AZN = 35.51 RUB
USD = 60.37 RUB
EUR = 61.36 RUB

A
Баку и африканские страдания Макрона (видео)

Итоги сражения за сферы влияния на Черном континенте на фоне прошедшего в азербайджанской столице молодежного саммита Движения неприсоединения подводит политический обозреватель Сергей Строкань - специально для портала «Москва-Баку».

Молодежный саммит Движения неприсоединения, проходивший на этой неделе в Баку, совпал с двумя другими международными событиями, заставившими нас всерьез задуматься над тем, что же представляет собой сегодня Движение неприсоединения -- возглавляемая Азербайджаном с 2019 года самая многочисленная после ООН организация мира.

Этими громкими международными событиями, за которыми в эти дни внимательно следили и собравшие в азербайджанской столице молодые лидеры неприсоединившихся стран, стали совпавшие по времени африканские турне главы МИД России Сергея Лаврова, посетившего Египет, Уганду, Конго и Эфиопию, и французского президента Эмманюэля Макрона, проехавшего по маршруту Камерун-Бенин-Гвинея-Биссау.

Перемещаясь из одной африканской столицы в другую, российский министр и французский президент проводили встречи и переговоры и делали громкие программные заявления о том, какой они видят сегодняшнюю роль африканских государств, составляющих ядро Движения неприсоединения, в которое, напомним, входят более 120 стран мира.

В целом это была такая заочная «дуэль смыслов» России и Запада, в которой Баку, в силу его сегодняшней роли в мировой политике и Движении неприсоединения, мог быть стать незримым не секундантом, но объективным беспристрастным арбитром.

Громко, заявившее о себе в 50-60-е годы прошлого века, то есть в разгар классической холодной войны, а не сегодняшней холодной войны 2.0, Движение неприсоединения объединило новые независимые государства афро-азиатского и латиноамериканского мира. Напомню, что эти государства с первых дней существования своего движения категорически не желали участвовать в блоковом противостоянии двух мировых сверхдержав. Они выбрали для себя третий путь — это был путь суверенного независимого развития, опирающегося на собственные национальные интересы и принципиальное неучастие в дружбе против. Неважно, шла ли речь о США или об СССР. Потом, когда острота противостояния восточного и западного блоков после распада СССР постепенно стала спадать, звезда Движения неприсоединения закатилась. Оно как бы утратило главную цель, ради которой, собственно, создавалось, и в определенный момент превратилось в декоративную организацию или, скажем прямо, в эдакий неформальный клуб по интересам, проводивший свои церемониальные саммиты.

В свою очередь, глядя на страну-председателя, неприсоединившиеся государства сегодня получили возможность сверять свою политику с примерами той модели взаимодействия с Западом и Востоком, которой всегда придерживался Баку.

И вот, когда Сергей Лавров и Эмманюэль Макрон на этой неделе приехали в Африку, выяснилось, что именно в эти дни проходит критическое испытание на прочность того самого международного движения государств третьего пути развития, которое создавалась во второй половине 20-го века и лидером которого сегодня является Азербайджан.

Можно сказать, что момент истины наступил в Камеруне, где президент Франции открытым текстом заявил о том, чего хотят от Африки Франция и Запад. А хотят они одного: чтобы неприсоединившиеся страны Черного континента обходили Москву десятой дорогой, чтобы они не сотрудничали с Россией, чтобы они видели в России угрозу и присоединились к западному блоку, ведущему против России войну санкций.

Российскую политику в Африке президент Франции назвал не сотрудничеством со странами континента, а, как он выразился, «пособничеством ослабленным политическим властям, или же абсолютно нелегитимным военным хунтам».

Кого он имеет в виду под «нелегитимными военными хунтами» и по каким критериям он определяет эту нелегитимность, французский президент так и не сказал. Но, как бы то ни было, в свое время пытавшийся, правда, без особого успеха вклиниться в армяно-азербайджанское урегулирование со столь близкой ему и его французским избирателям темой статуса Карабаха, Эмманюэль Макрон теперь решил поучить жизни еще и Африку. Рассказал Африке, с кем и против кого дружить.

Надо сказать, что, как и в случае с темой статуса Карабаха, в случае с темой дружбы против Москвы в Африке у Макрона явно не заладилось. «Некоторые люди хотят, чтобы мы заняли позицию против России. Мы всегда отвечаем: «Россия была с нами рядом последние 100 лет, как можно быть против них?», - недоумевал президент Уганды, тем самым демонстрируя невосприимчивость к словам французского лидера.

Однако вопросы африканцев, так и не получившие ответа, но входящие в повестку Движения неприсоединения, замолчать не удастся. Категорически выступающий против блокового противостояния, против войны санкций с Россией и ставящий во главу угла задачу устойчивого суверенного независимого развития, председательствующий в Движении неприсоединения

Азербайджан будет задавать их снова и снова на всех международных форумах и площадках.

В этом и состоит главный смысл нового азербайджанского лидерства в огромном афро-азиатском и латиноамериканском мире неприсоединившихся государств.

Азербайджан, возглавивший Движение неприсоединения в 2019 году, сумел вдохнуть в эту организацию новую жизнь. Проводящий суверенную многовекторную политику, не участвующий в так называемой «дружбе против», Баку увидел в фундаментальных идеях неприсоединения много созвучного собственной стратегии выстраивания отношений с внешним миром, контуры которой обозначились еще в первые годы азербайджанской независимости, при Гейдаре Алиеве.