AZN = 35.58 RUB
USD = 60.48 RUB
EUR = 62.88 RUB
Новости дня

A
Дипломат Андрей Бакланов: Роль Южного Кавказа для России растет, но нужно добиться армяно-азербайджанской нормализации

/upload/iblock/da2/da2b6755fcb515b06bb1b22a2d0c4fc6.jpg

Дипломат Андрей Бакланов – «Москва-Баку» о том, как в Москве воспринимают попытки Запада вытеснить России из армяно-азербайджанского урегулирования, ситуации в урегулировании, потенциальном подписании мирного договора и росте значения Южного Кавказа для России на фоне международных трансформаций.

Об армяно-азербайджанском урегулировании

Противостояние Запада с Россией носит всеобъемлющий и системный характер. Мы видим основные, центральные вопросы – это подступ НАТО к границам России, это украинская проблематика. И действия Запада на южнокавказском направлении. Все эти вызовы требуют от России ускоренной реакции, ускоренной проработки ответа, тем более в том случае, когда Запад пытается воспользоваться конфликтной ситуацией, усложнить ее в том или ином регионе.

Логика Запада, его задача заключается в том, чтобы перехватывать у России любые инициативы, будь то инициатива, прозвучавшая на Совете лидеров СНГ в Астане о создании общеазиатской структуры наподобие ОБСЕ, или особая роль Москвы в урегулировании противоречий, конфликта, связанного с Карабахом. На примере армяно-азербайджанского урегулирования еэсовцы, американцы хотят вклиниться в уже выработанные удачные ходы Москвы для того, чтобы самим подсветиться и, самое главное, помешать позитивным действиям России. От Запада не стоит ждать искреннего оказания добрых услуг.

Мы с большим скепсисом воспринимаем инициативы, исходящие от ЕС в вопросе нормализации отношений между Азербайджаном и Арменией. Помним формат Минской группы ОБСЕ, ведь он так и не дал никакого продуктивного элемента. И Азербайджан, разочаровавшись в данном формате, был вынужден в связи с этим пойти по другому пути.

Активные предложения Запада как-то «помочь» не носят искреннего характера, а значит, не могут привести к позитивному результату. Это моя точка зрения, в которой я абсолютно уверен, поскольку она базируется на тех негативных ситуациях, которые наблюдались на протяжении достаточно длительного периода времени.

Как пример, со стороны выглядит не очень, когда такие лидеры как Эмманюэл Макрон пытаются преследовать свои интересы на южнокавказском направлении. В этом конкретном случае вряд ли можно ожидать позитивных подвижек.

Мы же свои усилия в армяно-азербайджанском направлении не навязываем и готовы оказывать свои услуги ровно настолько, насколько это затребовано сторонами. Интерес к нашему посредничеству - дело добровольное. Два года назад во время Второй Карабахской войны в итоге именно российское посредничество, трехсторонний формат взаимодействия дали свой результат.

Мы, в отличие от Запада, никогда не пытаемся блокировать попытки других стран где-то попосредничать, поактивничать, даже если это носит демагогический характер. Идет размывание нашей роли в урегулировании, мы это видим.

О перспективах подписания мирного договора

Я, к сожалению, не вижу сейчас основы для полноценного политического урегулирования между Азербайджаном и Арменией с подписанием долгосрочных документов. Стороны не готовы ни психологически, ни политически. Представляется, что по-прежнему пока стоит сосредоточиться на постепенном пошаговом продвижении реализации тех проектов, которые принесут ощутимую выгоду всем странам региона – и сторонам конфликта, и другим государствам. Это прежде всего разблокирование транспортно-экономических связей. Параллельно нужно вести дело к уменьшению взрывного потенциала, в том числе путем достижения компромиссов, ясности по пограничным вопросам.

На фоне международных трансформаций Южный Кавказ, Каспийский регион становятся еще более актуальными для России регионами. Проанализируем ситуацию последних месяцев – резко возрастает роль каспийской «пятерки», транспортно-логистических вопросов. Эпицентр активности событий фиксируется в районе Южного Кавказа, Каспия. В целом сегодня создается такая конфигурация, когда роль Южного Кавказа на весах приоритетов для России растет.

Большое евразийское партнерство сегодня одна из наших основных линий в разных формах. Мы убеждены, что на перспективу данная концепция, которая находится в центре нашего внимания, может перерасти в Азиатско-Тихоокеанский. Транспортные потоки, новый Восток и новый Запад – отношения между ними будут зарождаться здесь, в Каспийском регионе, в Закавказье. Думаю, если удастся урегулировать армяно-азербайджанский конфликт, регион станет эпицентром нового финансово-экономического развития, мощным центром, но к этому нужно идти.

Кроме того, никакой мир не может быть достигнут, если стороны, и одна, и другая, не откажутся от стратегического курса на ненависть друг к другу. Пока этот курс превалирует. Ничего хорошего это не даст и не позволит региону в целом и странам, о которых мы говорим, реализовать те возможности, которые объективно есть. К миру нужно продвигаться не путем воспитания новых поколений, ненавидящих соседей, а с настроем на то, что рано или поздно все конфликтные вопросы нужно решить.

Если стороны не могут договориться по условиям разблокирования транспортно-экономических связей, по началу процесса делимитации, то с таким подходом ни к какому результату прийти невозможно. Сейчас каждая из сторон кует свое счастье индивидуально. Вопрос – стороны хотят договариваться или обмениваться обвинениями и спорить по принципам? Так спорить можно до бесконечности. Или готовы реализовать тот вариант, который мы предложили и согласовали два года назад – постепенное продвижение через разблокирование транспортно-экономических связей. Когда торговые, логистические аспекты будут давать выгоду сторонам и показывать отход от жесткой конфронтации. Стороны должны проявить политическую волю. И политичеcкая воля должны быть на разных уровнях – не только на уровне политического руководства, она должна поддерживаться общественным мнением.

Приведу в пример ближневосточное урегулирование – что скрывать, у российской стороны все документы готовы. Но в итоге для урегулирования нет условий, политической воли ни руководства, ни общественного мнения. Ситуация на Южном Кавказе во многом похожа.

Для того, чтобы изменилась ситуация, нужно вести переговоры и на уровне первого, официального политического трека, и на уровне общественности. И мы стараемся это делать, создавая при нашем посредничестве платформы контактов на разных уровнях между Азербайджаном и Арменией – экспертном, на уровне азербайджанской и армянской интеллигенций, сейчас создается платформа для трехстороннего межпарламентского взаимодействия.

К сожалению, азербайджанское и армянское общества до сих пор настроены крайне жестко друг к другу. Действует не фактор, подталкивающий к переговорному процессу, а фактор выступающих с псевдопатриотическими позициями.

Мы не скрываем своей заинтересованности в окончательном урегулировании конфликта, хотим, чтобы по периметру наших границ были не конфликты, а комфортное состояние, при котором бы успешно шло экономическое взаимодействие, развивались контакты между общественностью и т.д. Когда же конфликт обостряется, все заняты его разрешением и в меньшей степени вопросами, ведущими к позитиву.

Несмотря на сложности, мы намерены и дальше упорно работать в плане разблокирования создавшейся ситуации.