и бойцов с Ближнего Востока не является секретом. Это признал и премьер-министр Армении. Однако он сказал, что они – коренные армяне. Во-первых, никому не известно, коренные это армяне или нет. У нас есть информация о том, что в настоящее время на стороне Армении сражаются представители других национальностей. Во-вторых, если человек является этническим армянином и гражданином другой страны, то это не означает, что он не наемник. Среди обезвреженных на поле боя есть люди с ливанскими, канадскими паспортами. У нас есть доказательства того, что вместе с гражданами стран Ближнего Востока против нас сражаются граждане Франции, США, лица армянского происхождения, но граждане этих стран, граждане бывших советских республик. В первой карабахской войне Армения использовала наемников. Это не секрет. Некоторые из них были обезврежены азербайджанской стороной, и армяне возвели в их честь большие памятники, памятники в честь международных террористов. Это говорит о том, что Армения является террористическим государством.

Что касается Азербайджана, то, во-первых, НПО, именуемая Сирийским центром мониторинга за соблюдением прав человека, — ненадежная организация. Нам известны многочисленные фейковые новости, которые они распространяли в связи с войной в Сирии. Этой политически мотивированной «НПО» нет доверия. Во-первых, мы должны проверить, кем она финансируется, а после этого выяснить, кто стоит за этими слухами. Во-вторых, ни одна страна не представила нам ни одного доказательства. Одни только слухи и необоснованные заявления. Я потребовал доказательств. Я сказал, хорошо, мы уже 20 дней находимся в активной фазе конфликта, где доказательства? Представьте нам доказательства. Никаких доказательств нет. Поэтому этим слухам надо положить конец. Азербайджан сражается сам. Мы не нуждаемся ни в каких иностранных бойцах. У нас достаточно людей, в нашей регулярной армии достаточно солдат и офицеров. Численность нашего населения составляет 10 миллионов человек. Если мы будем нуждаться в дополнительных бойцах, то объявим мобилизацию и привлечем их. Так что в этом нет необходимости. Это – абсолютно ложная информация.

-Как Вы уже неоднократно говорили, нет никаких моджахедов и даже туркман.

-Нет, могут быть люди азербайджанского происхождения, прибывшие из других стран. Мы не исключаем этого, так как у нас много добровольцев. Люди могут хотеть добровольно защищать свою страну. Мы не можем исключить, что из других стран приезжают люди азербайджанского происхождения. Но дело здесь обстоит не так, как преподносится, якобы Азербайджан приглашает террористов для участия в боях. Это – ложная информация.

— Вы осведомлены о добровольцах азербайджанского происхождения?

— Я сказал, что не исключаю этого. Может быть. Мы получаем многочисленные обращения, письма от проживающих за рубежом азербайджанцев, которые хотят приехать и сражаться за свою историческую Родину. Однако наша позиция такова, что в этом нет необходимости. На поле боя у нас достаточно людей.

— Японские компании присоединились к проектам нефтепроводов в Азербайджане. Они являются здесь инвесторами. Есть ли у Вас беспокойство в связи с безопасностью трубопроводов? Есть ли риск того, что запуск трубопровода TАP, открытие которого планируется в ближайшее время, в течение этого года, будет отложен?

— Нет, в связи с трубопроводом TAP все идет по графику. Это уже сделано. Официальное открытие TAP — это дело, возможно, не месяцев, а нескольких недель. Там все уже готово. Строительство исторического трубопровода из Баку в Европу завершено. Что же касается наших других трубопроводов, в частности нефте- и газопроводов, то за все эти годы с момента сдачи в эксплуатацию Баку-Тбилиси-Джейхана, то есть с 2006 года, на территории Азербайджана никаких происшествий не возникало. Наши трубопроводы защищаются на нашей территории в надлежащем порядке. Но, конечно, мы слышали угрозы от официальных лиц Армении. Они говорили, что совершат атаки на наши трубопроводы, на Сангачальский терминал, который имеет большое значение для транспортировки нефти и газа. Но и это является частью их террористической натуры. Потому что они открыто заявляли, что будут совершать атаки на гражданскую инфраструктуру. Конечно, если они это сделают, то потом пожалеют. Потому что они будут жестко наказаны нами и странами, часть энергетической безопасности которых обеспечивается за счет Азербайджана. Какова будет реакция этих стран? В эти трубопроводы вложены миллиарды инвестиций. Инвестиции были вложены международными банками — Всемирным банком, Европейским банком реконструкции и развития, Азиатским банком развития, Европейским инвестиционным банком и другими. Поэтому руководство Армении должно хорошенько подумать над этим вариантом. Конечно, как я уже отметил, Азербайджан и сам жестко их накажет, и я не думаю, что они осмелятся сделать это, совершить еще одно военное преступление.

— Из-за того, что нам редко выпадает возможность встретиться с Вами, разрешите задать несколько вопросов о будущем страны в целом.

— Да, пожалуйста.

— Азербайджан – первая в мире страна, которая стала добывать нефть промышленным способом.

— Да, это правда.

— Как, по-Вашему, страна перейдет в постнефтяной период? Есть ли у Вас какие-либо ожидания, связанные с участием в этом японских компаний?

— Да, конечно, у нас есть повестка, связанная с диверсификацией нашей экономики, и этот процесс успешно продолжается. И это несмотря на то, что в этом году объем валового внутреннего продукта снижается – не очень серьезно, до сих пор снижение было менее чем на 4 процента. По сравнению с некоторыми другими странами это неплохой результат. Однако что касается ненефтяной промышленности, то здесь у нас есть рост. Это показывает то, что наша программа диверсификации реализуется очень успешно. Конечно, до пандемии промышленность, возможности ведения бизнеса, туризм, инновационный сектор и сельское хозяйство стремительно развивались. Что же касается главного вопроса, то сейчас мы видим, как Азербайджан освобождает свои земли. Первым мы освободили очень важное водохранилище, которое обеспечит водой десятки тысяч гектаров земли. Армения фактически совершала экологический террор против нас. Они перекрывали воду из реки Тертер и, таким образом, сотни тысяч гектаров земли не обеспечивались водой. Они делали это летом, перекрывали воду, когда люди нуждались в ней, и открывали зимой, что приводило к наводнениям. Таким образом, террористическая сущность Армении проявляется в каждом ее шаге. После возвращения территорий, — это очень плодородные земли для выращивания продукции, разведения домашнего скота, — это, конечно же, придаст новый импульс развитию нашего сельского хозяйства. В связи с освобождением территорий мы уже начали планировать будущее развитие нашего сельского хозяйства. Конечно, думаем, что инвестиции в человеческий капитал создадут нам хорошие возможности для развития. Потому что нефть и газ однажды иссякнут, несмотря на то, что у нас очень большие резервы. Мы только начали экспортировать большие объемы природного газа. Сфера нефтедобычи в предстоящие годы, в целом, будет стабильной. Но, конечно же, ненефтяной сектор в приоритете.

Что же касается японских компаний, то они очень активны здесь в энергетической сфере. Благодаря кредитам, полученным у японских банков, мы построили в Баку две большие электростанции мощностью около 800 мегаватт. Таким образом, эти электростанции обеспечивают значительную часть нашего потребления и экспорта. Кстати, мы также экспортируем электроэнергию. Мы бы хотели видеть японские компании в сфере возобновляемой энергии, которая в настоящее время является одним из приоритетов. С некоторыми инвесторами мы уже подписали предварительные соглашения. Таким образом, мы уверены, что сотрудничество в этой очень обнадеживающей и имеющей потенциал сфере, в частности, благодаря обилию солнца и ветра на Абшеронском полуострове, а также в других областях будет. Сегодня мы сотрудничаем с японскими компаниями в области производства оборудования, машиностроения, в технологической, а также сельскохозяйственной сферах. Мы довольны уровнем экономического сотрудничества между Японией и Азербайджаном.

— Что Вы можете сказать о политических реформах? Звучит критика, в основном, со стороны стран Запада, о том, что Вы сами пришли к власти после Вашего отца, а Ваша супруга – Первый вице-президент. Готовы ли Вы поощрять демократию, открыть оппозиции путь к власти?

— Думаю, что демократическое развитие в стране идет в позитивном русле. В Азербайджане обеспечены все основные свободы – свобода политической деятельности, свобода медиа, свобода выражения, свобода собраний, свобода вероисповедания. Ограничений в связи с этим нет. Кстати, у нас свободный интернет. Те, кто пытается нас критиковать, вместо распространения слухов, использования в политических целях, для политического давления якобы имеющихся в Азербайджане недостатков в области демократии, должны посмотреть на содержание. Я сейчас представил программу новых политических реформ. Она была поддержана абсолютным большинством политических партий. Кстати, это произошло до начала столкновений. Сегодня, конечно, абсолютное большинство политических партий полностью поддерживает проводимую мной политику по освобождению находящихся под оккупацией территорий. В этом процессе не участвуют всего две партии. Всего лишь две партии выступают против национальных интересов Азербайджана. Это — партия Народного фронта и партия «Мусават». Кстати, эти две партии не приняли мое предложение о политическом диалоге. Я выступил с этим предложением несколько месяцев назад. Я говорил, что мы нуждаемся в нормальном диалоге, нормальных, цивилизованных отношениях между властью и оппозицией, ведущей партией и другими партиями. На сегодняшний день мое это предложение, насколько я знаю, поддержали 50 или более партий. Мы находимся в очень активной фазе политического диалога.

Только эти две партии, которые финансируются из-за рубежа, которые всегда выступали против национальных интересов Азербайджана, а также несут ответственность за потерю наших территорий, поскольку в 1992-1993 годах, когда Армения оккупировала наши территории, находились у власти, — Народный фронт и «Мусават». Эти люди, которые несут ответственность за потерю территорий, продолжают возглавлять эти партии на протяжении 30 лет. Никто не говорит о демократии, никто не говорит о том, как они на протяжении почти 30 лет остаются на этой должности. Поэтому было бы хорошо, если бы те, кто нас критикует, посмотрели в зеркало. Мы видим, как на наших глазах, на глазах у международной общественности в этих «демократиях» разгоняются демонстрации, как людей убивают на митингах, как они получают ранения. Мы видим это каждую неделю. Мы видим, как полиция использует собак и лошадей для разгона протестующих. Вы не увидите этого в Азербайджане, никогда. Было бы хорошо, чтобы те, кто нас критикует, занимались своими делами.

Что же касается того, что вы сказали обо мне как о продолжателе дела моего отца, то да, это правда. Но до того, как стать преемником своего отца, я долгие годы, с 1995 по 2003 годы был членом парламента. С 1997 года я являюсь президентом Национального олимпийского комитета. Я был заместителем председателя и первым заместителем председателя ведущей политической партии «Ени Азербайджан», а также занимал должность премьер-министра. Таким образом, моя политическая карьера известна международным наблюдателям и, конечно, они знают, что это не так, как они хотели бы представить. Если говорить о преемственности, то почему никто не говорит о семье Буш, о том, как они продолжали дело друг друга? Почему никто не говорит о семье Клинтон, о том, что супруга стала госсекретарем, а затем кандидатом в президенты, и о еще многих подобных случаях. Прежде чем поднимать этот вопрос, пусть посмотрят на себя.

Что же касается моей супруги, то она была членом парламента с 2005 года. Она была очень активной в вопросах, связанных с социальной и гуманитарной сферами. Она была и продолжает быть президентом самой крупной на Кавказе неправительственной организации – Фонда Гейдара Алиева. Она имеет большую поддержку среди азербайджанцев. Вы можете спросить у любого прохожего на улице и убедиться, как они ее любят и поддерживают. Она была заместителем председателя партии «Ени Азербайджан» и продолжает занимать эту должность. Поэтому ее политическая карьера не состоит из неожиданных событий. Могу вам сказать, что, когда я предложил ей занять эту должность, то она восприняла это не так уж и радостно. Могу вам сказать, возможно, я говорю это впервые, у меня ушло много времени, чтобы убедить ее. У меня были аргументы, а она не хотела. Она полностью занята социальными и гуманитарными вопросами и помогает десяткам тысяч людей. Но она делает это без какого-либо пиара, рекламы или объявлений. Таким образом, она — личность, которой наш народ гордится.

— Вы отметили свободу слова и интернета. Но на некоторые социальные сети наложены ограничения.

— Это временные ограничения. Они были применены после начала столкновений. Мы объявили своему народу, что это вопрос национальной безопасности, потому что в такой ситуации мы должны защищать нашу информационную систему от армянской провокации. Таким образом, это носит временный характер. Как только активная фаза столкновений завершится, все эти ограничения будут устранены. Но могу вам сказать, что сфера охвата интернета очень широкая. Более 80 процентов азербайджанцев являются пользователями интернета. Таким образом, это носит только временный характер.

-Ваше превосходительство, разрешите завершить нашу беседу последним вопросом. Давайте мы закончим ее на обнадеживающей ноте. Есть ли у Вас надежда на урегулирование конфликта мирным путем? Что мир может дать Армении и Азербайджану? Потому что Армения – страна, у которой нет выхода к морю, граница здесь закрыта, она закрыта и на турецкой стороне, их экономика терпит спад. Что может мир дать обеим странам?

— Да, конечно, мир полностью изменит ситуацию в регионе. Надеюсь увидеть, как три кавказские страны сотрудничают. Сегодня, например, сотрудничество между Азербайджаном и Грузией находится на очень высоком уровне. Мы являемся стратегическими партнерами, и у нас сложились превосходные связи с нынешним правительством Грузии. Мы поддерживаем друг друга, мы – хорошие соседи и друзья. Посмотрите, сколько совместных проектов мы реализовали — транспортировка нефти, газа, электроэнергии, железнодорожное сообщение, Баку-Тбилиси-Карс, Баку-Тбилиси-Джейхан, Баку-Тбилиси-Эрзурум, TANAP и многие другие проекты. Думаю, Азербайджан вместе с Турцией является первым или вторым самым крупным инвестором Грузии. Первым или вторым самым крупным налогоплательщиком. Кстати, в середине 1990-х годов, когда обсуждался вопрос строительства трубопровода, со стороны Запада были некоторые предложения о прокладке этого трубопровода через Армению. Но в таком случае Армения должна была освободить территории, и тогда трубопровод мог бы быть проложен из Азербайджана в Армению, затем в Нахчыван, а оттуда в Турцию. Это был самый короткий маршрут. Если вы посмотрите на карту, то увидите маршрут, по которому проходит трубопровод. Он был проложен так, чтобы обойти Армению. Но армяне думали, что мы не сможем построить этот трубопровод. Поэтому они сказали «нет». Считаю, что сейчас они очень сожалеют об этом. Из-за оккупации они оказались в тупике. Они считали, что мы не сможем построить трубопроводы, железные дороги. Они всегда поддерживали эксплуатацию железной дороги Карс-Гюмри. Эта железная дорога существовала, но из-за армянской оккупации братская Турция закрыла ее. Таким образом, на самом деле у Армении есть выход к морю, но из-за агрессии против Азербайджана и территориальных претензий к Турции у них нет границы с Турцией. Может вы и не знаете, но в их конституции закреплены территориальные претензии к Турции. Чтобы в нынешнее время иметь территориальные претензии к такой мощной стране как Турция, надо быть безумным. Но это — суть их идеологии. В ходе переговоров прежнему правительству Армении были направлены месседжи о том, что в случае прекращения ими оккупации Азербайджан может реализовать в Нагорном Карабахе различные социальные и экономические проекты. Эти месседжы были направлены прежнему президенту Армении посредством сопредседателей Минской группы, и они их отвергли. Сегодня люди в Нагорном Карабахе живут в бедности. Там царит полная безработица, нищета, разрушена инфраструктура. Мы были готовы вложить инвестиции. Но мы сказали, освободите территории и тогда мы поможем вам. Сегодня, когда мы сами освобождаем эти территории, конечно же, мы окажем помощь этим людям, армянам, проживающим в Нагорном Карабахе, и, безусловно, азербайджанцам, которые вернутся, чтобы восстановить эти территории. Но если Армения сделает конструктивные шаги и освободит территории, то мы, конечно, откроем все коммуникации. Я знаю, а также слышал о позиции правительства Турции, что и они в случае освобождения Арменией территорий откроют коммуникации. Тогда ситуация на Южном Кавказе полностью изменится.

— Говорил ли господин Эрдоган что-нибудь об этом своем намерении?

— Возможно, мы не обсуждали это напрямую. Но, конечно, мы знаем, что такая позиция существует. Граница Турции с Арменией закрыта из-за оккупации. Если оккупации будет положен конец, то граница откроется. Это официальная позиция правительства Турции, и армяне знают об этом. Без нормализации отношений с Турцией и Азербайджаном у Армении нет будущего. Потому что рынок маленький, и он становится еще меньше, население уменьшается, уровень миграции очень высокий. По нашим данным, сегодня реальная численность населения Армении меньше 2 миллионов. Меньше 2 миллионов, и этот показатель будет и дальше уменьшаться, потому что там нет работы, особенно сейчас, когда они, как говорится, лишились очень плодородных земель, которые держали под оккупацией. Если вы посмотрите на снимки, снятые с космоса, то увидите, как они используют наши земли для производства незаконной продукции. Они пользуются не только нашей землей, но и месторождениями золота в Кяльбаджаре. Если работающие там иностранные компании не прекратят свою деятельность, то мы подадим на них в суд. Кстати, они в любом случае скоро прекратят свою деятельность. Таким образом, из-за того, что они лишись этого важного сегмента сельского хозяйства, они столкнутся с еще большими проблемами и потерпят спад, а мы будем развиваться. Численность нашего населения растет. Численность населения Турции составляет 83 миллиона человек, численность нашего населения – 10 миллионов. А численность населения Армении меньше 2 миллионов. Если они не будут логичными, не положат конец оккупации, то им придется подумать, как они будут жить через 10, 20, 50 лет. Они уже должны положить конец этой агрессии. На поле боя мы показали им, кто есть кто. Все мифы об их «отважной армии» оказались просто фейками. Их армия бежит. Мы наносим им поражение. Мы побеждаем их и продолжим делать это до тех пор, пока они не покинут наши земли.