AZN = 37.66 RUB
USD = 63.89 RUB
EUR = 70.41 RUB
BRENT = 58.92 USD

Почему Москву беспокоят американские биолаборатории в Армении. Эксперт

Почему Москву беспокоят американские биолаборатории в Армении. Эксперт

Олег Белозеров    "Москва-Баку"
09.11.2019 12:28

/upload/iblock/baa/baa38e0335b1103f0b3ec8228c3eca51.jpg

На воскресенье-понедельник намечен визит главы МИДа России Сергея Лаврова в Ереван. Источники в дипломатическом ведомстве ранее сообщали, что в ходе визита Лавров надеется подписать наконец меморандум, в соответствии с которым российским экспертам будет открыт доступ в созданные на деньги США биолаборатории Армении.

Напомним, что премьер-министр Армении Никол Пашинян больше года назад пообещал открыть россиянам доступ в лаборатории, но пока слова не сдержал. Недавно он лишь добавил, что текст соглашения почти готов. По словам премьера, он рассматривает лаборатории как ценный подарок США, а их работа направлена на обеспечение биологической безопасности страны.

Однако до сих неясно, будет ли меморандум подписан. Когда министр иностранных дел Армении Зограб Мнацаканян перечислял пункты повестки визита Лаврова, о судьбе документа он не упомянул, а от вопроса по этому поводу уклонился. «Я не буду комментировать ничего, что находится на этапе переговоров», – отрезал министр.

Скандал вокруг биолабораторий раскрутился после недавнего заявления бывшего министра госбезопасности Грузии Игоря Гиоргадзе. Экс-министр сообщил, что в одной из них, созданных с 2011 года возле Тбилиси, проводятся опасные опыты над людьми. Аналогичные американские лаборатории, как известно, действуют с 2010 года на Украине. С 2016 года три таких центра открылись в Армении.

О том, исчезнут ли опасения Москвы в случае, если меморандум будет наконец подписан, в интервью порталу «Москва-Баку» рассуждает эксперт Российского совета по международным делам Алексей Фененко.

– Алексей Валерьевич, Москва раз признавалась, что ее беспокоит «военная медико-биологическая активность» американцев вдоль границ России. Главный ее аргумент заключался в том, что финансировались такие лаборатории по линии Пентагона. Он выплатил 10 млн. долларов для армянского Национального центра по контролю и профилактике заболеваний. Насколько подозрения Москвы обоснованы?

– Вполне обоснованы – с учетом общего курса сближения Армении с НАТО. С 2005 года у Армении действует программа партнерства с НАТО, с 2015 года она продлена и расширена. Вспомните о практике совместных маневров, практике обучения армянских офицеров в военных академиях стран НАТО. Ничего удивительного в этом нет.

– Будут ли подозрения сняты, если в понедельник Лавров наконец подпишет меморандум?

– Не помню, чтобы хоть раз перед визитом президента или кого-то из видных представителей России армяне отказались хоть от какой-то из своих программ партнерства с НАТО. Не исключено, что и на этот раз дело ограничится устными уверениями со стороны Армении, что ничего особенно ужасного в лабораториях не происходит.

Все биологические исследования – это исследования двойного назначения. Представьте, что мы с вами экспериментируем насчет выращивания более морозоустойчивых видов бабочек, например, всем известного махаона. Это мирная или военная биология? Ее можно трактовать как мирную, а можно трактовать как биологическое оружие, учитывая, какое количество зелени пожирает махаон.

Можно синтезировать какие-то химические элементы для лекарств под видом фармацевтики, а можно их синтезировать для создания химического или биологического оружия. То есть, прежде всего, важна не форма исследований, а тот факт, что сотрудничество проводится по линии армии.

– Но ведь после подписания соглашения специалисты Минздрава и Минобороны России смогут регулярно посещать лаборатории?

– Ну, приведут армяне трех российских врачей, в том числе военных врачей. Покажут им коридоры и отдельные комнаты, скажут, что речь идет о сугубо мирных исследованиях. Например, для фармацевтики или для охоты за садово-полевыми вредителями. В принципе, повторяю, поскольку это всё вещи двойного назначения, то армяне могут спокойно сказать, что ничего опасного для России в этой деятельности нет. А проверить, так ли это, сложно.

– В середине 70-х и Вашингтон, и Москва подписали Конвенцию о запрете бактериологического оружия. Москва с тех пор призывает укрепить эту конвенцию юридически обязательным протоколом. Зам Лаврова Сергей Рябков этим летом посетовал, что работа над протоколом заморожена американцами с начала нулевых годов.

– Не видно никаких предпосылок, чтобы американцы возобновили такую работу. С чего вдруг Вашингтону резко менять отношение к этой конвенции? Да, уже 20 лет – никаких подвижек. Почему они вдруг должны произойти?

– Но зачем это нужно американцам? Многие говорят о бесполезности биологического оружия. Это обоюдоострое оружие, поскольку вирусы невозможно контролировать. Если вы заразите ими население страны противника, рано или поздно эти вирусы доберутся потом и до вашей собственной территории.

– Развитие этого оружия заблокировано со времен Первой мировой войны. Его купировало изобретение антибиотиков. Какой смысл применять бактерии чумы при наличии ампициллина и других сильнодействующих антибиотиков? Пока биологическое оружие 

вообще не состоялось как оружие. Но это лишь пока. Пока не будут изобретены какие-то новые биовирусы – например, модификации гена садовых вредителей. Или пока не будут открыты новые возможности расширения ареала сорных растений. Этим оружием можно незаметно наносить удар по сельскому хозяйству противника и при этом публично говорить о том, что никакого применения оружия и не было. Ну, случайно вредители попали к вам.

– То есть, если оно и будет применяться в будущем, то лишь по экономике противника, а не по людям?

– Да, по сельскому хозяйству. Против человека оно неэффективно, но лишь пока есть антибиотики.