AZN = 37.38 RUB
USD = 63.54 RUB
EUR = 66.36 RUB

A
Когда Азербайджан и Армения подпишут мирный договор. Мнение эксперта Игоря Коротченко

/upload/iblock/632/6326e162653c282a0da2b9c512a8c64e.jpg

Политолог, главный редактор журнала «Национальная оборона» - в интервью «Москва-Баку» о том, когда Азербайджан и Армения подпишут мирный договор.

Без названия (26).png- На днях в интервью национальным СМИ президент Азербайджана отметил, что пока не видит со стороны Армении готовности к подписанию с Баку мирного договора, который бы включал в том числе и взаимное признание странами территориальной целостности. Алиев при этом не исключил, что в перспективе Ереван все же даст положительный ответ, приведя в пример то, что, несмотря на прежние публичные возражения, армянская сторона согласилась на открытие коммуникаций. Какие факторы мешают подписанию мирного договора?

- Премьер-министр Армении Никол Пашинян как политик достаточно хитер и изворотлив. Он понимает, что принятие им тех или иных решений относительно сближения Армении с Азербайджаном способно привести к тому, что его у себя в стране просто поднимут на штыки. Оказаться в такой ситуации он не хочет, стать политическим беженцем – тоже. Глава правительства Армении прекрасно помнит, что произошло осенью прошлого года после подписания им вместе с лидерами Азербайджана и России трехстороннего заявления. Тогда разъяренная толпа ворвалась в офис Пашиняна и, не найдя его там, перевернула все вверх дном и подвергла суду Линча на тот момент спикера парламента (сейчас это глава МИД) Арарата Мирзояна, тот еле выжил. Чтобы такое произошло с ним, Пашинян не хочет, понятно, ему хотелось бы остаться у власти, живым-здоровым, поэтому он будет действовать осторожно и осуществлять шаги в пределах своих возможностей. Это первый фактор.

Второй факт – это закостенелость взглядов армянского общества, которое десятилетиями, а на самом деле больше намеренно кормили ложными представлениями о Карабахе, ложной идеологией, что развило ложные же националистические, сепаратистские взгляды. Как мы видим, все еще звучат некие лозунги, попытки манипулировать так называемым «самоопределением» армян в так называемой НКР. Никакого самоопределения быть не может. Этот вопрос закрыт. Карабах – это Азербайджан. Подписание мирного договора означает признание Арменией территориальной целостности Азербайджана, ее отказ от территориальных претензий к соседям, изменение Конституции. Сейчас власти Армении постепенно объясняют обществу, что мир – это хорошо, что это не армянские земли. С учетом того, как долго армянское общество подвергалось ложному влиянию, процесс движения его к восприятию новой реальности, c учетом очень сильных реваншистских тенденций, будет очень непростым. Прошло не так много времени после окончания войны и подписания трехстороннего соглашения, чтобы армянское общество успело перестроиться. Другое дело, что делимитация, демаркация границы, создание Зангезурского транспортного коридора – это сегодня реальные задачи к реализации для Армении, открывающие для нее хорошие возможности для развития в перспективе.

И еще один фактор, затормаживающий подписание мирного договора. Это непредсказуемость Армении как партнера, как государства. Азербайджан готов к миру с Арменией и на регулярной основе об этом заявляет. Но Армения – это страна, от которой не знаешь, чего ожидать в следующий момент. Она пытается усидеть на нескольких стульях. Дает обещания России, но заигрывает с Западом. Это страна, в которой очень сильны позиции западных некоммерческих организаций. Деятельность их не пресечена, они по-прежнему активно работают. Кроме того, Никол Пашинян – это своего рода политический хамелеон, который в зависимости от ситуации, чтобы выжить, меняет политическую окраску. Не будем забывать и о таком факторе как мировая армянская диаспора. Сегодня армянская диаспора – самостоятельный политический фактор, даже более влиятельный, чем правительство в Ереване. Армянская диаспора во Франции, в США, в России – это самодостаточный политический субъект в принятии, реализации политических решений, которые так или иначе затрагивают Армению. Очевидно, в силу всех этих факторов мы не можем рассчитывать, что Армения будет четко выполнять свои обязательства по мирному урегулированию с Азербайджаном. Но в то же время все заинтересованные в мире на Южном Кавказе стороны должны совместными усилиями стараться помогать Еревану занять более конструктивную позицию. И если многие проблемы будут преодолены, тогда, по всей видимости, будет возможно подписание мирного договора.

- На днях Пашинян создал рабочую группу для реализации проекта железной дороги Ерасх-граница Азербайджана и Мегринского участка и в очередной раз заявил, что Армения по этой железной дороге получит доступ в Иран и Россию, Азербайджан - в Нахчыван. Даже указал на то, что если удастся наладить эффективный диалог с Турцией, то этот проект может получить более широкое значение. Можно ли говорить о шаге Армении к реализации проекта Зангезурского коридора или пока создание такой рабочей группы ничего не значит?

- В определенной степени мы действительно можем сказать, что со стороны Армении - это безусловно практическое решение. Но важно, чтобы решения, которые принимаются, в итоге не саботировались, что часто в Армении происходит… При этом, на мой взгляд, и Армении, и всем заинтересованным в реализации проекта Зангезурского транспортного коридора странам стоит ориентироваться на те мысли, которые высказал президент Ильхам Алиев в недавнем интервью - о том, что такой коридор – это не только железнодорожная и автомобильная дорога, но это проект, в рамках которого могут быть проложены линии электропередач и даже нитка газопровода. Если Армения поддержит такой расширенный вариант реализации Зангезурского коридора, это очень хорошо. В целом, сам факт того, что со стороны Еревана есть подобные «телодвижения» в вопросе разблокирования транспортных связей, внушает осторожный оптимизм.

- Сейчас на большой пресс-конференции министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что между азербайджанской и армянской сторонами на данный момент есть расхождения в вопросе осуществления процесса делимитации. Но глава российской дипломатии четко дал понять, что хватит тянуть, надо брать и создавать рабочую группу по делимитации и в рамках нее уже решать проблемные вопросы…

- Вопрос делимитации сегодня актуализирован, особенно в свете той провокации, которую на днях совершили армянские военнослужащие. В итоге Азербайджан был вынужден произвести ответные меры воздействия, чтобы у Еревана не было больше иллюзий, что подобного рода военные провокации, в результате которых гибнут азербайджанские военнослужащие, сходят им с рук. Данный инцидент еще раз стал серьезным свидетельством того, что в Армении действуют силы реванша и часть армянской элиты пытается снова разыграть карту ОДКБ и втянуть организацию в конфликт на своей стороне. Та решимость, с которой Азербайджан отреагировал на эту вооруженную провокацию, стала сигналом армянским элитам, что подобного рода попытки не пройдут. Очевидно, крайне важно создать рабочую группу по делимитации. И в этом процессе Россия готова сыграть посредническую, консультативную роль. Это реальность. И если Армения хочет мира, значит она должна выполнять свои обязательства, взятые ею на себя ранее. Процесс делимитации неизбежен. И чем скорее стороны приступят к нему, тем будет лучше. Здесь добрая воля пока отсутствует только у Еревана.

И Москва заинтересована в скорейшем решении всех вопросов. Те сигналы, которые направил глава российского МИД, совершенно четко указывают, что Москва привержена всем пунктам трехстороннего заявления и последующих договоренностей. Позиция Москвы в важности их последовательного выполнения неизменна. Мы видим сейчас очень непростую ситуацию на треке переговоров России с США и НАТО. И РФ особенно заинтересована в том, чтобы на постсоветском пространстве, особенно в таком важном регионе как Южный Кавказ, Каспийский регион, установился мир, была спокойная, предсказуемая ситуация.

- То есть получается, Ильхам Алиев был прав, когда недавно заявлял, что, «возможно, источником <…> провокации являются события, произошедшие в последнее время в СНГ» и Армения считает, «что их возможности возросли или же откуда-то могут получить поддержку»… Речь идет о том, что эскалация на границе совпала с событиями в Казахстане.

- Когда президент Азербайджана выступает в публичном пространстве, очевидно, что каждая его фраза продумана. Такая тональность была продиктована результатом комплексного анализа ситуации со стороны Азербайджана.

- Армянская оппозиция упорно пытается показывать, что власти республики что-то скрывают в своих переговорах с Азербайджаном, с Турцией…. Понятно, на то и оппозиция. Но вот сейчас она опять хотела обсудить в парламенте ситуацию с делимитацию, но правящий блок обсуждения заблокировал. Можно ли и этот момент рассматривать как позитивный со стороны властей? С точки зрения движения к миру.

- В Армении идет очень сильная внутриполитическая борьба. Оппозиция атакует Пашиняна, а он в свою очередь стремится сохранить свои позиции. Думаю, логика установления мира и стабильности требует, чтобы Пашинян следовал своим обязанностям как премьер-министра в рамках Конституции, опираясь на правящее большинство. Вот он и проводит в парламенте свой курс. Ведь глава кабмина получил на это мандат. Кто бы как ни относился к премьеру Армении, кто бы как его ни характеризовал, кто бы в чем его ни обвинял – на данный момент Никол Пашинян – легитимный руководитель Армении. У него есть мандат на любые политические действия, которые он сочтет необходимым реализовать, вот он их и реализует. А то, что он отодвигает оппозицию от каких-то неконструктивных шагов, это нормально, это политическая борьба в конституционном поле. Парламентское большинство в парламенте Армении имеет полное право действовать так, как считает нужным. И если большинство не желает обсуждать то, что требует оппозиция, то имеет полное право так поступать.

- Получается, что оппозиция ведет себя совершенно деструктивно. И тоже является тем самым фактором, который блокирует подписание мирного договора между Арменией и Азербайджаном. В частности, сегодня в оппозиции заявили, что спецпредставитель страны на переговорах с Турцией – турецкий агент…

- Если оппозицию послушать, то каждый второй – агент. В политической элите Армении – друг друга обвиняют черт знает в чем. На мой взгляд это показывает крайне низкий уровень политической культуры. Если есть конкретные обвинения, то пусть пишут заявление в Службу национальной безопасности Армении, а та проводит соответствующее расследование. Если данные не подтвердились, то тот, кого обвинили, может требовать сатисфакции через суд.

- Кстати, Азербайджан приветствовал прошедшие 14 января в Москве первые переговоры спецпредставителей Турции и Армении по нормализации отношений. Правда при этом предупредил, что все может двигаться в позитивном ключе, если Армения откажется от реваншистских идей.

- Москва была выбрана как площадка для переговоров спецпредставителей Армении и Турции по нормализации отношений. И Москва, как я и сказал, заинтересована в диалоге, направленном на мир. Вроде бы эти московские переговоры прошли успешно. В свете новых реалий совершенно очевидно, что чем быстрее Армения нормализует свои отношения с соседями, тем будет лучше для всех. И Турция также четко декларирует свою позицию, говоря о том, что условием нормализации отношений между Ереваном и Анкарой является нормализация отношений между Ереваном и Баку. И Турция будет здесь действовать с точки зрения достижения в целом стабильности в регионе.

- Вы выступили за встречу, налаживание диалога между азербайджанскими и армянскими экспертами…

- Я абсолютно убежден, что это необходимо. Потому что аналитики более свободны в своих оценках и в каких-то тупиковых ситуациях могут предложить свои сценарии и варианты развития ситуации. Я, например, считаю, что уже сегодня, не откладывая на потом, необходимо разрабатывать дорожную карту интеграции карабахских армян в азербайджанское общество и получения ими всех прав граждан Азербайджана. Президент Азербайджана дал оценку, что в Карабахском регионе страны проживает примерно 25 тысяч армян. В принципе, это достаточно компактная цифра. Наверное, часть из них - это незаконные вооруженные формирования, сепаратистская администрация – допустим, несколько тысяч человек, а все остальные – те, кого можно интегрировать. Поскольку Минская группа ОБСЕ этим не занимается, экспертное сообщество может начать прорабатывать этот вопрос. Здесь главное исходить из базовых вещей, которые не подлежат обсуждению. А они заключаются в том, что Карабах – это Азербайджан, что никаких сепаратистских образований здесь быть не может. Территориальная целостность Азербайджана не подлежит никакому обсуждению по определению. Исходя из этого принципа, можно выходить на какие-то форматы диалога между азербайджанскими и армянскими экспертами. Если говорить о нормализации армяно-турецких отношений, ту, полагаю, особо чувствительные вопросы надо оставить историкам. А сегодня говорить о настоящем и будущем, а не о прошлом. Вопрос еще в том, в адекватности восприятия реалий армянскими политологами. На днях я беседовал с одним из моих знакомых армянских экспертов. Дело было в Москве. Он армянин, гражданин России. И он мне заявил, что в Армении вменяемых политологов нет… Я удивился и сказал: «Ну как это нет, их же там много, можно же кого-то найти». На что он возразил: «Нет, сами искали, не нашли». Но, на самом деле, я думаю, найти можно.

Главное, чтобы переговорная площадка азербайджанских и армянских аналитиков не превратилась в выяснение отношений, пропагандистское ток-шоу. Нужно спокойно обсуждать реальную ситуацию – что реальность такова и вот надо делать то-то и то-то. Потому что если уже на официальном уровне стартовали переговоры Турции и Армении, то нам на уровне экспертов сам Бог велел обсуждать те или иные инициативы. Надо преодолевать эту затянувшуюся вражду. Так что я выступаю за начало диалога, поиск форматов и площадок и это можно было бы реально претворять в жизнь.