AZN = 38.9 RUB
USD = 66 RUB
EUR = 72.89 RUB
BRENT = 58.92 USD

Реплика политического обозревателя Сергея Строканя: Какая дорога ведет к Карабаху...

Реплика политического обозревателя Сергея Строканя: Какая дорога ведет к Карабаху...

21.07.2017 22:53

Перспективы урегулирования армяно-азербайджанского конфликта на фоне последних заявлений президента Армении Сержа Саргсяна и встречи ОДКБ под председательством Еревана оценивает политический обозреватель Сергей Строкань – специально для портала «Москва-Баку»

Дискуссию о будущем нагорно-карабахского конфликта, ситуации в Закавказье и стратегическом выборе Еревана, балансирующего между Россией и Западом, продолжил президент Армении Серж Саргсян. Его пространное интервью программе «Р-Эволюция» телекомпании «Армения» фактически совпало с прошедшим в Минске заседанием глав МИД стран-членов Организации Договора о коллективной безопасности, новым генсеком которой стал армянский военный, генерал-полковник Юрий Хачатуров. Эти события, как и состоявшаяся в Баку встреча глав МИД Азербайджана, Туркмении и Турции, участники которой призвали активизировать усилия по урегулированию карабахского конфликта, породили новый всплеск рассуждений о том, куда идут Армения и Азербайджан, и могут ли они договориться – если не сегодня, то в исторической перспективе.

Собственно, посмотреть на ситуацию в исторической перспективе попытался сам президент

Саргсян, вспомнивший о том, что происходило вокруг Нагорного Карабаха в последние 20 лет, и заглянувший на 20 лет в будущее.

Вот его наиболее резонансное высказывание, вокруг которого ломают копья комментаторы в Ереване и Баку, пытаясь прочитать слова Сержа Сарсяна по-своему и найти скрытый смысл между строк: «Позиция Армении не изменилась. За 20 лет мы ни разу не говорили об уступках, мы всегда говорили и продолжаем говорить о решении конфликта на условиях консенсуса. Если эта проблема останется нерешенной еще 20 лет, армянская сторона не захочет идти на уступки ради изменения ситуации».

По словам армянского лидера, все к чему стремится Ереван – это «реализация признанного международным сообществом права народа Нагорного Карабаха на самоопределение, наличие у Карабаха сухопутной границы с Арменией, и надежные гарантии безопасности Нагорно-Карабахской Республики».

Предвижу, какое раздражение, смешанное с возмущением, вызовет подобное признание в Баку. Дескать, за те самые 20 лет, о которых рассуждает Серж Саргсян, пластинка стала настольно заезженной, что слушать ее сегодня больше невозможно. Сколько жизней загублено, а карабахский

воз и ныне там. Черт возьми, а где хоть какое-то упоминание об оккупированных азербайджанских территориях, о резолюциях Совбеза ООН, которые нужно начать выполнять, о готовности уважать территориальную целостность Азербайджана? Список того, что не сказал армянский президент или сказал не так, как этого хотели бы в Баку, можно продолжить.

Однако не будем давать волю эмоциям. Последняя порция откровений армянского лидера вовсе не означает, что дело карабахского урегулирования столь уж безнадежно.

Попытаюсь объяснить, почему.

Во-первых, первое правило дипломатии – запрашивать заведомо большие переговорные позиции, чтобы затем в ходе торга, снижать планку собственных ожиданий и в итоге прийти к разумному компромиссу. Все, что в ответах армянского лидера сегодня кажется азербайджанской стороне шокирующим, неприемлемым – это всего лишь отправные точки для будущих переговоров. В своем ответе Серж Саргсян использует близкое по смыслу слово «консенсус», и это обнадеживает: не все потеряно, окно дипломатии наглухо не закрыто.

А слова о том, что никаких уступок не будет – это вполне предсказуемый и логичный жест, рассчитанный на армянское общество. Ну, какой народ будет уважать своего лидера, который открытым текстом скажет по телевизору, что, дескать, «я готов пойти на уступки» в споре, который нация считает для себя ключевым, если хотите – экзистенциальным. Кроме того, появление президента Армении перед телекамерами не в костюме, а в камуфляже, как и его рассуждения про грозные «Искандеры» - это тоже жест, рассчитанный на внутреннего потребителя.

Что же касается всех рассуждений про отношения с Россией и торговлю оружием на фоне Соглашения об ассоциации с Евросоюзом, то это тоже попытка доказать, что и у Еревана дескать тоже есть своя многовекторная политика. Не только у Баку. Хотя не очень понятно, как подобная евроинтеграция будет сочетаться с членством Армении в ЕврАзэс, Таможенном союзе и ОДКБ.

Во-вторых, Серж Саргсян говорит о необходимости «надежных гарантий безопасности Нагорно-Карабахской Республики». Но кто же будет спорить о том, что вопрос о гарантиях безопасности – один из ключевых, ведь речь идет о человеческих жизнях. Надежных гарантий безопасности добивается и Азербайджан.

Получается, что есть не одни подводные камни, о которые все эти десятилетия разбивались волны дипломатических усилий, но и потенциальные точки соприкосновения.

Подтверждением того, что Ереван не отказывается от переговоров, может служить и прошедшее в Минске заседание Совета министров иностранных дел Организации договора о коллективной безопасности. Выступивший на встрече глава МИД Армении Эдвард Налбандян не только отдал дань ритуальной антиазербайджанской риторике, обвинив Баку в новой эскалации напряженности вдоль линии размежевания, но и заявил о готовности Армении совместно с Минской группой ОБСЕ продвигать процесс карабахского урегулирования.

Весьма символично, что министерская встреча в Минске проходила при новом генсеке ОДКБ – с третьей попытки им стал армянский военный, генерал-полковник Юрий Хачатуров, сменивший россиянина Николая Бордюжу. Председательство в ОДКБ – это миссия, накладывающая и новую ответственность. Ереван вполне может проявить ее в стремлении устранить ту мину под коллективной безопасностью на постсоветском пространстве, которой остается карабахская проблема. Или хотя бы сделать новый шаг в своей новой роли в ОДКБ.

Наконец, нельзя не вспомнить о том, что о карабахском урегулировании на этой неделе говорили и на трехсторонней встречи глав МИД Азербайджана, Туркмении и Турции, состоявшейся в Баку. Глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу призвал Минскую группу ОБСЕ к большей активности для урегулирования карабахского конфликта.

В общем, ответ на вопрос: «Какая дорога ведет к Карабаху» пока не найден. Но ее поиск продолжается. Главное, чтобы эта дорога вывела из тупика. И не через 20 лет - времени на решение остается все меньше, а угроза конфликта – все больше.

Надеюсь, что с этим не будут спорить ни в Ереване, ни в Баку.