AZN = 42.48 RUB
USD = 72.17 RUB
EUR = 81.47 RUB

Шантаж Еревана в отношении Москвы по газовому вопросу может ему дорого обойтись. Эксперты

Шантаж Еревана в отношении Москвы по газовому вопросу может ему дорого обойтись. Эксперты

Нана Хоштария    "Москва-Баку"
22.05.2020 12:50

/upload/iblock/0a2/0a2b88672de1551277f3e427d513a442.jpg

Газовый вопрос стал одним из острейших в армяно-российских отношениях со сменой в 2018 году власти в республике вследствие «бархатной революции». Буквально с самого начала пребывания "у руля" в Армении премьер-министр Никол Пашинян пытался добиться от Москвы понижения цены на российский газ. Данный вопрос обострился и в последние месяцы. «Газпром Армения» - дочка «Газпрома» с 1 июля намерена повысить тарифы на российский газ для потребителя. Официальный Ереван при этом, ссылаясь на сложность экономического положения республики в период пандемии, пытается напротив - добиться понижения стоимости российского "голубого топлива".

На этой неделе на заседания Высшего Евразийского экономического совета в формате видеоконференции премьер-министр Армении Никол Пашинян, как и его белорусский коллега Григорий Лукашенко, заявили, что на пространстве ЕАЭС необходимо сформировать единую систему тарифообразования на газ. По словам главы армянского правительства, в Армении эта необходимость ощущается особенно остро. Российский президент с позицией армянского и белорусского лидеров не согласился и указал на то, что на нынешнем уровне интеграции единый тариф на транзит газа в страны ЕАЭС не может быть введен. "Имеется формула, которую поддерживают три страны: Россия, Казахстан и Киргизия. Пока цены должны формироваться на основе рыночной конъюнктуры, учитывать затраты, инвестиции поставщиков, а также обеспечивать обоснованную норму прибыли на вложенный в добычу капитал", - сказал Путин. По словам российского лидера, это обычная мировая практика. 

В итоге отсутствие согласия в газовом вопросе поставило в тупик главную тему повестки саммита - подписание Стратегии развития ЕАЭС до 2025 года. В итоге документ отправили на доработку и договорились вернуться к нему в октябре-ноябре, в ходе нового заседания Высшего Евразийского экономического совета.

Напомним, ранее, 31 марта, вице-премьер правительства Армении Мгер Григорян заявил, что направил письмо главе "Газпрома" Алексею Миллеру с просьбой начать переговоры о снижении цены на российский газ. Свою просьбу Григорян объяснил ухудшением социально-экономической ситуации в связи с последствиями распространения коронавируса и сокращением объемов потребления энергоресурсов. "Газпром" ответил, что предложение правительства Армении снизить цену на российский газ для армянского пользователя обсуждается, но решение возможно только на правительственном уровне.

После этого газовую тему в отношениях с Арменией прокомментировал глава МИД России Сергей Лавров. Министр пояснил, что цена на «голубое топливо» для армянского пользователя формируется тарифами внутри самой Армении и назвал неуместным вспоминать о союзнических отношениях с Россией только в определенных ситуациях или сферах взаимоотношения. ЦИТАТА: "Когда цена, которая сейчас действует для Армении, Беларуси, была в два-три раза ниже рыночной, это воспринималось как данность, и никто не говорил о том, что это – политика. Все говорили, что нам так положено", - заявил Лавров.

Стоит сказать, что на днях премьер-министр Армении Никол Пашинян выразил свое недовольство позицией России по газовому вопросу, заявив, что Москве при определении цен на "голубое топливо" следует продемонстрировать "другой подход" в отношении своего стратегического партнера.

Ситуацию комментируют российские эксперты в сфере энергетики.

mitrahovich_-_2018_-_full_size.jpg__1533026011__54408__vid409365e.jpgТак ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности, научный сотрудник Финансового университета при правительстве РФ Станислав Митрахович считает, что попытки Армении и Белоруссии получить газ по наименьшей цене понятны, но не все так просто: «Проблема заключается в том, что должно пройти несколько лет прежде, чем на пространстве ЕАЭС может сложиться единый энергетический рынок. Сейчас его таковым назвать нельзя. Кроме того, создание единого рынка не означает, что государства-партнеры будут получать газ по низкой цене. Единый рынок означает создание общих правил игры, например, возможность государства продавать газ по нормальной, а не субсидированной, заниженной цене, возможность продавать по тарифам, адекватным затратам компаний, в частности, того же «Газпрома». Армения и Белоруссия пытаются предложить какой-то упрощенный и нереальный тарифный вариант, говоря, по сути, что вы вот нам продавайте газ по внутрироссийской цене. Но даже внутри России газ стоит по-разному. При едином рынке нужно отчасти отказываться от собственного суверенитета, как это, например, происходит в ЕС, когда действуют единые правила работы бизнеса. У нас этого пока что нет. Возникает вопрос, готовы ли Армения, Белоруссия отказаться от собственных полномочий в установке налогов, гражданского кодекса, готовы ли к оптимизации с российскими интенциями. Готовы? Нет. А просто сказать: дай дешевый газ может любой. Но оснований для этого нет. Какие-то заявления со стороны Армении по газу, что кто-то что-то должен – это просто лирика, в этом вопросе нет союзнических обязательств. Есть только договоренности, связанные с экономической интеграцией в рамках ЕАЭС, которые нужно выполнять. Позиция России такова, что если мы строим некое общее пространство, значит надо сближать наши рынки. Поэтому подход Армении и Белоруссии, понятно, преследующих свои интересы, не оправдан. Разные трактовки, что такое общий рынок газа, будут и дальше вызывать такого рода конфликты. К тому же мы видим, что вопрос претензий Армении и Белоруссии к России по газовому вопросу стоит остро довольно регулярно. Такие конфликты указывают и на наличие политической составляющей в этом вопросе, на наличие трений и недопонимания не только в вопросе энергетики. То есть энергетический конфликт имеет политическую подоплеку тоже. Мы помним, как официальный Ереван еще в конце 2018 года активно добивался понижения цены на российский газ. На этом фоне Армения начала активные проверки на своей территории в «дочке» «Газпрома» - соответственно, "Газпром-Армении". В отношении компании было возбуждено уголовное дело по обвинению в уклонении от уплаты налогов. Тогда же, кстати, были и претензии к «дочке» РЖД – Южно-Кавказской железной дороге. В результате после встречи Путина и Пашиняна вместо запрашиваемого со стороны Еревана понижения цены на российский газ, он получил повышение – со 150 долларов за куб до 165. Эта цена сохраняется до сих пор. То есть здесь, по всей видимости, очевиден политический фактор. Сейчас снова встал вопрос о повышении тарифа на газ для Армении. И уже многое свидетельствует о том, что ситуация будет разворачиваться в том же ключе, что и ранее - то есть маленький процент, что Москва пойдет на уступки. Вполне вероятно, что стороны не смогут договориться и повышение будет. Это во многом связано с тем, что Россию беспокоит политика нынешней власти Армении. С приходом к власти лидера "бархатной революции" недопонимание Еревана в отношениях с Москвой стало нарастать и оно нет-нет да и выходит в публичное пространство. Россия и Армения связаны Договором о коллективной безопасности и Москва ждет от Еревана соответствующего поведения. Между тем, мы помним, что именно действующий премьер Армении Никол Пашинян, придя к власти в стране, спровоцировал скандал вокруг ОДКБ, потом все эти нападки на российские компании в Армении, скандалы вокруг биолабораторий США в Армении. У Москвы возникает много вопросов. И не хочется идти навстречу тому, кому не доверяешь. То есть история с газом является проекцией недовольства Москвы общими политическим мотивами деятельности нынешнего руководства Армении. Поэтому энергетика в принципе может стать для Москвы таким инструментом предупреждения Еревану пересмотреть свои действия. Это предупреждение, элемент силового торга. Мы слышали, что глава МИД России Сергей Лавров по сути сказал то, что о союзнических отношениях Ереван вспоминает тогда, когда ему что-то надо. То, что позицию Москвы по газовому вопросу озвучивает именно министр иностранных дел, нас не должно удивлять. Ведь газовая тема политизирована. А поскольку Москву не устраивают некоторые заявления, действия Еревана, то газовый вопрос становится по сути внешнеполитическим. Это все в итоге проявляется на уровне коммерческих вещей, в том числе газа.

Если Россия и Армения сейчас не договорятся, то очередной скандал снова выльется в медийное пространство. Но понятно, что недопонимание не означает разрыв отношений. Что все, больше не общаемся. Просто Россия будет делать предупреждения такой газовой политикой, если в ее тенденциях ничего не изменится.

Кому-то, безусловно, в этой ситуации придется уступить. И судя по всему, это будет не Россия. Армении не стоит заигрывать с Россией. Государство не находится в сверхвыгодном стратегическом положении, чтобы позволить себе лишний раз испортить отношения с Москвой. Еревану стоит больше соотносить свои желания с возможностями, а не лишний раз подниматься ставки в игре, накалять обстановку. Тем более Армения показала, что там возможны уличные сценарии смены власти, поэтому лучше до этого не доводить. Можно так раскачать ситуацию, что потом тебя самого уберут. Поэтому такие попытки, к которым периодически прибегает Ереван, прижимая российские компании на своей территории, могут плохо же для Еревана и закончиться. Если Ереван будет давить на Москву в газовом вопросе, он ничего не добьется, а любой шантаж может дорого обойтись.

Кроме того, нельзя забывать и о том, что президент России до сих пор не приехал с официальным визитом в Армению. А официальные визиты – это всегда демонстрация политических интенций. В том числе и негативных. И отсутствие официального визита за довольно длительное время президента России в Армению говорит о соответствующих тенденциях в российско-азербайджанских отношениях".

14762049.jpgДиректор Фонда энергетического развития Сергей Пикин также отмечает, что в «споре» по газу объективность на стороне российского президента. "Понятно, что каждая из сторон хочет получить максимум для себя. Если говорить о транзите газа – то максимализации стоимости транзита, если говорить о закупке - то минимизации стоимости, в данном случае, российского газа. Позиция российского президента в том, что если мы говорим о единым тарифах, ценах на газ на пространстве ЕАЭС, то должен быть единый рынок, единое не только таможенное, но и бюджетное пространство, одинаковая налоговая политика, чтобы условия ведения бизнеса были одинаковыми. В принципе все должно на пространстве ЕАЭС быть синхронизировано, но этого пока нет. Если мы говорим о том, чтобы были единые энергетические рынки, связанные с поставкой, транзитом энерготоваров, то, cоответственно, должны быть другие сопоставимые условия.

Политический аспект в том, что Россия и, например, Армения не могут договориться по газу, а российская сторона только увеличивает тариф, в то время, как армянская сторона просит понизить, тоже есть. Недавно Москва в отношении позиции Еревана по газу проговорила, что неуместно вспоминать о союзнических отношениях с Россией только в определенных ситуациях. Понятно, что все вспоминают, что они союзники и братья, когда нужны деньги взаймы. Так что политический фактор в энергетическом вопросе, конечно, присутствует. И газовый вопрос как часть государственной политики – вопрос в том числе, касающейся политики внешней. И если Москва не идет на уступки, значит имеет на то причины. В любом случае, Россия и Армения имеют разные весовые категории. Стороны в любом случае договорятся, но в любом случае на тех условиях, которые устраивают Россию".