AZN = 37.7 RUB
USD = 63.96 RUB
EUR = 71.92 RUB
BRENT = 72.08 USD

Гендиректор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов: Россия показала Армении, что может в одно мгновение принять жесткие меры по газовой политике

Гендиректор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов: Россия показала Армении, что может в одно мгновение принять жесткие меры по газовой политике

Нана Хоштария    "Москва-Баку"
14.01.2019 14:00

/upload/iblock/9e4/9e4bb5b853b8da2a92a2da7e74c68c44.jpg

Сделку Еревана с Москвой по газу вряд ли можно назвать успешной. Новый Ереван ждал безусловного понижения цены на российский газ со 150 долларов за 1000 кубов, а в итоге получил повышение на 15 долларов. Премьер-министр Армении Никол Пашинян отмечает, что переговоры с российской стороной продолжаются, но не исключает, что каким-то образом может договориться по поставкам газа и с Ираном. О том, скрывается ли политический контекст за повышением Россией тарифа на газ для стратегического союзника и реально ли Армении найти нового поставщика газа, в интервью «Москва-Баку» рассказал гендиректор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов.

54e727cadfa6d946797849_600_400.jpg-Константин Васильевич, новые власти Армении не видят в таком итоге переговоров по газу с Россией ничего провального… и.о. премьера республики подчеркивает, что в повышении цены на газ политического контекста нет. А вы как считаете?

-Безусловно, политический контекст здесь есть, и в истории с Арменией, и в истории с Белоруссией, которые развивались параллельно по довольно схожей схеме, хотя в случае с Арменией речь идет о газе, а с Белоруссией – о нефти и газе. Традиционно стоимость поставок энергоресурсов Россией в ближнее зарубежье связано с предоставлением ею определенной политической скидки.

Напомню, недавно, в декабре на заседании Высшего Евразийского экономического совета в Санкт-Петербурге имел место яркий диалог Лукашенко и Путина, где присутствовал и Пашинян. Лукашенко стал говорить о том, что российский газ, оказывается, дорогой, потому что по версии белорусского президента мы находимся в едином Таможенном союзе и поэтому газ должен продаваться по внутрироссийским ценам. К тому же Белоруссия указывает на свой статус транзитера «голубого топлива» и наличие общей границы.

Речь и правда когда-то шла об определенной унификации энергетических рынков для стран Таможенного союза, но в итоге эта тема оказалась довольно болезненной, и по словам Лукашенко, сегодня не находит в России полного понимания. Действительно, вопрос остается открытым - готова ли Россия поставлять газ своим ближайшим партнерам по внутрироссийским ценам и зачем ей это вообще нужно.

Если говорить конкретно об Армении – то премьер страны Никол Пашинян неоднократно говорил, что вопрос понижения цены на российский газ для его страны является очень важным и чуть ли не первостепенным. Но у руководства Армении (как впрочем и Белоруссии) своя логика – в своих расчетах они ориентируются на внутрироссийские цены на газ. А Москва устанавливает цену для Еревана и Минска, исходя из среднерыночной стоимости поставок для Европы. Если сравнить, получается, что Россия свой газ Белоруссии (129 долларов на 1000 кубов) и Армении (165 долларов за 1000 кубов) продает дешевле всего. Средняя же стоимость поставок российского газа в 2017 году в Европу и Турцию составила порядка 250 долларов за 1000 кубов. Таким образом, выгода Белоруссии и Армении налицо.

Почему же Россия все-таки повысила цену на газ для Армении? В случае с Пашиняном, который пришел к власти как политик, ориентированный на Европу, у России сразу возникает вопрос: а собственно за что тогда мы должны предоставить Армении скидку на газ, которую она просит.

Пашинян ведет себя достаточно радикально и регулярно демонстрирует свою решимость в уходе в сторону Европы и мы знаем массу примеров таких открытых действий. Но с другой стороны, если бы Россия демонстративно подняла цену на газ для Армении, доведя ее до среднего уровня поставок в Европу, конечно, это вызвало бы со стороны Армении дополнительное отторжение и дало бы Пашиняну дополнительный козырь и он мог бы сказать: «Вот смотрите, как ведет себя Россия со своим союзником. Как только в стране пришла новая власть, она взялась за свой «великодержавный шовинизм». В случае с Арменией ситуация у России непростая. Решением о повышении цены на газ Россия демонстрирует свои потенциальные возможности, которые пока еще не использованы, но в случае необходимости могут быть применены. Цену на газ мы вроде бы и не сильно повысили, но повысили, показав, что к вопросу всегда можно вернуться и эта тенденция может быть более быстрой и жесткой. Если бы Россия не повысила цену, то это было бы проявлением слабости. Надо было чуть-чуть надавить, но окошко для возможных телодвижений Армении оставить. Это некий аванс Пашиняну, потому что Путин понимает, что ситуация между Россией и Арменией сейчас непростая и по-другому действовать нельзя.

Поэтому политический контекст здесь налицо. В практическом же плане такое повышение цены для Армении по сути ничего не означает, тем более что в рознице повышения мы пока не наблюдаем.

Традиционно постсоветские лидеры в отношениях с Россией пытаются продать свою политику за экономические преференции. И если у Лукашенко посыл к России такой – не дадите дешевых энергоносителей, мы вообще на Запад уйдем, то у Пашиняна – я и так иду на Запад, но на вас, Россию, чуть-чуть оглядываюсь. И если вы будете мне вставлять палки в колеса, я оглядываться на вас перестану. Чуть-чуть разные ракурсы, но смысл примерно одинаковый.

Москва внимательно смотрит, какие будут дальнейшие шаги Пашиняна. Очень много непонятного в действиях Армении. В республике после парламентских выборов идет формирование властных структур и пока не ясно, какими будут практические шаги нового руководства страны. Сейчас от площадной демагогии Пашинян должен будет переходить к практическому управлению, как это будет выглядеть, думаю, он сам до конца не понимает.

-При этом Пашинян допустил возможность поставок в Армению иранского газа….

-Когда Пашинян говорит: «Мы готовы пойти в Иран» в этом есть элемент экономического лукавства и политического шантажа. Если бы Иран имел возможность поставлять в Армению газ в нужных объемах по цене, меньшей, чем стоимость российского газа, это бы давно произошло. В этом плане заявление Пашиняна мне очень сильно напоминает заявление Лукашенко, который говорил, что мы не будем брать российскую нефть, а будем покупать ее в литовских портах. Россия это слышит 10 лет, в том числе, что Белоруссия будет покупать иранскую, венесуэльскую, какую-то еще нефть. Но почему-то этих закупок мы в итоге и не видим. А почему? Потому что нет для Белоруссии нефти дешевле, чем российская. То же самое с Арменией – нет иранского газа для Армении дешевле, чем российский. И вообще ни логистически, ни экономически никаких поставок для Армении газа из Ирана не просматривается. Это все, конечно, гордые заявления, их делает любой постсоветский политик, говоря: «Мы найдем выход, не сошелся свет клином на России, мы что-нибудь придумаем, но в реальности все равно потом приезжает в Россию и просит сохранить прежнюю стоимость, cохранить скидку».

-Если предположить, что Армения начнет углублять свою прозападную политику, c чем она останется, кто ей будет помогать газом?

-В том-то и дело, что никто. Все эти разговоры про Иран, как я и сказал, являются демагогической конструкцией. Армению в случае серьезного ухудшения отношений с Россией ждут серьезные экономические ограничения, связанные не только с получением газа. Если объективно смотреть на вещи, я с трудом представляю экономическое развитие Армении в отрыве от российского рынка. Никакой альтернативной внятной экономической модели для нее не просматривается. Поэтому красивый политический лозунг «Мы идем в сторону Европы», конечно, может иметь место, но интеграция армянской экономики с экономикой Европейского Союза выглядит довольно призрачной. Грузия это очень ярко показала. Посмотрите на внешнюю торговлю Грузии и вы многое поймете. Основным рынком сбыта для Грузии, как ни крути, все равно осталась Россия. Грузинские традиционные товары в других регионах оказались не совсем востребованы и имеют ограниченный спрос.

-А та история, когда в ноябре в Армении было возбуждено уголовное дело против «дочки» «Газпрома» - «Газпром Армения»… Что вы о ней скажете?

-Это как раз аргументы в диалоге с Россией по газу, которые демонстрирует армянская сторона. Как я и говорил, газотранспортная система в Армении принадлежит «Газпрому» и Ереван тогда решил намекнуть, что может надавить на «Газпром». Но в реальности, честно говоря, и здесь для Армении все непросто складывается – если она попытается серьезно заявить о том, что в работе «Газпрома» есть какие-то нарушения, то есть как-то поспекулировать на этой теме, то может получить в подарок от России серьезные проблемы. Если Армения начнет отжимать российскую собственность, то Россия начнет продавать ей газ по рыночным ценам европейского региона – то есть 250 долларов за 1000 кубов. И для Армении это станет серьезной проблемой. Пока мы видим, что ни к каким реальным последствиям история с «Газпром Армения» не привела. Да, Армения пригрозила вот таким способом, показав, что на собственности России за рубежом можно сыграть. Но до уголовного дела история так и не дошла.