AZN = 37.56 RUB
USD = 63.72 RUB
EUR = 70.5 RUB
BRENT = 58.92 USD
Новости дня

Что скажет СТРОКАНЬ: Черная метка Гарегину Нжде (видео)

Что скажет СТРОКАНЬ: Черная метка Гарегину Нжде (видео)

17.11.2019 00:07

Новый скандал вокруг одного из создателей «Армянского легиона» германского вермахта разбирает политический обозреватель Сергей Строкань – специально для портала «Москва-Баку»

На фоне визита российского министра иностранных дел Сергея Лаврова в Ереван, за которым на этой неделе пристально следили в Москве и Баку, почти незамеченным осталось другое, по своему знаковое событие, произошедшее на Юге России, в городе Армавире Краснодарского края, где проживает многочисленная армянская диаспора. Именно на этой неделе, когда в Ереване звучали заявления о союзнических отношениях России и Армении, в этих отношениях, по иронии судьбы, вновь обнажился давний скелет в шкафу: многострадальная тема Гарегина Нжде.

Произошло вот что: депутат городской думы Армавира Алексей Виноградов совершил громкий политический жест -- проник на территорию храма Армянской апостольской церкви и закрасил черной краской установленную здесь памятную доску сегодняшнему «Национальному герою Армении», одному из создателей «Армянского легиона» германского вермахта Гарегину Тер-Арутюняну, известному как «генерал Нжде».

Официальная реакция армянской стороны последовала незамедлительно и была предсказуемо жесткой. «Выражаем глубокое возмущение в связи c произошедшим в Армавире инцидентом. Эти действия не соответствуют духу армяно-российских взаимоотношений и могут привести к межнациональному напряжению», - говорится в заявлении посольства Армении в России. При этом в армянской дипмиссии сообщили о том, что произошедшее вызвало серьезную озабоченность как в Армении, так и среди представителей армянской диаспоры в России.

Мотивируя свои действия, армавирский депутат пояснил, что пошел на эту крайнюю меру, поскольку 11 ноября истек двухнедельный срок, в течение которого краевые и местные власти, а также представители местного отделения «Союза армян России» обещали демонтировать памятную доску Нжде, но так этого и не сделали. В связи с этим Алексей Виноградов и взял инициативу на себя, вооружившись баллончиком черной краски. 

В то время как армянская сторона называет инцидент актом вандализма, обращает на себя внимание, что никакого дела об административном нарушении возбуждено не было. Российские правоохранительные органы не нашли для этого оснований.

Конечно, можно было бы попытаться представить дело таким образом, будто подобная категория лиц всегда есть в каждой стране мира. Порой экстравагантные поступки совершают и люди, облеченные властью. Но это явно не тот случай: на самом деле, Алексей Виноградов своим поступком выразил то, что сегодня думают и чувствуют в России очень многие, учитывая, что тема фашистских преступлений была и остается для миллионов россиян незаживающей раной без срока давности.

В оценке этой темы нет и не может никаких оговорок и ссылок на обстоятельства, позволяющие сделать исключение из правила, оправдать любое сотрудничество с нацизмом. 

Документальным подтверждением того, что, как Алексей Виноградов, думают многие известные российские политики и эксперты, стало заявление председателя Комитета Госдумы по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками Леонида Калашникова – частого гостя на российском телевидении. Несколько недель назад, рассуждая об армавирской истории, Леонид Калашников заявил: «Я намерен заняться решением этого вопроса лично. Лично отправлю запросы и буду добиваться демонтажа. Будем бороться, будем заниматься!». «Для меня, как человека, возглавляющего комитет Госдумы по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками, памятная табличка в честь Гарегина Нжде – это как красная тряпка. Пока ее не ликвидирую, я не успокоюсь», -- продолжал Леонид Калашников.

Знаю Леонида Ивановича лично, не раз становился свидетелем проявления его принципиальности и твердости характера. Поэтому вполне допускаю, что окажись он в эти дни в Армавире, Леонид Калашников мог бы сделать нечто подобное тому, что совершил его коллега Алексей Виноградов.

Нельзя не заметить, что все это произошло сразу после того, как российский министр иностранных дел Сергей Лавров покинул Ереван, где было приложено немало усилий для того, чтобы продемонстрировать, что в оценке событий Великой отечественной войны, которые сегодня дают в Москве и Ереване, нет никаких расхождений, никаких двусмысленностей.

Сергей Лавров и его армянский коллега Зограб Мнацаканян посетили выставку, посвященную Победе над фашизмом, и сделали на церемонии ее открытия важные заявления.

«9 Мая -- наш общий праздник, а также наша общая история о том, как мы вместе сражались и шли к общей победе. Победа в Великой Отечественной войне является достижением всех народов бывшего СССР и стран антигитлеровской коалиции. Поэтому для нас недопустимы любые усилия и попытки исказить правду о войне», -- отметил Зограб Мнацакаян, напомнив о том, что на фронтах Великой отечественной воевали «600 тысяч сыновей армянского народа из Армении, из союзных республик и из диаспоры и половина из них не вернулись с поля брани».

Ровно месяц назад, на саммите глав государств СНГ в Ашхабаде, где обсуждались вопросы отношения к истории, и в частности, к событиям Великой отечественной войны, между лидерами Азербайджана и Армении произошла ожесточенная полемика. Ильхам Алиев и Никол Пашинян так и не пришли к общему мнению – каждый остался при своем. 

Ильхам Алиев тогда говорил об уникальной роли Азербайджана в разгроме фашистов и даже рассказал малоизвестную историю о том, как Гитлеру принесли торт, на котором было написано «Баку», в торте было углубление, а в нем -- жидкий черный шоколад, символизировавший нефть.

Однако когда Ильхам Алиев напомнил, что в центре Еревана сегодня стоит шестиметровый памятник Гарегину Нжде, которого он назвал палачом и коллаборационистом, сотрудничавшим с фашистами, Никол Пашинян эмоционально возразил азербайджанскому коллеге, заявив следующее: «Правда в том, что Гарегин Нжде боролся против турецкой оккупации! А в 1918 году вместе с советскими офицерами руководил очень важным участком фронта в армяно-турецкой войне!».

Приведу свидетельство лично присутствовавшего на встрече в Ашхабаде специального корреспондента российской газеты «Коммерсантъ» Андрея Колесникова, который описал произошедшую коллизию так: «Никол Пашинян от избытка чувств вдруг бросился в защиту Гарегина Нжде, и вряд ли ему следовало это делать. Бессмысленно спорить с тем, что этот человек действительно сотрудничал с нацистской Германией».

И вот, через месяц после перепалки на саммите СНГ в Ашхабаде и прозвучавших в Ереване уже после этого, в ходе визита Сергея Лаврова, правильных слов про общий праздник и общую Победу, неожиданные драматичные события в Армавире и официальная реакция на них армянской стороны напомнили о том, что старый скелет в шкафу где был, там и остался.

В то время как в Москве и Баку считают Нжде пособником фашистов, в Ереване продолжают стоять на своем: руки прочь от нашего национального героя. В распространенном в этом году докладе МИД России, озаглавленном «О ситуации с героизацией нацизма», говорится о предпринимаемых в Армении шагах по «увековечению памяти такого неоднозначного политического деятеля националистического толка, как Гарегин Нжде, в отношении которого имеется информация о сотрудничестве с Третьим рейхом». Но в Ереване с этой оценкой, судя по всему, будут не соглашаться и дальше.

А ведь вкратце суть этого неоконченного спора выглядит так. Одна сторона говорит другой: вот был такой исторический персонаж, который в годы Второй мировой войны сотрудничал с нацистами и осуществлял политическое руководство «Армянским легионом» вермахта, который, по данным архивных материалов, проводил карательные операции в Крыму. Давайте его осудим и тем самым подведем черту под трагедией Второй мировой.

Но не тут-то было. На это другая сторона возражает: «Еще за четверть века до Второй мировой войны Нжде стал автором учения о национальной идентичности армянского народа и боролся с турками». Но ведь на самом деле с этим никто и не спорит. Защитники Нжде в Ереване не понимают или делают вид, что не понимают того, что на самом деле речь идет о другом.

А именно, речь идет о той роли, которую Нжде играл не в 20-е, а в 40-е годы прошлого века.

Если кто-то продолжает не понимать, приведем еще одну аналогию, чтобы всем все окончательно стало ясно.

Был такой военачальник, фельдмаршал Карл Маннергейм, который в годы Первой мировой войны в составе русской армии доблестно сражался с немцами, а до этого на Дальнем Востоке участвовал в сражении с японцами, и, между прочим, стал георгиевским кавалером и генерал-лейтенантом русской армии.

Но при этом была ведь и финская война -- помните ту самую линию Маннергейма? Была блокада Ленинграда, в которой тот самый бывший георгиевский кавалер Маннергейм сыграл далеко не последнюю зловещую роль. И, наконец, сохранилось фото 1942 года, на котором в день своего 75-летия Карл Маннергейм позирует с Адольфом Гитлером. Все это было, историю не отретушируешь, страницы из неё не вычеркнешь. Придет ли сегодня кому-то в голову в России, вспоминая события столетней давности и оставляя за скобками Вторую мировую, назвать его Маннергейма национальным героем независимой России? Конечно, нет.

В общем, история генерала Нжде, судя по всему, так и останется старой занозой или скелетом в шкафу российско-армянских отношений, вызывая закономерные вопросы о том, как совместить все это со звучавшими на этой неделе заявлениями об общей памяти и общей победе. Остается понять, когда в очередной раз распахнется шкаф и обнажится все тот же скелет.