AZN = 37.03 RUB
USD = 62.83 RUB
EUR = 70.86 RUB
BRENT = 64.44 USD

Авария на прикаспийском газонефтяном месторождении вблизи Актау. Было ли загрязнено Каспийское море (видео)

Авария на прикаспийском газонефтяном месторождении вблизи Актау. Было ли загрязнено Каспийское море (видео)

29.03.2019 01:54



Авария с возгоранием на газонефтяном месторождении «Каламкас» на побережье Каспийского моря ликвидирована, сообщает госкомпания «Казмунайгаз» (Казахстан). Предстоит установить, какой вред причинен окружающей среде. Казахские экологи считают, что слухи об экологической катастрофе преувеличены. Тем временем российские специалисты намерены проверить, были ли загрязнены воды Каспийского моря, пишет "Коммерсант".

В Казахстане ликвидирована авария с последующим возгоранием, происшедшая 13 марта на газонефтяном месторождении «Каламкас», расположенном на побережье Каспия. «28.03.2019 в 01:05 произошло погашение очага возгорания грифона возле скважины №8237»,— говорится в официальном сообщении национальной государственной компании «Казмунайгаз». В компании отмечают, что выбросов газа и флюидов на поверхность не наблюдается. «Жертв и пострадавших нет. Материальный ущерб, по предварительным данным, незначительный»,— добавили в компании. Эти данные подтверждают в Минэнергетики Казахстана.

Напомним, 13 марта этого года в ходе бурения новой скважины на месторождении «Каламкас», которое осваивает дочерняя компания «Казмунайгаза» АО «Мангистаумунайгаз», произошла «нештатная ситуация с выбросом газоводяной смеси». Бурение вела казахстанская компания «Инженерная буровая компания ''Си Бу''» (Актау). Глубина скважины должна была составить 903 метра. Несмотря на то что вечером 13 марта устье скважины было загерметизировано, это не решило проблему. Вокруг буровой площадки появилось водогазопроявление в виде грифонов (внезапных прорывов на поверхность газа из пласта и рабочей жидкости, закачанной в скважину), насчитывающее в общей сложности 13 очагов.

Ситуацию с грифонами пытались исправить путем закачки специальных растворов. 24 марта Минэнергетики Казахстана официально сообщило об аварии и о том, что действующими остаются 5 из 13 грифонов, а также пообещало до конца дня 24 марта ликвидировать «нештатную ситуацию». Однако в 5 утра 25 марта произошло возгорание грифона, огонь перекинулся на буровую. Общая площадь возгорания составила около 900 кв. м. Из города Атырау и Атырауской области были направлены дополнительные силы. «Пожары данной категории являются достаточно сложными»,— заявил 25 марта председатель комитета по чрезвычайным ситуациям МВД Казахстана Владимир Беккер. В тот же день ситуацию под свой персональный контроль взял новый президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев. Погасить огонь удалось только 28 марта.

В Казахстане заявляют, что еще рано говорить о масштабах ущерба окружающей среде, но добавляют, что он «небольшой», насколько уместно это определение в такой ситуации.
«Департамент экологии проводит мониторинг с 13 марта. Проверяются воздух, вода, почва. Казгидромет тоже мониторит. Ущерба серьезного для населения пока нет. Это происшествие носит локальный характер. Существенный вред для окружающей среды на сегодня отсутствует»,— сообщил журналистам курирующий экологию вице-министр энергетики Казахстана Сабит Нурлыбай.

Минэнерго Казахстана не видит угрозы загрязнения Каспия в результате аварии
Схожей точки зрения придерживается руководитель неправительственной экологической организации «Эко Мангистау» Кирилл Осин. Он пояснил, что размер и масштаб ущерба окружающей среде еще предстоит выяснить. «Ранее были сообщения в СМИ об экологической катастрофе мирового масштаба. Я считаю, это сильно преувеличено. Территория порядка в 1 км длиной и 0,5 км шириной была загрязнена водой, которая выходила из пласта во время аварии. Объем сгоревшего газа и продуктов горения будет установлен позднее»,— сообщил господин Осин.

Руководитель энергетического отдела «Гринпис России» Владимир Чупров считает, что по крайней мере локальный ущерб для окружающей среды есть: «Это выбросы сажи и других загрязняющих веществ. Нужно смотреть, кто был рядом и надышался гарью». Он также указывает, что пока что нет полной информации от надзорных органов и компании о реальных масштабах и последствиях ЧП: «Никто не знает, было ли поступление нефтяной жидкости в воду или нет. Если она все же попала, то нужно следить за направлением и силой ветра, куда потом это нефтяное пятно пристанет. А если был контакт пятна с водоплавающими, то это может иметь самые печальные для них последствия».

Может ли авария на месторождении привести к загрязнению вод Каспийского моря, намерены выяснить и российские специалисты.

«Пока планируем, что делать, как на это реагировать. Будем анализировать ситуацию, выяснять, где отбирать пробы. Усложняет то, что это казахстанская территория. Но будем оперативно реагировать»,— заявил “Коммерсанту” директор ФГБНУ «Каспийский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства» Арсен Мирзоян.

Вице-министр энергетики Казахстана Болат Акчулаков подчеркнул, что перед пожаром буровое оборудование было демонтировано. Он добавил, что этот случай был квалифицирован как нештатная ситуация: «Это не является какой-то огромной техногенной катастрофой». По его словам, сколько авария будет стоить для добывающих компаний, еще предстоит подсчитать. Законодательством Казахстана предусмотрено формирование специальных фондов. «За счет этих денежных средств будет производиться рекультивация территории. Если иное не предусмотрено договором между заказчиком и подрядчиком»,— добавил господин Акчулаков.

По информации заместителя главы «Казмунайгаза» по производству Жакыпа Марабаева, между «Мангыстаумунайгазом» и буровой компанией «Си Бу» заключен контракт и в части возмещения ущерба окружающей среде третьим лицам, расходы ложатся на подрядчика «Си Бу». Господин Марабаев добавил, что не ожидает снижения добычи нефти, так как все добывающие скважины находятся на безопасном удалении.

Господин Марабаев напомнил, что это не первая подобная авария на месторождении «Каламкас». «Газоводопроявление — это очень характерное явление для этого месторождения,— пояснил замглавы "Казмунайгаза".— В 1979 году была очень серьезная авария вплоть до того, что буровая ушла вся полностью под воду». Еще два ЧП были в 1982 году, когда сгорела буровая, и в 2001 году, когда возникли грифоны. «Хочу еще раз сказать, что такие явления — это специфика месторождения "Каламкас"»,— добавил господин Марабаев.